Новости проекта

  • 14.11.16Период регистрации для участников BEST CIO 2016 продлен
    подробнее »
  • 26.08.16Открыта регистрация на BEST CIO 2016. Приглашаем ИТ-директоров!
    подробнее »
  • 31.01.16Определены победители BEST CIO 2015
    подробнее »

все новости

Архив номеров

Николай Довженко, «Инком»: «Ждать конца кризиса или достижения „дна” – занятие абсолютно неконструктивное»

5 октября 2009 г., 19:03

С экономической рецессией неразрывно связаны существенные изменения, произошедшие в сегменте системной интеграции украинского ИТ-рынка. Смена приоритетов у заказчиков привела не только к сокращению объемов продаж, но и к реформированию предложения поставщиков. С вопросами, касающимися этой актуальной темы, мы обратились к Николаю Довженко, вице-президенту компании «Инком».

Николай Довженко, «Инком» «Ждать конца кризиса или достижения „дна” – занятие абсолютно неконструктивное»
Николай Довженко, «Инком»: «Ждать конца кризиса или достижения „дна" – занятие абсолютно неконструктивное»

Как можно подытожить минувшие девять «кризисных» месяцев на рынке системной интеграции?

Отправной точкой правильнее было бы считать не 1 января 2009 г. и не 1 ноября 2008 г., а начало августа или даже конец июля прошлого года.

То есть уже тогда ситуация стала меняться в худшую сторону?

Да, и в первую очередь это коснулось металлургии. Позже возникли проблемы в других отраслях. А с началом серьезных курсовых колебаний ситуация только усугубилась. В таких условиях рынок прекращает развитие, заказчики, даже если не испытывают финансовых затруднений, замирают в ожидании....

А дальше просто началась цепная реакция, и львиная доля проектов остановилась? Но, видимо, есть направления, по которым продолжается какая-то активность?

Безусловно, например безопасность. Все плановые регламенты или аудиты предприятия проводят. Более того, в кризис увеличилось количество проблем, требующих внимания. Так, следствием ухудшения криминогенной обстановки является рост спроса на решения информационной и физической безопасности (контроль доступа, охрана, видеонаблюдение).Еще одно направление – системы, которые облегчают работу бизнеса. Клиенты стали очень требовательными в постановке задач. Их интересуют отраслевые решения, а также «заточенные» под определенную задачу бизнеса. Скажем, не просто контакт-центр, а collection – система для мониторинга и взыскания задолженностей; не ERP, а решение по бюджетированию. Есть некое заблуждение о том, что на системы управления предприятием сейчас полностью исчез спрос. Это не так, просто изменились требования заказчиков.

Клиент сегодня не желает внедрять что-то для проформы или пребывать в долгом ожидании – он хочет сразу получать нужный ему результат. Инвестиционный период сжался до минимума.

К примеру, раньше был большой спрос на такие проекты, как построение ЦОД, но они сопряжены со значительными инвестициями и трудозатратами. Безусловно, в рамках долгосрочной перспективы эти вложения окупаются, но сегодня не многие компании имеют длительный цикл планирования. Поэтому количество подобных проектов сократилось до минимума. Практически полностью заморожены те, что связаны с развертыванием сетей. Если взять нашу компанию, то у нас сетевое направление до кризиса росло быстрее, чем серверное и все остальные, сейчас же падение здесь самое значительное. Почему? Филиалы в стране сегодня никто не развивает, число рабочих мест не увеличивает. Но зато появился спрос на так называемые ИТ-сервисы. Помимо той же безопасности (мониторинг, антиспам), это системы видеоконференции, унифицированных коммуникаций. Что-то схожее происходит и в серверном сегменте. Количество закупаемых серверов существенно сократилось. Но при этом если число транзакций уменьшается, то объемы данных растут, соответственно, докупаются хранилища. Кроме того, повышается спрос на специализированное ПО, которое более эффективно производит какие-либо процедуры.

Можно ли говорить таким образом, что долгосрочных проектов сегодня нет?

В корпоративном сегменте их немного. Но есть еще, скажем, проекты в рамках Евро-2012. Это инвестиционные программы, которые позволяют выживать целым отраслям в городах, где идет строительство.

А там есть и ИТ-составляющая?

Конечно, стадион – это бизнес-проект, нужно продавать десятки тысяч билетов, соответственно, необходима СRM-система и т. д. Да и только внутренняя инфраструктура – это 300 рабочих мест, две серверных (центральная и резервная), система коммуникации и многое другое.

Большинство государственных стадионов так не строят, там основная часть средств идет в «бетон». Но и они, я уверен, рано или поздно к этому придут – то ли под давлением УЕФА, то ли в силу бизнес-необходимости.

Стоит также отметить, что не сворачиваются работы по проектам, финансируемым Мировым банком. Эти тендеры касаются главным образом госсектора и очень редко – бизнеса. Есть и программы, которые инвестируются вендорами, например Cisco Сapital, но это, пожалуй, единственный производитель, развивающий финансовые проекты.

Николай Довженко, «Инком» «Ждать конца кризиса или достижения „дна” – занятие абсолютно неконструктивное»А сами вы не предлагаете специальные программы для клиентов, возможно, лизинг или кредитование?

Да, такие у нас есть. Из других весьма интересных и перспективных направлений выделю подход, когда мы в ЦОД размещаем свое оборудование, устанавливаем на него необходимое заказчику ПО, от почтовой системы до SAP, а клиент вносит лишь абонплату за поддержку определенного количества рабочих мест. И сейчас у нас есть три пилотных проекта по этому направлению. Подобное предложение позволяет компаниям существенно сократить капитальные затраты и легко адаптировать к ситуации нужное количество рабочих мест.

При этом у нас есть ряд проектов по стандартному аутсорсингу ИТ-услуг. Например, совместно с IBM мы ведем сервисные контракты для пивзаводов «САН ИнБев Украина» (ТМ «Черниговское», «Рогань») – именно с него мы стартовали четыре года назад. Есть несколько программ и в банковском сегменте.

Но это скорее на корпоративном уровне, а как обстоят дела в сегменте SMB?

Методы, используемые нами для работы в больших структурах, в средних требуют адаптации. Думаю, что раньше 2010 г. эти услуги для SMB мы выводить не будем.

А что сейчас с филиалами «Инкома» происходит? В каком режиме они работают?

На деятельность каждого филиала в целом влияют два фактора. Первый – положение с бизнесом в регионе, т. е. состояние предприятий, жизнедеятельность которых остро сказывается на том, как чувствует себя область. Второй – личные качества руководителя, его умение оперативно реагировать на ситуацию и адаптироваться к новым условиям. Скажем, в Донецке, при том, что работа промышленных предприятий заморожена, а именно они были основными заказчиками до кризиса, план перевыполнен. В текущем году этот регион также в числе лидеров по продажам. Филиал вовремя переориентировался. Можно даже сказать, что рецессия по этому подразделению вообще не ударила. Или возьмем сумской филиал, где в прошлом году сделано 200% плана продаж, и в нынешнем намечается перевыполнение. В Сумах расположена Банковская академия при НБУ, а Нацбанк продолжает развитие своих вузов. Кроме того, в этом регионе удалось наладить продуктивное взаимодействие со строительными компаниями, а вопреки устоявшемуся мнению, многие из них продолжают работу и ведут сложные объекты. Но с другой стороны, есть регионы, где вообще все стоит, например Кривой Рог. Там у нашей компании одно из самых больших падений продаж.

Тем не менее, согласно разным источникам, металлургия постепенно восстанавливается?

Да, определенные позитивные признаки есть. Уже три месяца предприятия горно-добывающей отрасли работают со 100%-ной загрузкой. У металлургов существует план заказов на 8 месяцев вперед. ИТ-отрасль пока еще не чувствует этого, поскольку компании в первую очередь возвращают крупные кредиты, взятые под модернизацию и развитие. Когда данные вопросы будут решены, металлургические и горнорудные предприятия вновь начнут инвестировать в ИТ. А это, как известно, один из крупнейших заказчиков на нашем рынке.

Были ли закрытия филиалов или серьезные сокращения?

Собственно у нас было две волны реструктуризации, и обе мы провели в прошлом финансовом году (до 1 апреля 2009 г.). Штатное расписание на год текущий формировалось, исходя из планируемых доходов. Пока все выполняется, и перспективы, я считаю, весьма оптимистичные.

Реструктуризация затронула и филиалы, здесь также было оптимизировано штатное расписание. Кроме того, по отдельным должностным позициям мы перераспределили обязанности сотрудников так, чтобы у них не упали зарплаты. И сегодня все 30 филиалов «Инкома» являются прибыльными и представляют собой одно юридическое лицо, хотя каждый имеет свой баланс доходов и расходов. В качестве дотаций со стороны центрального офиса можно рассматривать затраты на поддержание групп инженеров.

Нынешние условия заставили нас изменить и оплату работы продавцов: мы перевели их на персональную систему мотивации, когда все зависит от реальных продаж. У кого-то при новой системе доходы существенно выросли, с некоторыми сотрудниками пришлось попрощаться, поскольку продаж не было вообще. В целом по компании фонд зарплаты сократился, но, по моим оценкам, стал более справедливым.

А какие направления сократились максимально?

Как я уже упомянул, сокращение в основном коснулось продавцов. И частично – производственных специальностей (монтажников, сборщиков). Но наш «золотой фонд» – инженерный состав – мы сохранили практически без изменений. Может быть, сейчас они загружены не на все 100%, но мы используем этот освободившийся резерв в других направлениях. Например, «Инком», наверное, одна из немногих украинских компаний, которая в кризис инвестирует в R&D. Мы говорим о создании самостоятельного подразделения «Техническое развитие» с достаточно большим бюджетом и штатом 6 человек. При этом в нашей матричной системе каждый инженер мотивирован, чтобы участвовать и в исследовательской деятельности. И задача данной структуры – не только создавать новые ноу-хау, но и координировать все R&D-работы в рамках компании.

Но у вас ведь и раньше велись подобные работы?

Безусловно, но все было довольно стихийно. В настоящий момент мы формализуем эти процессы.

Давайте вернемся к общим вопросам. Какова ситуация в целом на рынке системной интеграции? Этот сегмент отличается высоким уровнем инертности, и понятно, что в нынешних условиях неопределенности ему приходится сложнее всего.

Я бы отметил, что трудностей добавляет еще и то, что проекты достаточно трепетно создаются, даже для того чтобы защитить саму идею, нужно много поработать. Когда компании верстают бюджет не на год, а поквартально, работать становится сложно вдвойне. Нужно также учитывать, что пики кризиса приходились на самое урожайное для ИТ-сектора время – осень. Что происходит и сейчас – курс доллара плывет, и это отнюдь не добавляет определенности в сегменте системной интеграции. Сезонное нарастание кризиса, приходящееся на осень, просто убийственно для ИТ-отрасли. Что касается компаний, работающих в секторе, то их уровень не стал менее профессиональным. Все лидеры рынка сохранили своих инженеров, свои компетенции и статусы.

Ожидается ли дробление компаний? Или более мелкие поднимутся до уровня средних, а крупные потеряют свои позиции?

Конечно же, изменения будут. Какие? Сказать сложно. В период кризиса всегда создаются предпосылки к изменениям и новые возможности. Становятся более значимыми компетенция и наработки в узких нишах. Есть небольшие компании, которые по обороту могут быть сейчас сопоставимы с лидерами рынка. Кстати, мы недавно открыли филиалы в Казахстане и Беларуси. Например, в Казахстане ряд крупных интеграторов закрылись и на их месте образовались новые. На казахском рынке «Инком» сегодня – как раз одна из таких начинающих компаний.

Николай Довженко, «Инком» «Ждать конца кризиса или достижения „дна” – занятие абсолютно неконструктивное»Вы приобрели в этой стране компанию?

Скорее грамотных специалистов. Покупка компаний на рынке системной интеграции, как правило, особого смысла не имеет. Можно приобретать команду, но материальные активы особой ценности не представляют.

А нет ли сейчас признаков усиления региональных компаний?

Все зависит от того, как быстро ты отреагировал на возникшие условия. Вот, скажем, появился в стране бюджет на Евро-2012. Если компания сумела использовать представившуюся возможность, она на коне, независимо от того, региональный это игрок или столичный. А если еще окажешься мудрым и сможешь правильно распорядиться появившимися финансами, тогда в 2011–2012 гг. твоя компания может стать лидером. В начале кризиса в прошлом году глава Microsoft Стив Балмер разослал письмо сотрудникам, в котором сообщил, что не кризис наступил, а просто изменились время и правила игры. И ждать конца кризиса – занятие абсолютно бесперспективное. Есть новые условия, в которых следует по-новому строить работу. И не нужно ждать какого-то «дна». Наши обороты сопоставимы с теми, что были в 2005–2006 гг. – во времена достаточно бурного развития компании – тогда никто не говорил, что это небольшие деньги, все работали и были довольны. Нужно просто измениться в соответствии с ситуацией, тем более что все стали намного профессиональнее.

Как сейчас компании тратят деньги на внедрения? На чем экономят по ИТ-направлению?

На компьютерах и «железе». У всех прошли сокращения, техники осталось много.

То есть переизбыток оборудования на рынке значительный?

Именно так. Сегодня возможности для бизнеса комиссионеров фантастические. Если бы кто-то открыл это направление, стал площадкой – продаются же подержанные автомобили. Я думаю, многие обратились бы к подобным услугам. Многие компании сейчас хранят лишнюю технику на складах, под будущее развитие. Но ведь уже через год-два она устареет и никому не будет нужна.

А что происходит в софтверном направлении? Не отказываются ли заказчики от коммерческого ПО в пользу Open Source?

Явной тенденции здесь я не вижу. В общем же, если взять в качестве индикатора данного рынка решения Microsoft, то, по нашим наблюдениям, можно говорить, что SMB-сектор остановился практически полностью, в корпоративном стало меньше продаж, однако лицензии продаются. «Инком» в сентябре заключил три новых достаточно крупных соглашения – в госсекторе и западных банках. По существующим контрактам – тут нужно отдать должное Microsoft – они очень гибко подходят к условиям платежа, проводят реструктуризацию, идут навстречу. На сегодняшний день ни один контракт не разорван, хотя ситуация очень непростая.

Вы упомянули о контракте с госструктурами. А как же правительственное постановление, запрещающее тратить на ИТ?

Оно касается определенных кодов. 11.39 – код закупки компьютеров. Фактически госпредприятие сейчас купить их не может. Но нет запрета на создание информационных систем и, если ПК поставляются как часть такой системы, то запрет не действует. Сегодня в разных ведомствах, как у нас, так и у наших коллег на рынке, реализуется ряд крупных проектов. Например, программа информатизации таможни. Эти проекты достаточно мощные, их финансирование приостановлено, по крайней мере, в текущем году. Но сохраняются возможности по направлениям, которые финансирует Мировой банк, а также там, где госорганизации имеют собственный приток денег: ГАИ, железная дорога и т. д. Это не широкомасштабные программы, но, тем не менее, есть ряд системных проектов.

Что вы можете сказать о проектах в финансовом и телекоммуникационном сегментах, в энергетике, ведь именно там системные интеграторы были наиболее востребованы?

В нашей стране работает достаточно много западных банков, в которых, как правило, понимают, что сейчас очень удобное время для внедрения технологий. Украинские же банки в основном инвестиций не ведут. Но и тут есть исключения. Например, сейчас на рынок Киева выходит один региональный банк и, конечно же, это требует вложений в ИТ. Страховой бизнес как заказчик ИТ очень сильно сократился, поскольку развивался за счет роста точек продаж. Но и в нем после сжатия начинается постепенное восстановление. Что касается энергетики, то здесь полный ступор, причину которого объяснить сложно. Возможно, нынешние тарифы не экономические, а политические, и они не позволяют накапливать необходимые средства для широкомасштабных инвестиций. Это сказывается на всей вертикали – от компаний, генерирующих энергию, до продающих потребителям. А вот телекоммуникационные фирмы особо и не прекращали инвестиций в ИТ. Но этот бизнес для интегратора очень специфический: ты продаешь не оборудование и решения, а некий бизнес-проект. Если рассматривать другие важные сегменты, остается розница. Там, увы, падение инвестиций в ИТ самое значительное. У компаний из этого сектора большие кредиты, и пока они их не вернут, говорить о проектах не приходится.

Зачастую полный отказ компаний от инвестиций заставляет волей-неволей задуматься: а насколько востребованы ИТ в Украине? Есть ли вообще рабочие ИТ-системы?

Ну, совсем уж в крайности впадать не стоит. Спрос есть даже в сложившейся ситуации. С другой стороны, без рабочих ИТ-систем, поверьте, наша жизнь была бы иной. Многие вещи уже настолько скрыты и интегрированы глубоко в инфраструктуру, что мы их просто не замечаем. Что касается кризиса, то в нем нужно видеть и положительные стороны. Когда у вас много денег, можно себе позволить не особо вдаваться в вопросы эффективности бизнеса. Кризис заставляет на многие вещи взглянуть иначе. Роль ИТ как раз в таких условиях возрастает, поскольку только информационные технологии позволяют поставить правильный учет и дают инструменты анализа процессов. Интересно, что сейчас мы проводим значительно больше встреч с первыми лицами компаний-клиентов, чем раньше. А это говорит о том, что ситуация во многих структурах под контролем, и ИТ уделяется достаточное внимание. Я уверен, что и из этого кризиса наша компания, да и вся отрасль, выйдут более здоровыми и эффективными, что обеспечит качественный рост в последующие годы.


  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT