`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

А вдруг повезет?

+44
голоса

«Не в деньгах счастье», — утверждают оптимисты,«... а в их количестве», — добавляют скептики. Но, наверное, никто не станет отрицать, что те и другие хотят заниматься любимым делом и при этом иметь неплохой заработок. А найти хорошо оплачиваемую работу — дело непростое. О своем опыте таких поисков я и хочу рассказать.

 

А вдруг повезет?



Моя активная учеба началась в восьмом классе физико-математической школы, а закончилась на третьем курсе университета. В течение остальных двух курсов и трех лет аспирантуры я усиленно забывал выученное. Правда, изредка напрягался, чтобы сдать кандминимум или пройти ежегодную аттестацию, но при этом каждый раз «выезжал» на прочном багаже старых знаний и навыках сдачи экзаменов.

Зарплата у меня была не то что небольшая — на жизнь едва хватало. Но зато куча свободного времени оборачивалась желанной свободой, позволявшей заниматься всем, чем хочешь. И если такое положение дел меня все же устраивало, то мою жену — безусловно, нет. И вот в результате ее ежедневных воспитательных проработок, требований взяться за дело и взываний к моей совести к моменту окончания аспирантуры я стал чувствовать себя как рыба на сковороде.

Справедливости ради, надо отметить, что настоящим двигателем прогресса является вовсе не наука, а... женщина. Ибо сначала женщины «двигают» мужиков, а уже последние, в поисках спасения, двигают науку, которая, в свою очередь, и двигает прогресс. И если бы не женщины, то человечество сегодня (если бы, конечно, не жило в каменном веке) не пользовалось бы компьютером, а остановилось, к примеру, на древнегреческом абаке.

Но вернемся к теме... Круто менять профессию не хотелось, а создавать что-то свое не было ни сил, ни возможностей. Я понимал, что на компьютерном рынке уже сложилась довольно устойчивая ситуация, когда стало очевидным, кто чем занимается и кто есть кто. Свободных мест и ниш без сильных и заинтересованных спонсоров найти было практически невозможно, и мне оставалось только одно: выгодно « продать» себя той или иной компании, что, скажу откровенно, вполне меня бы устроило.

А вдруг повезет?



Вскоре мне предложили работу в отделе компьютеризации известного государственного учреждения. Обещали приличную зарплату, целый ряд льгот и работу на «хорошей» технике. И я «клюнул». Первое время был доволен, здесь я встретил много квалифицированных специалистов, у которых было чему поучиться. Обещания насчет техники, льгот и, в некоторой сте-пени, зарплаты были выполнены. Жена немного успокоилась, «сковорода» начала остывать.

Каждый день я старался как можно быстрее выполнить ту работу, которую давало начальство, чтобы оставалось время «поковыряться» с какими-нибудь новенькими программными продуктами. А их вполне хватало на узле BBS. Когда я впервые попал на узел электронной почты, меня поразил слэнг двух молодых людей. Их беседа напоминала разговор уголовников:
- Слышь, Витек, — радостно говорил один. — Вчера у Паши 
слил с винта очень полезную тулзень для досовых сессий.
- Да ты гонишь, — отвечал второй, — так поставь ее на мыло.
- А недавно, — продолжал пер-вый, — слабал на бормане для полуоси нехилую примочку — вьюверок для бээмпэшников.
- А мне виндюки больше нравятся. Вот сижу, клаву топчу.

Вскоре я с этими ребятами подружился. По сетям Internet и Fidonet они ежедневно «выкачивали» десятки мегабайт. И уж, конечно, недостатка в новом «софте» я не ощущал, было что «юзать» и «сэтапить». В ходе такого рода занятий я быстро накапливал определенный опыт, которому становилось тесно в рамках зарплаты обыкновенного государственного служащего. Оставаясь невостребованным, он ждал лишь повода, чтобы вырваться наружу в поисках своего применения. Таким поводом снова явилась жена, нежную шею которой крепко сдавил очередной виток инфляции.

А вдруг повезет?



И я снова засуетился в поисках работы. К этому времени-особый интерес у меня вызывали сетевые операционные системы. Я стал искать в газетах объявления с предложением работы в различных «компьютерных» фирмах именно по такому профилю. Вскоре мои поиски увенчались успехом. Одной довольно известной фирме требовался специалист по локальным сетям. И я решил позвонить. Сквозь шум и треск в телефонной трубке мне удалось расслышать охрипший голос девушки, которая пригласила меня на собеседование и тщетно пыталась объяснить, как отыскать офис фирмы. Я пообещал, что буду к вечеру.

В поисках нужной комнаты я долго бродил по длинным мрачным коридорам еще в недавнем прошлом секретного НИИ. Дверь мне открыл слегка заспанный стриженый охранник в маскировочном костюме и ленивым жестом предложил пройти. После короткого ожидания по просьбе милой девушки-секретаря я попал в кабинет директора. В первые минуты мне даже не верилось, что я нахожусь в здании все того же НИИ. Подобную обстановку можно было увидеть лишь в голливудских фильмах. Новая стильная офисная мебель и всевозможная оргтехника переливались в лучах заходящего солнца. Сам директор, молодой парень лет 28, сидел, откинувшись, в громадном черном кожаном кресле, курил, стряхивая пепел в хрустальную пепельницу причудливой формы, и говорил по радиотелефону, прижимая трубку плечом к уху. Окинув меня небрежным взглядом, он предложил сесть и протянул анкету, при этом не переставая курить и говорить по телефону. Анкета поразила меня содержанием вопросов и подходила скорее для приема на работу секретаря- референта, нежели специалиста по локальным сетям. Наряду с обыкновенными в подобных случаях вопросами об образовании и знании иностранных языков в ней почему-то сохранилась графа «Национальность», а сразу же за ней следовал вопрос — «Ваше хобби», вероятно, заменив собой графу о членстве в КПСС. Вместо много-численных вопросов о профессиональных навыках, которые я ожидал увидеть, одиноко стоял вопрос:
«С какими программными продуктами Вы работали?» Далее шли возможные варианты ответов, нужные предлагалось выделить подчеркиванием: a) Norton Com-mander, b) Windows, c) Word for Windows. Альтернативных ответов не предусматривалось.

А вдруг повезет?


Я подумал, что разговор о моей профессиональной пригодности впереди. И не ошибся. Внимательно изучив мою анкету, директор вызвал специалиста. В комнату вошел коренастый парень в очках с аккуратно подстриженной бородой. Он вежливо представился и задал два, на мой взгляд, несколько некорректных вопроса:

«Какой протокол при передаче данных использует Novell NetWare и какой — LANtastic?» Я ответил: IPX и NetBIOS соответственно. На мгновение возникла пауза, и мне показалось, что мой собеседник ждет более полного ответа. Тогда я попытался рассказать о том, что каждый из названных протоколов реализует свой уровень в семиуровневой сетевой архитектуре соответствующей ОС. Но директор меня остановил, вежливо поблагодарил за визит и сказал, что о своем решении относительно приема на работу сообщит по телефону в ближайшие дни. \

А вдруг повезет?


Я две недели вовремя приходил на работу и честно просиживал до конца рабочего дня, наивно ожидая обещанного звонка. Но, очевидно, не было в правилах фирмы сообщать людям об отказе.

Полмесяца спустя я шел, по воле случая, все теми же длинными и серыми коридорами знакомого НИИ, но на этот раз в поисках офиса широко известного в Украине рекламного агентства. Ему требовался специалист по базам данных, знающий локальные сети. Как будто по старому сценарию на входе снова вырос все тот же заспанный охранник в маскировочном костюме и тем же ленивым жестом указал мне путь. На этот раз офис не произвел на меня должного впечатления. В нем было шумно, тесно и накурено, за стеклянными перегородками, как в гигантских аквариумах, сидели за компьютерами люди. Меня встретила начальник отдела компьютеризации — симпатичная худенькая девушка в больших очках в розовой оправе. То ли эти огромные очки, то ли длительное руководство отделом в молодом возрасте оставили на ее милом личике неизгладимую печать не-поддельного интеллекта. Кратко расспросив меня об опыте работы, она начала длинный рассказ о себе, о своих неудавшихся проектах и чрезвычайных трудностях в осуществлении грандиозных планов. При этом несколько раз подчеркивала, что у них бесплатные обеды, быть может, этим оправдывая свою хрупкость или разыскивая мою заинтересованность в работе. Во время нашей беседы раз пять звонил телефон, и девушка, краснея и извиняясь, назначала деловые свидания новым претендентам. К концу разговора я однозначно решил, что здесь не буду работать даже за большие деньги. И хотя не сообщать об.отказе в обещанный срок было у компаний хорошей традицией, я этим вовсе не был огорчен.

Чем больше я ходил по фирмам на подобные собеседования, тем больше ощущал уверенность в своих силах и знаниях,накапливал опыт общения с людьми. У меня даже стал появляться какой-то нехороший азарт, присущий рыболовам в ожидании клева. Я начал понимать, что некоторые компании используют объявления с предложением работы в целях саморекламы, а в штат сотрудников зачисляют своих знакомых, пусть даже не самых квалифицированных специалистов. Но ведь круг знакомых должен когда-нибудь исчерпаться, с уверенностью думал я. И надежда не умирала.

А вдруг повезет?


И вот я шел по знакомой улице с новым названием к двухэтажному, хорошо отреставрированному особняку, в котором до недавнего времени располагалась запущенная столовая. На скромной, но со вкусом выполненной вывеске красовалось название фирмы, которое говорило само за себя. Известное совместное предприятие, дистрибьютор крупнейших в мире производителей компьютерного оборудования открывало свое представительство в Украине, и ему требовался специалист по локальным сетям.

Вначале мне предложили ан-кету на 4-х страницах с полсотней вопросов, на треть которых я затруднялся ответить. Вопросы были продуманы и четко сформулированы, и по ответам на них можно было легко судить о классе специалиста. Позже подобную анкету я стал предлагать слушателям на курсах повышения квалификации по сетевым операционным системам, чтобы определить уровень их подготовки. Кроме всевозможных вопросов по «софту», в частности по различным операционным системам, анкета содержала вопросы по «харду», например: какие интерфейсы жестких дисков Вы знаете? Какую размерность имеет шина EISA? Сколько дополнительных устройств можно подключить к жесткому диску с интерфейсом SCSI-2? Какие типы локальных шин Вы знаете? Вопросы по сетям: что такое 10Base5, 10Base2, 10BaseT? Какие ограничения в сети ETHERNET на тонком коаксиальном кабеле, на толстом, на витой паре? Завершали анкету вопросы по компьютерному менеджменту: каких производителей жестких дисков, процессоров Вы знаете? Какие фирмы выпускают компьютеры типа «notebook»? Чем различные модификации указанного типа принтеров отличаются друг от друга? И т.‘д., и т.п.

А вдруг повезет?



После заполнения анкеты со мной больше часа беседовали не-сколько специалистов фирмы. Вопросы были интересными и самыми неожиданными. Все пробелы в моих знаниях стали видны как на ладони. В результате я четко понял, чего хочу и над чем еще нужно потрудиться. К концу разговора после вопроса о том, сколько времени займет мое увольнение с прежнего места работы, у меня сложилось твердое мнение, что меня обязательно возьмут на работу в фирму.

Я внутренне готовился к увольнению, язвительно предвкушая удовольствие преподнести тем самым сотрудникам неожиданный сюрприз. В ожидании обещанного звонка медленно тянулась неделя. Но звонка, как вы уже догадались, не последовало. Правда, в интенсивной работе над устранением пробоин, выявленных в корабле моих знаний, мое огорчение уменьшилось.

Месяц спустя одна не менее известная компания распустила по Киеву слухи о своем фантастическом расширении. Ей требовалась куча специалистов, а точнее таинственных менеджеров по разным профилям применения, сборки и продажи ПК. За короткий срок, судя по своим знакомым, в компании прошли собеседование и оставили свои анкеты все «неудачники», кому не лень было оторваться от жестокой схватки в Mortal Kombat или от блуждания по бесконечным коридорам DOOMa. Позднее, из достоверных источников мне стало известно, что данные действия фирмы — лишь «ноу хау» в области изучения рынка рабочей силы. Но, отдавая должное компании, надо отметить, что подобные шаги в этом направлении имеют свой резон. Во-первых, учитывая некоторую общность информационного пространства многих коммерческих структур, они, безусловно, положительно влияют на качественный подбор квалифицированных кадров. Во-вторых, четко показывают общее состояние и тенденции развития рынка свободной рабочей силы. И, наконец, в-треть их, стимулируют рынок в целом к росту профессионализма.

Итак, покорно оставив анкету и пройдя собеседование и в этой фирме, я медленно плелся к ближайшей станции метро. Долгая до-рога домой и серые, унылые тона поздней осени не вызывали оптимизма и особого желания здесь работать. Но, как и раньше, моего участия в решении этого вопроса не понадобилось.

А вдруг повезет?


Прошло полгода. Мое финансовое положение несколько улучшилось, появились подработки, и я стал реже думать о переходе на другую работу. И вот однажды неожиданно зазвонил телефон. Строгий энергичный женский голос приглашал на собеседование в одну очень известную «некомпьютерную» фирму. У меня, как у мальчишки, задрожали колени, и я не узнал своего голоса. Через несколько дней в обусловленном месте и назначенный час меня ждал новенький «форд», который и до-ставил меня в апартаменты недавней собеседницы. Было 8 часов утра, но работа в офисе уже кипела. По большому, просторному коридору взад-вперед ходили красивые девушки и слегка нагловатые хорошо одетые мужчины. Среди многочисленных сотрудников и посетителей моя собеседница вычислила меня довольно быстро, быть может, заметив мое замешательство или разглядев мою слегка выцветшую коричневую куртку среди «кожанок».

Мы вошли в просторный светлый кабинет, стены которого были увешаны громадными цветными рекламами: симпатичные улыбающиеся девушки и тщательно вы-бритые парни, в современной одежде и без нее, в кабинете офиса и на пляже, одним словом, везде и всегда настойчиво рекомендовали пользоваться продукцией компании. Во всей отделке кабинета и во всех его аксессуарах прослеживался свой стиль: от обыкновенного ластика, на котором сумела вместиться маленькая рекламка с названием фирмы, до огромного шкафа, который по форме напоминал один из продуктов компании. Девушка села за стол и повелительным, но расплывчатым жестом предложила сесть мне. Я на мгновение задумался. Передо мной стояли два кресла: одно — красного, другое — белого цвета. В какое из кресел мне было предложено сесть, я не заметил и решил переспросить, почувствовав, что для моей собеседницы это имеет значение. «А это Вы должны решить!» — загадочно улыбаясь, ответила она. Я выбрал красное. Девушка быстро что-то записала в блокноте. Только теперь я заметил у нее на столе анкету в синей обложке, которую полгода назад заполнил для поступления на работу в предыдущую фирму. Каким образом она оказалась здесь, для меня было за-гадкой, но я с удовлетворением от-метил, что мои прошлые хождения не были напрасными.

А вдруг повезет?


Потом было много расплывчатых, «туманных» вопросов, на которые я не мог однозначно ответить. Например, таких: «Какой Ваш самый сложный проект в жизни?» Я спросил: «Как отвечать,- с точки зрения работы по специальности или с общечеловеческих позиций?» Ответ был прежним: «Как хотите». Мой немецкий, который я уже успел забыть, и английский, который еще не выучил, собеседницу почти не интересовали. Каждый новый человек, принятый в компанию, автоматически попадал на курсы английского языка, занятия па которых проходили ежедневно до и после работы. Мне показалось, что я произвел на девушку хорошее впечатление. Впереди была лишь беседа со специалистом, находящимся сейчас в командировке. От этого разговора зависело окончательное решение относительно зачисления меня в штат сотрудников компании.

Этот разговор состоялся на следующей неделе. Меня встретил молодой коммуникабельный, как модно сегодня говорить, парень. Вкратце расспросив меня об опыте работы, он начал детально описывать задачи специалиста, необходимого фирме. Затем пригласил меня в зал, где находилась вычислительная техника. Здесь я обнаружил старенький мэйнфрейм класса IBM-360/370, на котором усердно «трудилась» ветхая СУБД, написанная на КОБОЛе в середине 60-х годов где-то в Германии; с полдесятка ПК фирмы COMPAQ с 386-м процессором, которые чаще всего использовались в качестве терминалов к мэйнфрейму. Это все, естественно, было в рабочем состоянии и удовлетворяло потребности фирмы. Но унылый вид черных экранов с зелеными буквами произвел на меня удручающее впечатление. Зачем же я разбирался с «виндюками», «полуосями» и «икс-виндами»? Лишь для того, чтобы снова вернуться к экрану в текстовом режиме и сопровождать «древнюю» СУБД, в которой нельзя «поковыряться»? Я в тот момент, вероятно, забыл, что ищу работу не для души, а ради хорошей зарплаты.

В горьком разочаровании я почти не заметил, как снова оказался в просторном кабинете с рекламами, и как парень, довольно лестно отозвавшись о моей профессиональной пригодности, оставил пас вдвоем с моей недавней собеседницей. «Ну, какое Ваше впечатление?» — заинтересованно и радушно спросила она. И тут я «понес» редчайшую глупость. «У Вас техника немного устарела, и, конечно, трудно заинтересовать меня такой работой... Вот разве что зарплатой... Кстати, какая тут зарплата?» — небрежно спросил я. При этих словах в глазах девушки сверкнули молнии. Но, сдержав себя, все-таки назвала минимум, который во много раз превышал мою зарплату. Мое лицо выразило удивление. «А можно мне подумать?» — дрогнувшим голосом спросил я, понимая, что совершаю непростительную ошибку. «Нет! Мне нужен человек, который бы зажегся этой работой и, реализовав себя, дал толчок всему, как натянутая пружина! А на одном интересе к зарплате далеко не уедешь, — с досадой в голосе произнесла она. — Это я говорю Вам как психолог».

Дальше все было, как в сказке — я остался у «разбитого корыта». Новенький «форд» бережно вез меня к месту моей прежней работы, а в голове навязчиво звучала последняя фраза психолога. Надо сказать, что в этот день я совершил еще одну, не менее грубую, ошибку, поведав об этом случае жене.

А вдруг повезет?


В заключение мне хотелось бы рассказать о том, как нашел неплохую работу один из моих сотрудников, мой хороший друг. Прийдя в назначенное время на собеседование в одну известную торговую компанию, он обнаружил менеджера по кадрам, «летающим» по запутанным лабиринтам DESCENTRa. Подсказав ему выход на следующий уровень и пообещав принести последнюю коммерческую версию «леталки», мой сотрудник произвел на собеседника неизгладимое впечатление. Потом «запустили» Mortal Kombat И. После того, как мой друг показал у Ли Канга несколько недокументированных приемов и раскрыл пароль «бессмертия», он был охотно зачислен в фирму менеджером по программам с неплохим минимальным окладом.

Ну, вот и все. Предоставляю читателю право самому сделать выводы из этих историй. А мне остается спешить на собеседование в очередную фирму.
А вдруг повезет?!

Из номера "Компьютерное Обозрение" №3 (12) от 27 сентября 1995 г.

+44
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT