`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Александр Ольшанский, "Интернет Инвест": "Доменное имя - это единственная цифровая собственность в Интернете"

+77
голосов

Интернет-сегмент являясь частью ИТ-рынка все же стоит неким особняком. Поэтому мы начали наш разговор с президентом компании «Интернет Инвест» Александром Ольшанским вопросом, что сегодня собой представляет этот сегмент? Чем сегодня живет компания?

Александр ОльшанскийВ деятельности «Интернет Инвест» можно выделить два направления. Первое из них — сугубо инвестиционные проекты, которые пока не прибыльны и еще сопряжены с рисками. Второе направление деятельности «Интернет Инвест» — проекты, которые уже вышли из ивестиционного периода и вполне прибыльные и состоявшиеся предприятия. Прежде всего это Imena.UA и Mirohost. Imena.UA сегодня являются лидером рынка регистрации доменных имен по многим доменным зонам. По разным оценкам компании принадлежит 30-40% этого сегмента и ее доля больше суммарной доли пяти или даже десяти ближайших конкурентов.

А как удалось такого достичь?

Честный ответ — не знаю. Мне часто задают этот вопрос. И кстати, не только про Imena.UA. Так, в свое время я часто слышал его в контексте успеха IP Telecom’а. Признаюсь, у меня нет четкой формулы успеха, так чтобы объяснить его в нескольких тезисах. Условно говоря, у тебя есть 10 лет — 500 недель, в каждую из которых ты принимаешь одно или два решения. И в этом массиве из 1000 решений не существует одного-единственного — гениального, приведшего к блестящему результату. Некоторые решения в этом массиве более удачные, некоторые — менее. Но на большом объеме решений баланс правильных и не очень шагов имеет решающее значение. Вот и получается, если ты добился успеха — значит в 1000 сделанных решений больше правильных ходов. Понятно, что сюда входили как сиюминутные решения, так и стратегические. А стратегия у нас всегда была одна: мы заботимся о своих клиентах.

Но признаюсь это несколько банально звучит...

Нет, совершенно не банально и в этом концепция нашего подхода. Когда вам говорят «Мы заботимся о своих клиентах», это воспринимается как эквивалент «Клиент всегда прав». Но есть бизнесы, в которых такой подход опасен. Если бы, например, врачи руководствовались этим принципом, то людям наверное было бы очень плохо. Поэтому в ряде отраслей должен использоваться другой принцип — мы заботимся о клиентах. Вот и мы не считаем что клиент всегда прав. Тезис «заботиться» более емкий, чем «всегда прав». Кто, заботясь о ребенке, считает, что он всегда прав? Поэтому мы нередко слышим в адрес Imena.UA/MiroHost: ваш сервис не удобный — он требует от нас много телодвижений! Да много. Но это помогает защитить клиентов от серьезных неприятностей. Например, 20-30% клиентов не довольны двухфакторной авторизацией в Mirohost, желая отказаться от этой процедуры на свой страх и риск. Но они не осознают масштаба проблем, на которые могут обречь свои проекты, «отмахнувшись» от 10-секундного ожидания SMS. И здесь возникает дилемма. Можно сказать: пусть пожинают плоды того, что сеют. А можно объяснить, что это опасно, и не разрешить сделать опрометчивый шаг.

Но при этом же теряется клиент, которого это все раздражало?

— Да, возможно, некоторые теряются. Но какие-то приобретаются. Все зависит от того, что клиенту важнее. Клиенту, для которого домен — игрушка, может быть важны сиюминутное удобство и скорость. Но если домен для клиента — это объект инвестирования, имя его проекта — то и ценность домена для него значительно выше, чем 80 грн, которые он за него заплатил. Так вот таким клиентам очень важны надежность и доверие. И такие клиенты приобретаются.

А доверие ни есть чем-то эфемерным, ведь у каждого человека восприятие разное?

— Доверие легко измерить: если вы верите — вы платите. Это очень простой показатель и он точно совпадает с функцией бизнеса. Раз нам верят, нам платят, раз нам платят, значит — мы хороший бизнес. Imena.UA/MiroHost имеет ряд внутренних правил, касающихся ситуаций с клиентами. Мы редко с ними спорим. При неоднозначной ситуации — идем на затраты, покрываем какие-то клиентские расходы, решаем их проблемы и т д. Но при этом, как я уже говорил, не даем совершать клиенту опрометчивых поступков. Этот процесс сродни воспитанию детей. Ты не можешь быть «всегда хорошим» — тебе приходится занимать принципиальную позицию. Но спустя годы, дети, повзрослев, понимают, что ты был прав, если ты был честен с ними.

Но есть целая теория, что до 5 лет детям нельзя запрещать...

Это японские методики, которые базируются на том, что до 5 лет дети не в состоянии осознанно воспринять отрицательный сигнал. Но мы все же имеем дело со взрослыми людьми. Возьмем, требование копии паспорта для передачи прав на доменное имя. Клиенты нередко возражают, говоря: у меня есть логин и пароль, зачем вам копия моего паспорта? Но логин и пароль часто воруют, и эта мера повышает безопасность данного процесса. Кого-то такая «бюрократия» может раздражать. Но постепенно люди осознают, что передача домена другому лицу происходит нечасто, так что можно потратить лишнюю минуту времени, и выслать по факсу копию паспорта, тем самым гарантировав себе отсутствие проблем в будущем. Ведь при потере домена риски колоссальные, особенно, если вы вкладывали средства и ресурсы в свой проект. Сам по себе домен стоит $10. И в случае каких-то судебных исков клиент, потерявший таким образом домен, может получить с регистратора только эти $10, не больше. Но если разобраться, то домен работающего интернет-проекта нельзя измерить десятками или сотнями тысяч. Домен в таком бизнесе — это все. Нужно просто отдавать себе отчет, что доменное имя — это единственная цифровая собственность в Интернете. Все остальное, что мы видим в Сети — это надстройки, они привязаны к домену. Все бизнес-действия в Интернете, как-то: раскрутка бренда, юзабилити, дизайн, продвижение — абсолютно все привязано к этой цифровой собственности. Поэтому у регистратора весьма специфическая роль. Вот, например, Imena.UA обслуживают очень большое количество мировых брендов, и они платят за свои домены, столько же, сколько все остальные, согласно прайсу. Однако их риски с точки зрения возможности потери имени — колоссальны.

То есть ваше дело «маленькое», но одновременно масштабное?

Как я часто повторяю: регистратор больше всего похож на нотариуса. Эти системы устроены схожим образом. Есть центральный реестр домена .UA, и чтоб избежать монополизма, самому администратору домена .UA запрещено в нем делать записи, но разрешено некоторому количеству аккредитованных субъектов — регистраторов. Последние и выступают третьей незаинтересованной стороной, которая в случае чего говорит: да, была произведена запись такая-то и вот есть подтверждающий документ.

Но этот бизнес достаточно не простой в плане маневрирования, ведь бывают ситуации, которые нельзя истолковать однозначно?

Любое маневрирование необходимо исключить из этого бизнеса. Чтобы им заниматься, нужно занять очень последовательную и твердую позицию. Ведь нотариус не маневрирует — у него на все случаи жизни есть четкий алгоритм действий. В сфере доменных регистраций точно такая же ситуация, все процедуры должны быть совершенно однозначными. Да, это не просто. Но процедура аккредитации в ICANN, в частности, подразумевает экспертизу наших договоров с клиентами. Мы отсылаем типовые договора, и мы обязаны ICANN предупреждать, каждый раз, когда вносим изменения.

Т.е все договора отправляете?

Нет, согласовывается типовой договор. И это, кстати, тоже особенность — регистратор не может действовать на основании различных договоров. Позволительно варьировать некоторые параметры, но смысл в том, что мы не можем дискриминировать одного клиента относительно другого, никоим образом. Процедура очень жесткая.

А какой объем этих услуг в Украине?

Смешной совершено. Что-то около 30 млн. грн. в год.

И это при том, что сегмент рынкообразующий?

Он критически важный. Управление доменами и доменным пространством — референсный сегмент. Часто именно параметры его развития в конкретной стране находятся в основе оценок развития в ней Интернета в целом. Данный сегмент сильно сопряжен с вопросами защиты прав собственности, к тому же он во всем мире слабо регулируется государством и поэтому хорошо отражает принятую деловую этику рассматриваемой страны. И это большая проблема для Украины, поскольку ни для кого не является секретом, что правила домена UA отражают действительность не на сегодняшний момент, а лет на 10-15 назад.

Если сравнивать вашу стратегию со стратегией лидеров в других странах, например, GoDaddy, который развивается с большим отрывом от конкурентов, это в чем-то схоже с Imena.UA на украинском...

Но модели совершенно разные. В определенном смысле GoDaddy — это анти-Imena.UA, их стратегия: «у нас все просто, мы ничего не гарантируем, навязываем вам массу ненужных, дополнительных «сервисов», но зато дешево». Эту часть рынка мы оставляем конкурентам. Если сравнивать с мировыми лидерами, то по стратегии Imena.UA ближе к Network Solutions.

А у нас подход GoDaddy бы сработал, если бы кто-то взялся?

Украина не Америка, к сожалению, и у нас риски другие. В Штатах, например, e-mail повсеместно принимается судом в качестве доказательства. Там имели место судебные процессы с огромными корпорациями на миллиарды долларов, где в основе доказательной базы были электронные письма, которые легко фальсифицировать. Вопрос — почему? Человека, который писал этот e-mail вызывают в суд и задают вопрос: вы писали или нет? Если он соврет, в силу вступают статьи уголовного кодекса. В США врать суду под присягой чрезвычайно опасное занятие. А у нас посмотрите, что в хозяйственных судах происходит. Фактически у нас не существует ответственности за ложь под присягой в хозяйственном суде. В США иная система правосудия и другое отношение к ней. И если человека уличат во лжи, то это серьезно. И дело не только в тюрьме, а в том, что это обозначает конец карьеры. Поэтому, применять в Украине подобную модель, как GoDaddy малоперспективно.

Регистрация доменов и хостинг — тесно связаны. Давайте более детально поговорим про вторую часть вашего бизнеса — MiroHost.

Хостинг некорректно сравнивать с доменами. Если в одном случае, как я уже говорил, мы продаем доверие, то во втором — надежность и техподдержку. Мы не продаем дисковое пространство и «просто мощности»...

Эти два бизнеса взаимосвязаны, но один не вытекает из другого и наоборот. Когда я создавал этот бизнес, то именно так и думал: что один вытекает из другого. Оказалось, это не так. Причины сего выходят за рамки данного интервью. Есть много клиентов, которые покупают у нас домены и хостятся где-то, другие делают наоборот. Однако по хостингу у нас подход к клиентам близкий к тому, который мы используем в доменом бизнесе. С одной стороны, мы делаем много ограничений, но с другой — не отключаем по малейшему поводу клиента. Условно говоря, нужно быть уж очень злостным неплательщиком или делать на своем хостинговом пакете нечто выходящее за рамки разумного, чтобы довести ситуацию до отключения. Мы вводим такие меры потому, что понимаем: сайт для клиента — это его бизнес, инструмент, возможно единственный инструмент зарабатывания денег. Можем напомнить ему о превышении лимита, порекомендовать перейти на другой пакет, но стараемся делать это по возможности аккуратно...

Но хостинг это прежде всего все-таки технология.

Безусловно, это более технологическая часть бизнеса, чем регистрация доменных имен. Это огромный парк железа, вопросы безопасности, различных угроз и пр. Кстати, ныне популярные облачные сервисы в MiroHost были всегда. Они просто скрыты от глаз пользователя, большинство наших серверов работают на виртуальных машинах. В подавляющем большинстве, пользователи всех пакетов «живут» в виртуальной среде, и мигрируют по физическим серверам, даже не замечая этого. И такой подход появился не год и не два назад — мы лет 10 как используем его. Он позволяет добиться высокой надежности и управляемости работы сайтов. Так, если на определенном веб-сервере произошла ошибка или превышение лимита, то он не выведет из строя всю систему. Максимум это приведет к блокированию одной единственной виртуальной машины, которая будет автоматически перемещена на более мощное «железо». Но если и это не поможет, то ее работа будет прекращена. Но это будет лишь одна виртуальная машина. Возможно, сейчас никого этим не удивишь, но, повторю, мы так работаем уже лет десять.

А какова позиция MiroHost на украинском рынке?

MiroHost — достаточно мощный игрок. Думаю, у нас есть 2-3 сильных конкурента. Полагаю, что наша компания контролирует где-то 20-25% рынка.

В области хостинга вам больше приходится конкурировать с украинскими компаниями или зарубежными?

По-разному. И это зависит от двух факторов, на которые мы не можем влиять. Во-первых — цена каналов связи и потребность в трафике. И во-вторых — украинское законодательство, или, скорее, его правоприменение. В Украине был период, когда рынок хостинга находился в застое — до 2004 года. И это было связано в первую очередь с правоприменением, когда хостерам вменялся в вину любой «недобросовестный» контент. Хотя и каналы связи были дорогие. Потом каналы подешевели и стало легко выносить хостинг зарубеж. С «потеплением» правоохранительного климата в Украине ситуация изменилась, что положительно сказалось на динамике развития украинского рынка хостинга. Но сейчас, к сожалению, мы снова все чаще наблюдаем ситуации, когда вину за контент пытаются возложить на хостинговую компанию — начиная от «ярких» дел с распространением порнографии, заканчивая хозяйственными делами о защите чести и достоинства и пр.

Т.е. хостер оказывается крайним в любом случае?

Просто хостера легко найти. Он ведет легальный бизнес, он большой, ему «бегать» не удобно. А те, кто занимается разного рода нелегальщиной — как правило, стараются быть невидимыми... И, честно признаюсь, что будет дальше в этом вопросе мне сказать сложно...

А нет ли такого, что клиенты будет уходить на западный хостинг потому, что они наблюдают эту ситуацию...

Сейчас мы действительно наблюдаем некоторые околополитические движения в эту сторону, чего, как я уже говорил, не было с 2004 года. Но технология вещь динамичная. И на такого рода угрозы уже есть «технологические» ответы — то есть. скорость перемещения виртуальной машины вместе со всем содержимым исчисляется минутами. Люди этого не видят, но мы проводим в день десятки, а может сотни перемещений виртуальных машин в рамках своей инфраструктуры и клиент этого не замечает. Соответственно, если правоприменение будет по-прежнему ухудшаться, то это приведет либо к выносу соответствующих ресурсов вообще за пределы Украины, либо к схеме, когда в случае угрозы виртуальная машина в течение пары минут перемещается зарубеж в автоматическом режиме. Либо за рубежом стартует синхронизированная виртуальная машина. Таким образом можно держать сайт в Украине, но в случае его закрытия он переедет на западный хостинг в течение нескольких минут. При чем, повторюсь, совершенно автоматически и инициировано это будет с той стороны.

Но есть еще такой фактор как цена у западных хостингов...

С ценой у нас такой же подход, что и в доменном бизнесе. Если сайт для тебя «баловство», то цена имеет значение. Если это хоть сколь-нибудь серьезный инструмент бизнеса то даже для очень маленькой компании, состоящей из двух человек, разница в цене — 60 или 80 грн — не сыграет никакой роли.

А если это разница в разы?

Она может быть и в разы, но это все равно разница между 30 и 60 грн. Тем не менее, получить русскоязычную техподдержку на таком «в-разы-дешевом-хостинге» нереально. Да можно уехать в Малазию, где нет претензий даже к распространению детской порнографии, но ведь и техподдержку ты получишь в лучшем случае на малазийском наречии английского. И попробуй потом с ними разобраться в случае проблемы. То есть потенциальный риск совершенно не сопоставим с экономией. Это бессмысленно. Сейчас, учитывая всемирную виртуализацию, скорее речь может пойти о разделении места предоставления физического ресурса и места предоставления технической поддержки и обслуживания. Т.е., например, возможно физически размещать ресурсы в Германии, а обслуживать клиентов в Украине.

А сколько у вас сейчас площадок?

Кроме основной технической площадки, в Украине, есть небольшая, арендованная, в Германии. Раньше была еще в Чехии. Это необходимо с точки зрения надежности и безопасности. Из-за кибератак нам случалось перемещать часть серверов со всеми IP-адресами. Мы не ставим целью развитие географически удаленных площадок, этот процесс идет сам собой и виртуализирование хостинга во всех смыслах будет продолжаться.

А украинская площадка увеличивается?

Тут смотря как измерять. Если мы говорим о разделяемом хостинге, то процессорная мощность, которой мы располагаем, за последние три года выросла, приблизительно, раз в 15. Ну а с другой стороны, это не динамика денег, не динамика клиентов, просто возрастают требования к процессорным мощностям. То есть здесь закон Мура работает на нас, в полной мере.

А как конкуренция с сервисами Amazon по хостингу среди прочего?

Это совершенно другой слой клиентов и подход. Сегодня сайт приспособленный к работе на Amazon в наших краях большая редкость. И нужно приложить значительные усилия, чтобы он работал в этой среде, а получаемая выгода, как правило, эфемерна. Для проектов определенного типа это имеет значение. Например, один из наших проектов использовал сервис Amazon, потому что периодически возникала необходимость в обработке нескольких десятков тысяч изображений. Мы брали, грубо говоря, в аренду тысячу серверов в Amazon, но арендовали их на одну ночь. Однако таких задач не так уж и много и возникают они в наших реалиях не часто. По сути, это сервис представляет собой эффективную аренду мощностей — в виде дискового пространства или процессорного ресурса — на определенное время. Но для использования на постоянной основе это, в общем, не дешево.

А как же декларируемая надежность этого сервиса, помимо масштабируемости, о которой мы говорим?

Согласно теории, погибнуть от падения астероида намного вероятней, чем в авиакатастрофе. Хотя по-моему нет ни одного человека, погибшего от астероида. Просто масштаб катастрофы таков, что расчет дает такие цифры. Здесь примерно тоже самое. Да, то, что кластер Amazon будет «висеть» — событие очень маловероятное, но когда он будет «висеть», масштаб проблем будет огромным. В пересчете на одного пользователя не так просто оценить, какие решения более надежны или менее надежны. Кроме того, ведь надежность складывается из многих факторов, техническая надежность — это один вопрос, а надежность связанная с людьми это совершенно другой вопрос. И усложнение некоторых процедур как раз улучшает техническую надежность, но при этом ухудшает надежность, связанную с людьми. Я совершенно не умаляю значение и эффективность Amazon. Считаю, что они сделали совершенно гениальную вещь, их путь развития радикально отличается от пути, по которому идут все остальные — Google или Microsoft.

А чем этот путь отличается?

Ну, это выходит за рамки этого интервью совсем уж.

Но все же?

В 2000 году был сформулирован и строго доказан математически некий принцип для распределенных систем обработки данных, получивший название CAP-теорема. Согласно этому принципу, невозможно одновременно обеспечить соответствие трем параметрам. Первый — консистентность данных — то есть, когда ты задаешь системе вопрос, то должен получить один и тот же ответ, независимо от того, какой узел системы обрабатывает твой запрос. Второй параметр — система должна быть устойчивой к разделению ее на части — то есть, в случае обрыва канала связи между некоторыми узлами системы, но с возможностью коннекта с какими-то из них, ты должен продолжать получать ответы. И третий — это надежность по выходу из строя самих узлов. Вот эти три параметра не могут быть одновременно обеспечены. Можно представить, сколько денег было потрачено на военные проекты, где пытались обеспечить гипернадежность. Одним из параметров нужно всегда жертвовать. Так вот, Amazon жертвует не тем параметром, которым жертвуют все остальные, он жертвует консистентностью данных. Например, если ты размещаешь там свои файлы, а потом получаешь этот файл, то есть некоторая не нулевая вероятность, что можно сделать одновременно два запроса, попасть на разные узлы и получишь разные версии собственного файла, ну, если он обновляется. Т.е. в этом случае система не синхронизирована на 100%. Это приводит к тому, что софт, написанный с использованием облака от Amazon должен обладать некоторыми очень специфическими характеристиками. Но, с другой стороны, остальные два параметра обеспечены. Большинство же систем устроены на основе «жертвы» параметра устойчивости системы к разделению на части. Это совершенно фундаментальный процесс, он в головах у программистов. Речь идет о том, что Amazon пытается перестроить мышление программистов в том, что данные, которые они хранят не всегда синхронны. А программисты традиционной школы в своей логике всегда исходят от обратного, они считают, что если ты файл обновил, то он уже обновился. Файл может находится в состоянии либо версия 1, либо версия 2, но не может быть в каком-то промежуточном состоянии — 1,5. Это достаточно усновное объяснение.

Я хочу сказать, что с Amazon все не просто, но обычные пользователи сервисов, не профи, этого не понимают и считают: какая разница Amazon или Microsoft? И там, и там — облачные вычисления. Но это не так. Конкуренции с этой стороны, я сейчас не вижу, но облачные технологии как технологии в контексте нашего бизнеса мы развивали, развиваем и будем развивать. Другой вопрос, что тратить деньги на их маркетинг или не тратить — тема отдельная.

Т.е., в этом направлении развитие есть и не просто как хостинг?

Нужно просто отдаляться от «голого» железа, потому что сервер может, например, просто сгореть, но если у тебя все виртуализовано, ты просто перенесешь содержимое и никто не заметит форс-мажора.

Можно ли говорить о том, что MiroHost в будущем будет предлагать свою платформу под облачные услуги...

Мы пока не рассматриваем создание подобных облачных сервисов. Мы стараемся использовать технологии виртуализации для усовершенствования именно традиционного сайтостроения. Но с другой стороны, мы продавали виртуальные машины еще 10 лет назад. Я не знаю, под какие задачи их покупают люди, для меня это просто виртуальная машина, и я не вижу, что находиться внутри.

Все же были ли у вас использования не под сайты?

Очень редко. Ну, и это понятно. Там, скажем 1С, а она требует Windows, SQL и пр., а это совершенно отдельный «класс живых существ».

ОК. Перейдем к вашему третьему направлению — «Ашманов и Партнеры — Украина».

Это услуги, которые мы предоставляем нашим клиентам и будем наращивать данное направление. По той простой причине, что основной пласт наших клиентов — это люди, которые либо уже зарабатывают в Сети, либо хотят использовать ее как инструмент для бизнеса. У них совершенно другие требования, чем у моего 14-ти летнего сына, который, в качестве эксперимента, создает свою персональную страничку. У них иные оценки рисков и эффективности. Вот все говорят о надежности, а, например, с точки зрения «Ашманова и партнеры — Украина», внимание в первую очередь уделяется среднему времени отдачи страниц. И составляет этот параметр 0,1 или 0, 15 секунды — имеет большое значение. Пользователь, который смотрит сайт, разницы не чувствует, но для поисковых индексаторов это критически важный параметр. Это к вопросу о хостинге. Т.е., бизнес-хостинг, предполагает совершенно другие требования. Например, возвращаясь к разговору о сервисах Amazon, понятно, что вы можете хранить свои файлы где-то, но время отдачи из S-третьего хранилища составляют сотни милисекунд — это непозволительно долго для большинства бизнес-приложений. Данный случай иллюстрирует как продвижение сайтов связано с хостингом. «Ашманов и партнеры» очень технологическая компания, я, честно говоря, был поражен, когда приехал к ним и узнал, какого масштаба технологии применяются для анализа и моделирования проектов. И если использование лингвинистических технологий в принципе ожидаемо, то применение технологий сетевого уровня поражает. Особенно в случаях, когда семантическое ядро сайта — список запросов, по которым люди в поисковиках его находят — составляет несколько десятков тысяч. Величайшее заблуждение считать, что маркетинг далек от технологии.

В отличие от маркетинга обычного?

Интернет-маркетолог работает не по наитию и чувствам, где что более эффективно, а оперирует массивами данных, методами статистики и теории вероятности.

Как и почему появились «Ашманов и Партнеры — Украина»?

Потому что у наших бизнес-клиентов появилась соответствующая потребность.

Это некая следующая стадия развития?

В некотором смысле.

Поэтому это отдельный бизнес?

Это отдельный бизнес, но там применяется достаточно много знаний, которыми мы обладаем, получив их при развитии других направлений. И это подход, который мы стараемся исповедовать, следуя за клиентом — за вопросами, которые ему приходится решать.

+77
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT