Новости проекта

  • 14.11.16Период регистрации для участников BEST CIO 2016 продлен
    подробнее »
  • 26.08.16Открыта регистрация на BEST CIO 2016. Приглашаем ИТ-директоров!
    подробнее »
  • 31.01.16Определены победители BEST CIO 2015
    подробнее »

все новости

Архив номеров

Microsoft: «Сегодня рынок требует новых подходов»

7 июля 2009 г., 15:23

В начале мая «Майкрософт Украина» объявила о назначении генеральным директором компании Дмитрия Шимкива, который на этом посту заменил Эрика Франке, возглавлявшего представительство корпорации с декабря 2007 года. В напряженном графике Дмитрий смог найти время и встретится с нашем изданием, чтобы дать фактически первое интервью в новой должности. В нашей встрече также принял участие господин Франке, и первый вопрос – чем же была вызвана смена руководства украинского подразделения компании, мы задали именно ему.

Эрик Франке: Смена руководства в локальном офисе Microsoft – шаг вполне закономерный. Возможно, нынешняя ситуация на рынке несколько ускорила процесс, но такие планы были уже давно. Дмитрий почти с самого начала моего пребывания на данном посту фактически являлся для меня правой рукой, а в последние два года мы работали в очень тесной связке, вместе формировали команду и заполняли ключевые посты. Поэтому назвать его человеком абсолютно новым нельзя, правильнее будет сказать, что это один из лидеров команды. Так что с этой точки зрения объявление было абсолютно логичным. Оно совпало с той реструктуризацией, которую проводила компания, реагируя на ситуацию на украинском рынке. К сожалению, нам пришлось сократить штат. Но в целом я смотрю в будущее весьма оптимистично.

Достиг ли рынок дна, по вашему мнению?

Microsoft «Сегодня рынок требует новых подходов»Дмитрий Шимкив: Этот вопрос на самом деле риторический. Рынок во многом зависит от ситуации в стране, а также желания тех или иных организаций развивать бизнес. В конце концов, его состояние определяется спросом на нем. Разумеется, в нынешних условиях сократились капитальные вложения, а соответственно, и реализация аппаратных решений. В то же время мы отмечаем рост в области консалтинга и внедрения технологий. Ранее ведь до 86% продаж приходилось именно на «железо». В целом ИТ-рынок действительно пошатнулся очень серьезно, но если посмотреть на составляющую, не связанную с аппаратным обеспечением, то ее процентный вклад стал значительнее.

Да, сократились инвестиции, да, увеличилось число отложенных проектов, но зато обозначился рост доли, приходящейся на ПО и консалтинг. Потребители стараются выжать как можно больше из той же аппаратной части, добиться максимального эффекта от того, что уже куплено. А приобретено всего было немало...

В корпоративном сегменте сегодня заказчики готовы тратить деньги на ИТ, но при условии, что они понимают зачем, видят результат. Мы постепенно приходим к той модели, которая уже существует в Европе. ИТ – это инструмент, нацеленный на увеличение производительности. Технологию покупают, чтобы снизить затраты, повысить эффективность или создать новый бизнес. Ранее, чего греха таить, зачастую преобладали несколько другие мотивы. Безусловно, есть еще и вопрос уровня ИТ-культуры. Во многих организациях главная задача ИТ-департамента по-прежнему сводится к ремонту принтера или ПК, не более...

Но вернемся к вашему вопросу. Наступила ли некая максимальная точка сжатия рынка? По моему мнению, наступила. Конечно, многое зависит от политической и экономической ситуации. Но я считаю, что, выражаясь образно, мы находимся сейчас на плато. Рынок сегодня требует нового. Не секрет, что в такой период он очень чувствителен к захватам и переделам (опять же в силу того, кто из его игроков какой подход исповедует). Один понимает, что нужно приходить к клиенту и помогать, второй выживает, а третий предпочитает выбивать. Не стану рассуждать об оптимальности какой-либо из этих методик. Мы много спорили о том, что же должно быть на данном этапе приоритетом, и пришли к выводу: это – оказание посильной помощи партнерам в том, чтобы они могли увидеть возможности ИТ. Поэтому мы активно поддерживаем конкурс BEST CIO, поскольку одна из главных его задач – показать роль ИТ и тех, кто руководит их внедрением на предприятиях.

К сожалению, в украинском обществе еще не произошел перелом в отношении ИТ, как это случилось с телекоммуникационными технологиями. Сегодня отсутствие мобильного телефона воспринимается как нонсенс, хотя пять лет назад, думаю, многие подобного и предположить не могли.

Но с другой стороны, без того же компьютера – как и без телефона. Если раньше на небольшом предприятии компьютер мог быть только у бухгалтера, то сейчас, думаю, такое найти трудно.

Microsoft «Сегодня рынок требует новых подходов»Дмитрий Шимкив: Не исключаю, что еще есть работы, которые можно выполнять без ПК, и в то же время компьютеры все чаще используются там, где еще вчера их сложно было представить. На пресс-конференции, которая проходила у одного нашего клиента, он демонстрировал информационный портал на заводе. В цехе на площадке стоит компьютер, и в перерыве люди могут подойти почитать заводские новости, написать предложения, комментарии. Воз-можно, этот пример – скорее исключение, но он весьма показателен. Там не зря появился компьютер и не просто для того, чтобы удивить посетителей. Он выполнял совершенно определенную задачу – способствовать повышению производительности труда на этом участке предприятия. Когда мне говорят, что ИТ не критичны для нашей сегодняшней жизни, я отвечаю: а представьте, если выключится ИТ-инфраструктура киевского водоканала или Киевэнерго...

А бывает ли, что ваши клиенты говорят: «Давайте мы пока в этих сложных условиях остановимся на базисных функциях, а остальное отложим до лучших времен»?

Дмитрий Шимкив: Все зависит от людей, стоящих у руля тех или иных компаний...

То есть не все определяют ИТ- или финансовый директор?

Дмитрий Шимкив: Иногда это собственник, иногда – генеральный директор, иногда – финансовый и ИТ-директор. В целом все зависит от того, насколько команда руководителей понимает важность проблемы. Если говорить о соотношении, то, по моим оценкам, 60% – это базовый уровень. Но все же треть компаний, и я рад, что среди них есть и крупные структуры, понимают, зачем нужны ИТ и что они дают. Безусловно, очень силен консерватизм, и ИТ-культура среди руководящего состава не всегда на высшем уровне. К сожалению, в Украине мало специалистов, способных внедрять новые сложные технологии масштабно. Очень многие из них работают на Запад.

Иными словами, вы считаете, что это определенный потенциал, который может в какой-то момент раскрыться?

Дмитрий Шимкив: Бесспорно, но вопрос в том, как его раскрыть. И касается он не одной, пусть и большой, компании, это вопрос государственного уровня: государство должно обратить внимание на отрасль. Пока, увы, этого нет.

Microsoft «Сегодня рынок требует новых подходов»Эрик Франке: В этом контексте я бы хотел акцентировать внимание на системе образования, на теме социальной ответственности нашей компании в Украине – вопросы, которые в сложной экономической ситуации становятся еще актуальнее. Для нас это направление всегда было важным, остается таковым и сейчас, и мы стараемся помогать системе образования по мере своих возможностей.

Вернемся к вопросу о структурных преобразованиях. Эрик, вы остаетесь в офисе?

Эрик Франке: Сегодня я занимаю должность советника вице-президента по Восточной и Центральной Европе Вахе Торосяна. И конечно же, помогаю Дмитрию в этот переходный период. В данный момент, например, мы строим бюджет на следующий год, что весьма не просто, поскольку приходится планировать в таких сложных условиях. Вообще должен сказать, что уровень работы любого управленца определяется еще и тем, как растут его подчиненные. Сейчас очень много моих бывших коллег из UMC и «MTC» занимают высокие посты в разных компаниях. Я воспринимаю это очень позитивно. Так что и с этой точки зрения назначение Дмитрия Шимкива – вполне логичный шаг.

Определились ли вы уже с дальнейшими планами?

 

Эрик Франке: Планы, безусловно, есть, но пока я не готов говорить о них. Что касается моего последователя на должности главы киевского офиса Microsoft, то могу сказать, что я абсолютно уверен в этом выборе и в том, что Дмитрия ожидает успех даже несмотря на нынешние сложные рыночные обстоятельства. Я весьма на это надеюсь. Кроме того, что важно, мы остаемся с ним в очень хороших отношениях. Украинский рынок невелик и, уверен, мы еще поработаем вместе.

Какие структурные изменения происходят сейчас в представительстве?

Эрик Франке: Первостепенная задача – адаптировать работу к сложившимся условиям. Microsoft – большая компания с мощным финансовым запасом, но это не означает, что ее подразделения не должны быть прибыльными. Поэтому мы пытаемся оптимизировать структуру для сохранения эффективности всех направлений нашего бизнеса. Рынок сегодня сокращается, урезаем практически все статьи расходов (от персонала до маркетинговых инвестиций) и мы.

Дмитрий Шимкив: Если говорить о приоритетных сегментах, то наибольший акцент компания делает на корпоративных клиентах. Мы не уменьшаем инвестиции в социальную область, хотя многие эту статью расходов сегодня просто вычеркивают. Microsoft здесь всерьез и надолго, и нам небезразлично будущее Украины. Работая на рынке, вы в определенном смысле несете ответственность за созданную экосистему.

Концентрация на корпоративном секторе не говорит о том, что мы прекращаем работать с SMB. В данном случае при всем пессимистичном настроении аналитиков в отношении Украины мы видим потенциал и в этом сегменте. Ситуация, конечно, сложная, но наша страна переживала и более тяжелые времена. Мы пытаемся разобраться, что сегодня требуется этому сегменту для оптимизации затрат, чтобы представляющие его компании могли иметь необходимые преимущества для развития бизнеса. Один из примеров – хостинг, когда весь набор функциональности, который есть у крупных корпораций, в пределах своих средств может получить и небольшая фирма.

А если говорить об ОЕМ-направлении?

Дмитрий Шимкив: Увы, мы не можем сотворить чуда, продажи компьютеров очень сильно упали. Плюс к тому, согласно последним оценкам, пиратство в Украине выросло еще на 1%.

Видимо, в нынешних условиях этот показатель еще увеличится?

Дмитрий Шимкив: Многое зависит от действий страны в целом, от желания уменьшить эту составляющую, в конечном итоге от того, как мы, граждане Украины, относимся сами к себе. Я говорю банальные вещи, но их нужно повторять вновь и вновь. Речь идет об уважении к интеллектуальной собственности. Программный код – такой же интеллектуальный труд, как и творчество художников, писателей, журналистов. Нам нужно понять, что использование чужого труда – это одна из форм воровства.

Возможно, кто-то приобретет нелицензионную копию, а кто-то рассмотрит вариант freeware.

Дмитрий Шимкив: Я приветствую конкуренцию. Если вы используете решение, которое вам отдают, не требуя денег, это ваше право. Когда же мы сравниваем два продукта, то должны говорить не только о том, что один бесплатный, а другой стоит денег. Нужно обсуждать это в определенной предметной области с учетом функциональности, доступности, скорости развертывания. Возьмем, к примеру, операционную систему Microsoft – установив ее, вы сразу начинаете работать, не задумываясь о том, как она устроена. Продукты с открытым кодом, скажем Linux, требуют совершенно иного подхода. Microsoft и Apple – компании, конкурирующие в простоте применения своих решений. Другие продукты сложнее, потому что предназначены для тех, кто имеет техническую подготовку. Я очень уважаю Linux как проект и считаю, что неплохо разбираюсь в этой области, могу скомпилировать ядро, написать код. И рекомендую, кстати, многим молодым людям, стремящимся получить образование в сфере ИТ, изучать архитектуру Linux, используемые протоколы и пр. Эти навыки им пригодятся, когда они будут заниматься реальными внедрениями с реальными сроками.

Эрик Франке: Тут, наверное, уместно привести аналогию. Когда вы покупаете машину «советской» марки, то в первый месяц занимаетесь заменой деталей, доводкой ее до нужной кондиции. Многие готовы идти на это. Но немало и таких, кто предпочитает иметь авто, в котором ни разу не откроет капот.

Microsoft «Сегодня рынок требует новых подходов»Дмитрий Шимкив: И речь даже не идет о сложных проектах. Взять какую-то повседневную ситуацию. Скажем, на рецепции у вас стоит ПК под Linux, и вы попросили секретаря скопировать снимки с фотоаппарата. Оказывается, что нет драйвера. Ладно, драйвер мы находим, но еще не всякий сможет его установить в такой системе. Чтобы работать с Linux, нужны определенные навыки.

А если мы говорим о проектах на уровне предприятий, там ведь достаточно квалифицированных сотрудников?

Дмитрий Шимкив: Вполне возможно, что необходимые специалисты есть. Они убеждают ИТ-директора, что использование Open Source будет выгоднее, он отвечает: «Хорошо, но чтобы к такому-то числу все заработало». Однако не факт, что это произойдет в срок. Если же все запущено по плану, возникает вопрос поддержки. Когда решение предоставляет вендор, он берет ее на себя, несет ответственность за исправление ошибок, безопасность и пр. А если ваш специалист, который наладил систему, фактически ее создал на основе Open Source, завтра решит, что его не устраивают условия, и уйдет...

Но ведь многие используют данную модель.

Дмитрий Шимкив: Разумеется, это одна из бизнес-моделей, но в ней больше рисков, которые нужно уметь просчитывать. Она непредсказуема, что очень плохо для бизнеса. Возьмем, например, такой момент, как выпуск релизов: у компаний, производящих программные продукты, есть определенные обязательства перед клиентами. Что происходит, когда мы рассматриваем систему открытого кода? Это творческий и во многом спонтанный процесс. Представьте себе, если бы «Войну и мир» писал не Лев Толстой, а 200 писателей разного уровня...

Но ведь есть примеры, когда книги пишут целыми группами в LiveJournal...

Дмитрий Шимкив: Я не спорю, возможно, и это имеет право на существование, но я люблю читать определенных авторов и, образно говоря, видеть человека, создавшего произведение.

В тендерах вы часто сталкиваетесь с проектами на Open Source?

Дмитрий Шимкив: Сейчас проходит большой тендер под условным названием «Инициатива государственного комитета по информации по разработке собственной ОС». И несколько удручает то, что под ней нет никакого экономического анализа, а есть лишь не подкрепленные ничем амбиции за четыре года сделать нечто. Признаюсь: я как человек, который вел разработки ПО и знающий, что это за процесс, плохо представляю, как все будет реализовано, а главное – для чего? Те, кто продвигает данный проект, судя по всему, не совсем понимают детали... В Украине компаний, умеющих профессионально вести разработку ПО, не так много, и я не думаю, что кто-то из них возьмется за это при такой постановке задачи. А дело ведь не только в разработке ОС, но и в ее поддержке и сопровождении. Если есть желание минимизировать затраты, попробуйте договориться с вендорами. Да, ситуация в Украине тяжелая, и мы готовы находить решения, идти на компромиссы, но нам зачастую просто дают искаженную информацию. Прежде всего у тех, кто этим занимается, нет понимания, что такое открытый код. Ведь все прекрасно знают, что как только будет выбран дистрибутив, он, по сути, становится закрытым. Возникает вопрос: а вы готовы в соответствии с законодательством Украины выдать авторское вознаграждение каждому, кто участвовал в разработке?

Если помните, была еще инициатива «Словари Украины» – давайте на каждое устройство с процессором будем устанавливать словари. А что это за продукт? Кто его делает? Очень хочется, чтобы под эгидой открытого общества и равноправного существования бизнес-моделей не проталкивались чьи-то коммерческие интересы.

Если вернуться к ведущим направлениям нынешней стратегии, в основном ли фокусе корпорации средний и малый бизнес?

Дмитрий Шимкив: В краткосрочной перспективе – бизнес, в долгосрочной – и потребительский сегмент.

У некоторых компаний в сложившихся условиях акцент другой. Там считают, что потребитель быстрее адаптируется к происходящему, придет в магазин и что-то купит.

Дмитрий Шимкив: Каждый выбирает тактику и стратегию, исходя из своих условий. Мы считаем, что наши решения сегодня будут крайне востребованы в корпоративном сегменте, перед которым стоит задача оптимизации расходов и повышения эффективности от вложений. Но нельзя сказать, что мы вообще не занимаемся потребительским блоком. Например, готовится к выходу Windows 7 – очень интересный продукт с богатым набором функций. Еще есть сегмент медиацентров и домашних серверов, практически не освоенный украинскими сборщиками. Кроме того, сейчас мы анализируем, что можем сделать в долгосрочной перспективе с развитием развлекательного сегмента. X-Box весьма популярен в Европе и Америке. В Украине его давно ждут. Но данный продукт предполагает заработок от продажи игр, а с учетом нынешнего уровня пиратства – это большая проблема...

Следовательно, активности компании можно ожидать и в этом направлении?

Дмитрий Шимкив: Мы не будем прекращать работы ни по одному из направлений, но при этом сосредоточим усилия на тех, о которых я говорил. В нашем портфеле, в том числе и для потребительского сегмента, есть много решений, потенциал которых еще не раскрыт. Возьмем, к примеру, Visio. Сегодня, когда школьникам и студентам нужно что-то начертить, это делается в чем угодно, но не с помощью того, что наиболее удобно. Но тут вопрос популяризации и продвижения таких решений.

Что касается продаж ПО в рознице, то есть мнение, что там замкнутый круг – человек использует пиратскую копию, потому что он не всегда может свободно купить легальную, в магазинах же ПО нет, потому что процветает пиратство и т. д.

Microsoft «Сегодня рынок требует новых подходов»Дмитрий Шимкив: Как раз тема пиратства и борьбы с ним будет находиться в фокусе наших действий. В первую очередь мы будем акцентировать внимание государства на этом явлении в корпоративном сегменте и среднем бизнесе. В потребительском сегменте будем стараться менять восприятие значимости лицензионного ПО. Ведь речь идет не о том, что это недоступно покупателю и цена заоблачная, зачастую стоимость софтверного продукта сопоставима с платой за ужин в ресторане. Многое познается в сравнении. Люди должны понимать, как правильно приобретать лицензионный софт. Мы будем активизировать свои действия в вопросах взаимодействия с каналом розницы, но не планируем и не хотим каким-либо образом давить на потребителя. Работать, безусловно, будем в связке с правоохранительными органами. Ведь нередко криминальные группы используют продажу пиратского ПО для того, чтобы финансировать другую нелегальную деятельность, которая наносит ущерб Украине. Принятие пиратства как чего-то обыденного ведет к тому, что в стране не может образоваться компания, создающая с помощью своего интеллектуального труда локальный коробочный продукт. При этом какое ПО мирового уровня ни взять, обязательно обнаружится, что в его разработке участвовали украинцы.

Еще один вопрос по развитию вашего OEM-направления. Не секрет, что сегодня в сегменте локальной сборки ситуация очень сложная.

Дмитрий Шимкив: Как уже отмечалось ранее, мы сейчас проводим реструктуризацию, в том числе и департамента, который занимается этим направлением. Весьма плотно работаем и с нашими партнерами, чтобы понять, что мы можем сделать. Но очевидно, что в этом сегменте сегодня в определенном смысле происходят тектонические подвижки.

Эрик Франке: Раньше на локальную сборку приходилась львиная доля продаж ПК. В нынешний ситуации, безусловно, акцент будет смещен в сторону международных компаний, имеющих более серьезную финансовую базу и гибкий ассортимент. Мы ожидаем, что распределение 50:50 (с учетом ноутбуков) существенно изменится в пользу А-брендов. Как следствие, планируем ввести в свою структуру сотрудника, который будет курировать работу с мультинациональными вендорами (ранее за это отвечала европейская штаб-квартира).

Очень много ноутбуков продавалось без установленной Windows.

Дмитрий Шимкив: Именно так, и это в определенном смысле потенциал. Есть над чем работать. Но еще раз хочу обратить внимание: уже практически очевидно, что доля украинских производителей ПК будет уменьшаться. Доля ноутбуков растет, а стационарных ПК, которые можно собирать, – сокращается. Разумеется, речь не о том, что этот рынок исчезнет, наиболее правильно выстраивающие свой бизнес компании-сборщики останутся и найдут свои ниши.

Что вы делаете для поддержки этих партнеров?

Дмитрий Шимкив: Прежде всего пытаемся помочь каналу оптимизировать его структуру. Минимизировать расходы: время поставки и хранения, объем хранения – т. е. все, на чем теряешь деньги. Стать более быстрым и доступным потребителю. Сборщикам мы стараемся предложить какие-то интересные модели использования ПК. Стандартный, классический рынок для них исчезает. Возможно, следует делать ставку на игровые компьютеры, системы, оптимизированные для применения, скажем, в школах, офисах.

Насколько активны сами партнеры, вышли ли они из шокового состояния, приходят ли к вам с идеями?

Дмитрий Шимкив: Сейчас скорее мы их расталкиваем. Шок действительно оказался очень глубоким. В какой-то мере они были избалованы рынком, тем ростом, который наблюдался в последние несколько лет. У многих исчезли гибкость и желание делать что-то большее, чем просто продавать железки. Те же компании, которые активнее реализовывали ПО, строили решения, были вынуждены постоянно находиться в тонусе. Но потихоньку ко всем приходит понимание, что стоять на месте нельзя, необходимо что-то предпринимать, насколько бы сложной ситуация ни была. И это внушает оптимизм.


  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT