`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Что для вас является метрикой простоя серверной инфраструктуры?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Александр Пацай

ЛК как Spotify – тоже против Apple

+13
голоса

«Лаборатория Касперского» опубликовала блог, рассказав о том, что компания подала против Apple жалобу в «Федеральную антимонопольную службу» (ФАС) России. Детали можно почитать по ссылке, но суть там примерно такова:

 

  • У ЛК есть приложение Safe Kids для iOS, которое позволяет родителям следить за местоположением детей, тем, сколько времени они проводят за экранами устройств, какими приложениями пользуются, контролировать доступные детям сайты и многое другое, то есть, по сути, продвинутый родительский контроль;
  • С какого-то времени Apple перестала пропускать обновления приложения в App Store, аргументируя это нарушениями правил App Store для разработчиков и требуя внести необходимые изменения в работу приложения (которые бы, в свою очередь, сократили возможности решения ЛК);
  • В ЛК считают, что таким решением Apple ограничивает возможности разработчиков и пользователей, и вообще ведет себя как монополист;
  • ФАС, по мнению ЛК, видимо, должна этот вопрос как-то решить, заставив Apple в данном случае я даже не знаю что – я так и не уловил четко это из статьи в блоге.

 

В пример работы антимонопольных органов приводится ситуация с нефтяной компаний Standard Oil, которую разделили около 100 лет назад. Видимо, российский ФАС должен разделить Apple или, как минимум, заставит изменить свои правила, чтобы приложение ЛК прошло проверку.

Поскольку у меня несколько лет назад был опыт работы с приложением, подобным Safe Kids, да и вообще я известный яблофил, я подумал, что будет полезно прокомментировать «вырванные из текста и контекста» утверждения в блоге ЛК. За кадром этого обсуждения оставим сам факт нарушения приватности ребенка, каждый родитель для себя пусть решает, насколько глубоко он хочет вторгаться в личную жизнь ребенка и контролировать её. Лично я считаю, что подобные вопросы должны решаться в первую очередь путем общения и пояснения, а жесткие ограничения и слежка за ребенком только усилят его желание прикоснуться посильнее к запретным плодам. Тем более, что если огромные корпорации типа Google/Twitter/Facebook фейлят в плане фильтрации запретного контента, не подходящего для детей, то решения типа SafeKids тем более их не остановят.

В прошлом году мы получили от Apple уведомление о том, что наше приложение Kaspersky Safe Kids для iOS не удовлетворяет требованиям пункта 2.5.1 правил для приложений, размещаемых в App Store. Раньше никаких вопросов к Kaspersky Safe Kids в этом плане у Apple не было – оно около трех лет размещалось в App Store и удовлетворяло всем условиям.

Выяснилось, что, по мнению Apple, использование конфигурационных профилей противоречит политике магазина App Store, и Apple потребовала их убрать, чтобы приложение прошло ревизию и могло быть размещено в магазине. Для нас это значило исключить из Kaspersky Safe Kids две основные функции: контроль приложений и блокировку браузера Safari.

Здесь, мне кажется, наблюдается некая подмена понятий. То, что приложение попадало ранее в App Store, необязательно гарантирует, что оно «удовлетворяло всем условиям». Людей, которые проверяют приложения, не так много, за день они должны проверить около 40 приложений, поэтому зачастую до тщательной проверки того, как работает приложение, у ревьюверов могут не доходить руки.

Пункт 2.5.1, кстати – это требование использовать только публичные API, а также использовать API и фреймворки только с той целью, для которой они предназначались изначально. Я подозреваю, что установка конфигурационных профилей, которые необходимы для работы приложения SafeKids, подпадает под пункт о некорректном использовании API и фреймворков. Конфигурационные профили используются в первую очередь для решений корпоративных систем управления устройствами (mobile device management – MDM). Поэтому использование SafeKids и подобными им приложениями профилей от MDM и VPN, а также доступ в фоне к информации о местоположении для реализации функциональности практически наверняка является реальным нарушением требований Apple. К тому же, если мне не изменяет память, для корректной работы этих конфигурационных профилей они должны генерироваться с использованием сертификата из аккаунта корпоративного разработчика. Напомню, что недавно Facebook и Google попали в неприятную историю с использованием корпоративных сертификатов разработчиков, и это чувствительная тема для Apple).

Стоит отметить, что такое изменение в политике Apple по отношению к нашему приложению и, по сути, ко всем разработчикам ПО для родительского контроля, произошло сразу после того, как компания из Купертино представила в iOS 12 собственную функцию Screen Time. Эта функция позволяет пользователям контролировать, сколько они проводят в тех или иных приложениях или на тех или иных сайтах и задавать ограничения по времени. В сущности, это собственное приложение для родительского контроля от Apple.

Безусловно, можно предположить, что Apple решила выпилить из App Store всех конкурентов новой функциональности Screen Time, как она это сделала со всеми сторонними почтовыми клиентами, браузерами, калькуляторами, приложениями для погоды… ой, нет, подождите, кажется, я что-то путаю. Как известно, корреляция – это одна из разновидностей связи, но ей совершенно необязательно быть причинно-следственной. Вполне можно допустить, что внедрив свою функциональность, Apple поняла, что сторонние приложения, которые тоже её реализуют, не могут этого делать без нарушения каких-то правил разработки, и начала уделять им больше внимания при проверке.

Управление возможностями iOS-устройств приложениями сторонних разработчиков – это весьма нетривиальная и совсем неочевидная часть функциональности SafeKids, для реализации которой нужны существенные приседания со стороны разработчиков. Более того, там весь этот workflow по «втягиванию» детских устройств под родительские, с установкой конфигурационных профилей – достаточно сложный, многошаговый и неочевидный, в котором создать нормальный пользовательский опыт практически невозможно (одна из причин, по которой мы в свое время забросили разработку похожего проекта). Еще одна из причин, кстати – это то, что даже тогда, несколько лет назад, уже было очевидно, что для потребительских приложений Apple будет все больше и больше отбирать возможности по управлению другими устройствами, фокусируясь на образовании и корпорациях. Честно говоря, я удивлен, что у ЛК хватило сил и терпения поддерживать это приложение три года.

Тем не менее, я считаю, что вот так однозначно приписывать решение Apple по блокировке решения ЛК только выпуском Screen Time – это скорее повод придраться к Apple, нежели действительно увидеть проблему. Которая заключается в том, что сама iOS и её закрытость не очень-то предназначена для того, чтобы сторонние разработчики туда лезли своими конфигурационными профайлами и начинали менять настройки и возможности системы.

Дальше, конечно, начинается классика про «владельца платформы, а также контролера единственного канала доставки приложений пользователям этой платформы, чтобы диктовать условия, не позволяя другим разработчикам выступать на равных». Я считал и считаю, что Apple, создавая платформу, имеет право контролировать, кто, что и как делает на этой платформе. Тем более в таких весьма вторгающихся в личную жизнь других людей сценариях, как слежение за детьми и их активностью (да и кто там разбирается, за детьми кто-то следит или, например, за перемещением и активностью супруга(и)). Железная рука рынка все отрегулирует: если пользователей, желающих контролировать своих детей таким образом, достаточно много, они уйдут на Android, в котором подобных ограничений меньше, и Apple со своим iPhone станет никому не нужна.

Устанавливая свои правила в отношении этого канала, компания транслирует свою рыночную власть и на другие смежные рынки – например, на рынок программного обеспечения для родительского контроля, на котором она только недавно вообще начала играть. И именно в этом распространении своего влияния за счет обладания так называемой ключевой мощностью на другие сегменты, которое приводит к ограничению и устранению конкуренции, мы видим признаки нарушения антимонопольного законодательства, заключающегося в создании барьеров и дискриминации нашего ПО.

Определенные опции родительского контроля в iOS присутствуют много лет, а новые возможности Screen Time добавили недавно, так как стало раздаваться все больше призывов о чрезмерной зависимости пользователей от смартфонов, о фокусе на «цифровом здоровье» и призывов к Apple сделать что-нибудь по этому поводу.

Как по мне, в целом это «влияние на рынок» – очень притянутый за уши аргумент. Называть Apple монополистом на рынке устройств iOS это как называть BMW монополистом на рынке автомобилей BMW. Если Apple считает, что подобные решения на её платформе не нужны, мне кажется, она вполне имеет право принимать те решения, которые считает нужным. Я бы тоже хотел, чтобы Apple была более открыта к разработчикам и их пожеланиям, но почему-то они меня не слушаются.

Проблема с запретом на использование конфигурационных профилей в той или иной мере коснулась не только нас, а вообще всех разработчиков приложений для родительского контроля. Впрочем, это и не единственная тема, по которой у разработчиков софта есть вопросы к Apple. Например, недавно жалобу в Еврокомиссию на Apple подала компания Spotify, которая также считает, что в Купертино используют положение монополиста для продвижения своих сервисов, не давая остальным шансов соревноваться на равных.

ЛК очень хочется, чтобы жалобу компании воспринимали на том же уровне, что и Spotify, у которой тоже созрела жалоба на Apple. Она, правда, касается совсем другой темы – оплат подписки и процентных сборов за платежи, проходящие через App Store. Напомню, что Apple собирает 30% с подписочных платежей в первый год и 15% в последующие периоды. Spotify считает, что предоставляя на своей платформе Apple Music, которой не нужно отдавать 15% отчислений в Apple, Apple находится в нечестном положении по отношению к Spotify. Определенное разумное зерно в этом есть, хотя ничего не останавливает пользователей от того, чтобы купить подписку на сайте Spotify и пользоваться ею в мобильном приложении на iOS. В этом месте, скорее, проблема в том, что разработчики не могут в своей программе сказать «вы также можете купить подписку на сайте по ссылке тут» – и сделать цену в самом приложении выше, например, чтобы компенсировать 15% сборов. Эту претензию Spotify я могу понять, хотя, опять же, Apple на своей платформе с 15% мировых пользователей смартфонов может устанавливать свои правила и сложно её называть монополистом при этом.

А, скажем, приложение для родительского контроля Kidslox все еще можно скачать из App Store, но обновления к нему не проходят ревизию Apple и поэтому не попадают в магазин приложений.

Может, мне кажется, но тут у Лаборатории Касперского почему-то получается такой смысл, что их приложение SafeKids убрали из App Store, хотя это не так, приложение все еще доступно (последний апдейт – 4 октября 2018 года).

Мы очень рассчитываем на то, что мы также сможем и дальше взаимовыгодно сотрудничать с Apple, и для этого нам необходимо создать условия, в которых «Лаборатория Касперского» и другие компании на равных конкурируют друг с другом. Сейчас условия явно отличаются – и поэтому мы обращаемся в ФАС.

Возможно, что в тексте жалобы к ФАС и перечислены требования ЛК к Apple, но из этой статьи я так и не понял, что же именно должна сделать Apple. Поскольку дальше идет текст о том, почему монополии – это плохо, и о том, что монополии нужно разделять и запрещать им размешать свои приложения на своих платформах, я делаю вывод, что жалоба в ФАС призывает, скорей всего, прямо к дроблению Apple на производителя iPhone, на разработчика iOS, на разработчика App Store, и на разработчика функции Screen Time. Так должно все получиться и заработать.

Развитие и прогресс возможны только в условиях здоровой конкуренции – когда компаниям, создающим похожие продукты, необходимо придумывать что-то, что привлекло бы пользователя именно к их решению. Как только на рынке появляется доминирующий субъект, то он начинает устанавливать свои правила, которым все вынуждены следовать. Зачастую эти правила ставят многих в невыгодное положение, но выбора у них нет. В результате прогресс практически останавливается, потому как монополисту нет смысла развивать свои решения – альтернатив ведь не предлагают.

В этом месте я полностью согласен с утверждением ЛК. Только, мне кажется, притянуть его к Apple можно только при очень-очень сильном желании, да и то плохо получится. Если бы Apple была единственным производителем смартфонов в мире, то это утверждение имело бы смысл. А иначе – у нас есть рынок, который все отрегулирует как надо: если пользователям настолько нужно решение по управлению доступом к информации и слежением за перемещением пользователей, они уйдут на смартфоны другой (гораздо более открытой, как любят повторять фанаты Android) платформы и к другому производителю смартфонов. В результате продажи Apple упадут и либо прогресс пойдет сам собой, либо же Apple умрет, как неспособная к конкуренции с другими субъектами.

Например, недавно сенатор США Элизабет Уоррен (Elisabeth Warren) предложила запретить крупным компаниям, ставшим монополистами, таким как Facebook (напомним, ей принадлежат Instagram и WhatsApp), Google, Apple и Amazon, размещать приложения на собственных платформах. Уоррен предлагает разделить крупные цифровые гиганты и запретить им продвигать свои продукты на платформах, которыми они владеют, так как при существующем раскладе, они по умолчанию будут создавать преференции своим решениям. Действительно, а кто бы так не делал?

К предложениям сенатора Уоррен в США есть очень много вопросов, как и проблемы поддержки этих предложений. Можно для начала представить себе iPhone без каких-либо приложений, а дальше пользователи должны будут сами находить какие-то магазины приложений и устанавливать их себе. С остальными компаниями еще сложней в плане их разделения, и эти предложения совсем не учитывают историческую практику ритейлеров по продаже продуктов под своей маркой. Магазин App Store у Apple – это важная составляющая общих пользовательских впечатлений от экосистемы устройств iOS, которая обеспечивает достаточный контроль за приложениями, их качеством и безопасностью. Когда у отдельного магазина будут свои финансовые приоритеты и цели, подозреваю, он не сможет дальше обеспечивать реализацию общего подхода Apple, и это ухудшит состояние платформы. У той же Уоррен нет ответов на эти вопросы, только общее blah-blah.

Так что мы уверены в своей правоте и в том, что наша инициатива полезна для рынка в целом. Мы очень рассчитываем, что Apple предоставит сторонним разработчикам конкурентоспособные условия, чтобы они могли продолжать взаимовыгодно сотрудничать с компанией и двигать прогресс дальше.

Apple предоставила разработчикам платформу и правила, по которым разработчики на этой платформе должны играть. Лаборатория Касперского вправе считать, что она заслуживает более конкурентноспособных условий, и российский ФАС вполне может поддержать позицию отечественной компании. Но мне кажется, что здесь все же больше желания выбить себе больше привилегий, чем обоснованных претензий к Apple. Компания все годы существования экосистемы iOS демонстрировала, что на её платформе могут присутствовать приложения, дублирующие функциональность системы и встроенных приложений, разработчики которых играют по правилам Apple. А если какое-то приложение нарушает эти правила, то это имеет последствия.

ЛК как Spotify – тоже против Apple

+13
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT