`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Бойд Девис, Intel: «Главное – не число ядер, а общая производительность системы»

Статья опубликована в №18 (729) от 25 мая

+44
голоса

Нынешней весной события в сегменте серверных процессоров развиваются весьма динамично: оба ведущих производителя почти одновременно вывели на рынок свои новинки. Поэтому нашу встречу с г-ном Бойдом Девисом (Boyd Davis), маркетинг-менеджером Intel по серверным продуктам на глобальном уровне, мы начали с обсуждения сложившейся ныне ситуации. Ведь едва ли не впервые главный конкурент корпорации вырвался вперед по числу ядер в своем флагманском чипе.

Расскажите о принципах сегментации вашей линейки и отличиях входящих в нее моделей от предложения вашего основного соперника.

Бойд Девис, Intel «Главное – не число ядер, а общая производительность системы»На современном этапе развития считается, что формально более быстрым должен быть процессор с большим числом ядер, но, на самом деле это не всегда так. С одной стороны, мы рассматриваем увеличение количества ядер в серверных чипах только как одно из условий высокой производительности, но с другой – разработаны технологии на аппаратном уровне, существенно влияющие на производительность. А она определяется и другими факторами, которые проявляются только в тестах на реальных приложениях. Кроме того, не стоит забывать о лицензировании по числу ядер во многих приложениях, поэтому мы стараемся сохранить максимальные показатели быстродействия, используя минимально необходимое количество ядер.

Также одними из ключевых требований к серверам являются энергоэффективность и расходы на эксплуатацию. Все эти факторы определяют совокупную стоимость решения. Таким образом, имеет смысл оценивать продукт не по числу ядер, а по общей производительности, ведь, согласитесь, ситуация, когда большее количество ядер обладает меньшей продуктивностью, – не лучший вариант для заказчика.

В сегменте серверов мы лидируем уже несколько лет подряд и надеемся, что наша продуктовая линейка позволит удержать достигнутые позиции. В этом нам в первую очередь должен помочь новый чип Xeon 5600 в секторе двухсокетных систем. А процессор, ориентированный на платформы с двумя, четырьмя, восемью и большим количеством CPU, Nehalem-EX, уже установил новый мировой рекорд в производительности серверов. Мы обещаем клиентам, что с нашими технологиями они получат наибольшее быстродействие. Замечу, что в наших новинках на аппаратном уровне реализованы функции шифрования, а это неотъемлемая составляющая, например, решений для создания интернет-магазинов.

Что вы можете сказать относительно изменений в позиционировании Intel Larrabee? Было много разговоров о том, что данная архитектура будет использоваться в серверном сегменте.

Клиенты проявляют огромный интерес к Larrabee. Напомню, изучив рынок, мы пришли к выводу, что появление данного продукта в сегменте графических акселераторов не будет экономически оправданным для нас. Поэтому сейчас идет процесс разработки обновленной версии Larrabee на базе оригинальной микросхемы. Мы будем тесно сотрудничать с по­требителями, чтобы в максимально короткие сроки понять, какой именно продукт им необходим.

Идет ли речь о создании специального сопроцессора? На них есть спрос в целом ряде сфер: бизнес-аналитике, финансах и т. д. Какова ваша стратегия?

У нас уже довольно давно существуют сопроцессоры и акселераторы, использующие архитектуру Intel. Сегодня в области серверов наблюдается, например, спрос на решения, обеспечивающие повышенную безопасность хранения и передачи данных. Но мы все же считаем, что главное – это развитие и улучшение самой платформы Core, у которой ныне есть огромный потенциал для расширения функ­циональности. Вы увидите, что со временем в ней появится значительно больше возможностей благодаря эволюции аппаратной части. Так, уже в ближайшем будущем вероятно дальнейшее пополнение системы ­команд для главного процессора. Это позволит разработчикам быстрее справляться со своими задачами, кроме того, таким образом мы сможем уменьшить стоимость серверов и понизить их энергопотребление. Мы будем стараться, чтобы план развития семейства Xeon отвечал всем потребностям пользователей.

Тем не менее наиболее мощный на сегодня сервер построен на базе  Intel Xeon и графических карт ATI, применяемых в качестве сопроцессоров. Так может быть, будущее все же за акселераторами, соответствующими специфическим нуждам пользователей?

В случае использования графической карты, которая ускоряла бы вычисления, задача программирования становится очень непростой, так как требуется обращение к ресурсам аппаратного обеспечения на низком уровне. Это возможно лишь с помощью специфических инструментов, тогда как программисты отдают предпочтение более продвинутым языкам в сочетании с широко распространенными компиляторами. Кроме того, задействуя акселераторы, необходимо отчетливо представлять себе их архитектуру. Для ряда случаев это, безусловно, отличное решение, однако для массового продукта разумнее использовать программирование высокого уровня.

Архитектура Larrabee хорошо известна широким кругам специалистов, так как является, по сути, обычным x86-процессором. Это решение найдет свою дорогу к заказчикам, требующим неких особых подходов, да и привычные пакеты программирования высокого уровня здесь вполне приемлемы. Ведь вам не нужно думать о том, через какие именно регистры пересылать данные и как они должны быть отформатированы. В этом направлении мы и собираемся работать с партнерами, дабы развивать технологию акселераторов, способных удовлетворить специфические запросы. Но при этом будут идти и работы в области инноваций для платформы Xeon, ориентированной на широкое применение. Здесь мы сотрудничаем с клиентами,чтобы понять, насколько рынок созрел для мультиядерной архитектуры.

Многие выражают энтузиазм по поводу увеличения скорости вычислений в десять раз благодаря использованию акселератора. В ответ мы предлагаем им провести оптимизацию своих пакетов с помощью самых свежих версий соответствующих компиляторов и библиотек с поддержкой многопотоковости. В этом случае будет достаточно использовать процессор Xeon 5600, который справляется с решением задач любого уровня сложности (разумеется, при условии их распараллеливания) не хуже самого лучшего графического акселератора. Я уверен, что возможности Xeon и в дальнейшем будут соответствовать огромному спектру запросов, включая те, в которых необходима максимальная производительность. Тем не менее акселераторы мы не упускаем из виду.

Сегодня, в эпоху мультиядерных систем, приложения должны быть оптимизированы для исполнения в многопотоковом режиме. Естественно, необходимы и шаги по осуществлению параллелизации более старых приложений, которые не поддерживают многопотоковости. Что делает Intel в данном направлении?

Компания очень давно работает с индустрией ПО, продвигая идеи параллелизма, так как мы предвидели, как она будет развиваться. Однако существует большая разница между созданием специализированных решений на базе этой технологии для отдельных чипов и формированием общей системы команд для массового продукта, каковым являются наши серверные процессоры. Понятно, что первый подход окажется полезным для тех клиентов, в задачах которых данные хорошо структурированы. Однако пользователям, как правило, важнее такой показатель кода, как его долговечность (longevity), чем оптимизация под какую-то специфическую платформу для достижения максимальной производительности. Индустрия, безусловно, пойдет по пути параллелизма, но помимо этого, массовый сегмент будет стремиться к использованию более простых и целостных платформ.

Бойд Девис, Intel «Главное – не число ядер, а общая производительность системы»Так сколько же ядер должно быть в серверном процессоре? Имеет ли смысл продолжать эту гонку, достигая десятков ядер в одном чипе?

Сегодня нашим самым мощным CPU является восьмиядерный Xeon 7500, каждое ядро которого способно обрабатывать по два потока (по технологии Hyper Threading). В одной системе, оснащенной нашим же стандартным контроллером памяти, может быть до восьми таких процессоров. Таким образом, не исключен вариант, когда в одной системе с терабайтом памяти будет одновременно обрабатываться 128 потоков. Как вы понимаете, это очень производительная платформа. Вместе с тем растут и запросы к серверам. Так, наш ИТ-директор Дайен Брайент (Diane Bryant), выступая на CeBIT 2010, отмечала, что объем данных в Intel увеличивается в год на 35%. Необходимы огромные вычислительные ресурсы, чтобы проводить бизнес-анализ всей этой информации. Недавно мне довелось побывать в офисе крупной европейской нефтяной компании. Там утверждают, что скорость поиска месторождения нефти и стоимость ее добычи напрямую зависят от увеличения производительности вычислительных систем.

Другой пример компании, объем данных которой постоянно растет, – Facebook. В настоящее время этой социальной сетью пользуются более 350 млн. Рост у этого ресурса экспоненциальный, и он продолжается. Индустрия является двигателем прогресса и дает понять, насколько вычислительная мощь сегодня востребована.

Но хочу подчеркнуть еще раз: когда мы говорим о росте быстродействия, оно не обязательно должно обеспечиваться увеличением числа ядер. Если «приправить» их технологиями Turbo Boost и Hyper-Threading, это даст намного более высокую производительность для системы в целом, что является самым главным для пользователя.

Увидим ли мы в массовом производстве сервер с 48 ядрами в чипе, ­который был продемонстрирован Intel на CeBIT 2010?

Наши разработчики показали, что это возможно, хотя ныне речь идет лишь об интересном исследовательском проекте, а не о коммерческом продукте. Мы будем продолжать работать над инновациями. 48 ядер в массовом сегменте – почему бы и нет? Наши инженеры занимаются только самыми сложными проблемами, и, безусловно, 48 ядер на одной микросхеме – это невероятное достижение. Оно дает нам огромный потенциал для дальнейших разработок.

В связи с ростом количества ядер возникают проблемы со скоростью их взаимодействия друг с другом. Будет ли достаточно той полосы пропускания используемого ныне канала QPI при увеличении числа ядер до нескольких десятков, а то и сотен?

У нас ведутся интенсивные исследовательские работы в области межпроцессорных соединений, которые наверняка найдут применение и в архитектуре самих чипов. Пример с 48-ядерным процессором весьма показателен в этом плане. Поэтому мы работаем и над применением оптических колец в чипе, и над проблематикой 10 GE с низкой латентностью, и над другими технологиями. В фокусе нашего внимания и такое узкое место, как интерфейс с накопителями на жестких дисках или энергонезависимой памяти. Мы продолжаем инвестировать в переход индустрии с DDR2 на DDR3 и со второго поколения PCI Ex­press на третье. Intel вообще сконцентрирована на построении целостной платформы, ведьона знает, что только таким образом сможет обеспечить пользователям лучший результат на уровне их приложений. Однако есть еще немало нерешенных проблем, стимулирующих нас к дальнейшему развитию.

Что вы можете сказать относительно Itanium?

В данной линейке у нас много хороших продуктов с большой долей на рынке RISC UNIX, которые использует HP и очень довольна ими. Мы будем фокусироваться на них и в дальнейшем, поскольку этот продукт позволил нам многое понять. И знания, полученные от продвижения Itanium, помогают нам лучше осознать, в каком ключе следует развивать Nehalem EX.

Хотелось бы также отметить, что в феврале нынешнего года мы анонсировали модель Itanium 9300, известную прежде под кодовым именем Tukwila. Напомню: в ней интегрированы такие же интерфейс QPI и контроллеры памяти и ввода/вывода, что и в Xeon 7500. Но это не слияние технологий! Просто экономичность Xeon находит применение и в Itanium, а надежность при выполнении критических задач (mission critical capability) переходит от Itanium к Xeon. Мы продолжим инвестировать в оба направления, так как они очень перспективны: если Itanium является идеальной платформой для ОС HP UX, то Xeon хорош для своих приложений. И обе эти линейки будут сосуществовать до тех пор, пока используется ПО для ОС UNIX. 

Каково ваше отношение к серверам, основанным на чипах Atom?

На мой взгляд, это нишевое решение, например, для службы видеонаблюдения или каких-то иных встраиваемых систем, где не предъявляется высоких требований к производительности. Достаточно сказать, что на CeBIT 2010 мы анонсировали целый ряд решений на Atom, включая так называемый домашний сервер, представляющий собой NAS начального уровня.

Вообще я весьма позитивно оцениваю серверы на базе Atom, хотя по своей сути они все же не являются полноценными. Ведь когда мы говорим о сервере, то подразумеваем серверную ОС с высокой степенью надежности, даже если речь идет о решениях начального уровня, оснащенных ECC-памятью и т. д. На самом деле индустрия не очень заинтересована в Atom-серверах, хотя ажиотаж вокруг них в прошлом году был огромным. Но в результате продали их не так уж и много, так как они оказались не слишком выгодными для пользователей. Тем, кому нужны серверные приложения, следует иметь в виду, что цена самой платформы составляет лишь малую часть в общей стоимости владения.

Что вы можете сказать о последних процессорах IBM семейства Power 7, которые являются прямыми конкурентами Tukwila?

Безусловно, Power 7 – это инновационный продукт, но с точки зрения стоимости системы комбинация Xeon и Itanium представляет собой лучший выбор для большинства потребителей по соотношению цена/производительность.

В последнее время в ­индустрии высокопроизводительных вычислений (HPC) все большее распространение получает архитектура x86. Неужели ей нет ­альтернативы?

Сегодня об этом ведется много разговоров, но реалии таковы, что внедрить какие-то коренные изменения не так просто. Вспомните начало 90-х годов прошлого столетия, когда RISC-процессоры только вышли на рынок. CISC как технология на тот момент уже изживала себя, так как не имела перспектив развития, поэтому мы начали использовать конвейеры и параллельную обработку инструкций внутри самого процессора. А это как раз и были RISC-технологии. Они дали хорошие результаты, но их программная база оказалась несовместимой с существующими технологиями.

Когда же мы добились обратной совместимости такого чипа и добавили новые инструкции, процессор стал более похож на своих CISC-предшественников. Идея отказаться от старой технологии и внедрить новую, гораздо более перспективную, – это своего рода миф. Вы можете все теоретически сформулировать, однако не исключено, что в реальной жизни у вас появятся проблемы с совместимостью огромного парка существующих программ. Мы сделали очень много, чтобы соответствовать современным запросам рынка, и считаем, что в состоянии обеспечить высочайшую производительность. Например, сделать массовыми петафлопные вычисления, которые оказались весьма востребованными. Ученые, использующие HPC-решения, не могут до­ждаться, когда появятся системы, способные как можно быстрее декодировать ДНК, находить нефтяные залежи, лечить рак, предсказывать стихийные бедствия.

Мы не будем останавливаться в развитии, чтобы работать только над совместимостью технологий, а будем идти вперед, увеличивая производительность.

+44
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT