`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Пенко Динев, IBM: «Украина способна не только ­использовать наши решения, но и участвовать в их разработке»

Статья опубликована в №25 (736) от 13 июля

+33
голоса

С первого марта киевский офис IBM возглавляет Пенко Динев (Penko Dinev). Он имеет большой опыт работы в области ИТ, а в компанию пришел в 1994 г. в качестве генерального директора ее представительства в Болгарии. До перехода в «IBM Украина» он занимал ряд ответственных постов в штаб-квартире корпорации в регионе Центральная Европа, Ближний Восток и Африка. Наша беседа является своеобразным представлением ИТ-общественности нового регионального генерального директора IBM в нашей стране.

Пенко Динев, IBM «Украина способна не только ­использовать наши решения, но и участвовать в их разработке»

Практически около четырех месяцев – я занимаю эту должность с 1 марта. Все это время наблюдаю за тем, как развивается рынок. Общеизвестно, что ситуация в экономике в первой половине 2009 г. действительно была катастрофической. По результатам всего года довольно сложно судить – в начале было очень плохо, в конце наметилось некоторое улучшение. В общем, рынок существенно упал. С I квартала 2010 г. на нем почувствовалось небольшое оживление. Заказчики стали интересоваться решениями. Появляются проекты, правда, в основном в частном секторе. В связи с политической неразберихой в госструктурах процессы замедлились, хотя там есть крупные проекты, поддерживаемые Европейским банком реконструкции и развития, Мировым банком и другими внешними инвесторами. Однако мы надеемся, что ситуация постепенно нормализуется. В целом ощущается какое-то движение, особенно в банковской и в индустриальной сфере. Эти процессы взаимосвязаны, потому что когда финансовые учреждения работают, у них появляются оборотные средства и возможность кредитовать реальный сектор экономики. Насколько устойчива данная тенденция, пока не берусь говорить. В любом случае все эксперты ожидают, что рост по сравнению с прошлым годом будет. Может быть, минимальный, но будет.

А как кризисный год повлиял на «IBM Украина»?

Как и на все другие компании в нашем секторе. Пришлось откорректировать свои планы. Мы стремились как можно быстрее оптимизировать финансовую часть и добились этого уже в I квартале. Сейчас «IBM Украина» намного продвинулась вперед. Сложно строить прогнозы, но если обратиться к отчетам аналитических агентств, то мы увидим, что бизнес компании растет.

На что же делается ставка?

Мы стараемся расширять сегмент услуг. Согласно философии корпорации каждое подразделение за два-три года своего существования должно развить его в такой мере, чтобы он был достаточен для поддержания всех остальных направлений. В этом плане очень серьезно усиливаем сервисную часть, особенно ту, которая обслуживает уже установленную базу, и, кроме того, пытаемся поднять общий уровень. То есть не только 5×9, как мы обычно говорим (пять дней в неделю по девять часов), а уже 7×24 – это постоянный сервис.

Это делается напрямую или через партнеров?

И через партнеров тоже. Но у компании есть собственные ресурсы. Даже когда у нас непрямой контракт с заказчиками, но есть договор о гарантированном времени восстановления системы, сервис, в принципе, тоже выполняют наши инженеры. Особенно это касается банков или клиентов, имеющих критические приложения, где нельзя допускать простоев. Подобных контрактов в Украине уже около пятнадцати. Это, безусловно, затратный бизнес, поскольку требуется держать склад запчастей, проводить обучение сотрудников и т. п., но он выгоден для нас. А главное, он выгоден заказчикам, которые избавляются таким образом от всех проблем.

Еще один важный момент. Хотел бы отметить, что мы будем и в дальнейшем продвигать в Украине свои программные продукты.

Спрос на это направление восстанавливается?

Пенко Динев, IBM «Украина способна не только ­использовать наши решения, но и участвовать в их разработке»

Безусловно. Конечно не так, как в сегменте аппаратных решений, где, по данным IDC, IBM занимает 1-е место в секторе серверов высокого уровня. В общем же, на рынке серверов мы на 2-м месте, но это из-за того, что системы начального уровня на базе лезвий х86 есть и у наших конкурентов.

Но ставка, тем не менее, на Power-системы?

Да, и они очень популярны в Украине, поскольку здесь много специалистов, есть культура эксплуатации этого оборудования. И интерес к подобным решениям стабилен. Скажем, как только мы объявили новый Power7, спустя месяц у нас уже было несколько заказов.

Но при этом нельзя сказать, что х86 совсем выходит из сферы вашего внимания?

Нет, конечно же. Есть потребитель, который готов использовать только системы на x86, и для таких заказчиков мы также имеем решения, развиваем данный канал, поддерживаем партнеров.

В этом сегменте конкуренция в основном с А-брендами или с локальными производителями?

Мы не рассматриваем местные бренды в качестве конкурентов, это другой класс техники.

Но в кризисных или посткризисных условиях фактор цены очень важен, не так ли?

Все начинают считать деньги. Это один из уроков кризиса. Но с другой стороны, есть такая английская пословица «Я недостаточно богат, чтобы покупать дешевые вещи». Те, кому необходимы работающие решения, гарантии надежности техники, обслуживания, обращаются к мировым брендам.

Вас, наверное, в полном смысле этого слова можно назвать кризис-менеджером. Вы в России приступили к работе в период начала рецессии и украинский офис возглавили в непростой ситуации. Есть ли какие-то правила в таких условиях?

Надеюсь, я не вызвал кризис своим приходом. Если говорить серьезно, то тут особой философии нет, надо только быстро принимать логичные бизнес-решения. Понятное дело, что когда бизнес не идет, нужно либо наращивать доходы, либо сокращать расходы. Тогда результаты будут позитивные. С другой стороны, это просто сказать, но очень сложно сделать. В такой ситуации иногда необходимы какие-то жесткие меры, чтобы спасти организацию от полного коллапса. Но одновременно нужно как-то сохранить команду. Приходится перераспределять нагрузку и просить сотрудников расширить круг своих обязанностей. Причем это относится ко всем, в том числе и ко мне самому. Я занимаю должность генерального директора, а кроме того, напрямую руковожу сервисной группой. В кризисное время на первый план выходят более четкое планирование и сплоченная командная работа.

А как выстраиваются в это время партнерские отношения?

Сейчас партнеры не могут выполнить задачи докризисного времени. Компания старается учесть ситуацию и даже в непростые моменты не разрывать отношения, которые выстраивались годами. Мы работаем с большинством из них, используя предоплату, поэтому особых проблем у нас не было. У ряда крупных партнеров есть кредитные линии, и они на период рецессии немного уменьшились.

То есть какая-то поддержка осуществляется?

Одним из первых мероприятий, которое я провел в начале марта, когда уже официально вступил в должность, стала организация серии встреч со всеми крупными партнерами. Крайне важно было дать им понять, что наши стратегические цели не изменились, и попытаться узнать, каковы их планы и прогнозы. Это очень существенно для того, чтобы построить долгосрочную стратегию взаимодействия.

Никаких радикальных перемен не произошло?

Я думаю, не стоит что-то менять. Конечно, все время будет какая-нибудь корректировка. Ну, допустим, есть дистрибьютор, который не очень хорошо работает, причем не только из-за кризиса. Дали ему определенный срок, а дальше посмотрим. Продолжаем расширять партнерскую сеть, хотя делаем это не только для того, чтобы показать ее рост.

Работа продолжается с партнерами и первого, и второго уровня?

Да, система остается та же. Как говорится: «Когда что-то работает хорошо, лучше не трогать».

Кстати, а в чем секрет ведения глобального бизнеса IBM в эти кризисные времена? Многие ваши конкуренты хотя и не показывали «минус», но продажи и показатели падали. У IBM, если я не ошибаюсь, в последние год-два постоянно идет рост.

Пенко Динев, IBM «Украина способна не только ­использовать наши решения, но и участвовать в их разработке»

Это базируется на нескольких факторах. В первую очередь на верной бизнес-стратегии. Очень эффективно работает наша аналитическая служба, которая исследует и прогнозирует поведение рынка на три-пять лет вперед. Своеобразные пятилетки, но цель планирования другая – попытаться посмотреть, куда идет мир. И вот когда мы поняли, что он больше ориентируется на сервис, мы поменяли портфель решений. Если помните, раньше, лет 10 назад, у IBM на него приходилось 30% бизнеса из трех основных направлений: сервис, ПО и аппаратное обеспечение. Сейчас же услуги занимают больше 50%, ПО – 30% и только 20% – аппаратные решения. Когда я говорю сервис, то имею в виду и консалтинг. Его доля также существенно увеличилась благодаря приобретению компании PriceWaterhouseCoopers, ставшей основой подразделения IBM Global Services. IBM первой начала совершать крупные аутсорсинговые сделки на суммы не менее 100 млн долл. По сути, ведь для многих бизнесов ИТ не являются профильными. Даже для тех, кто очень тесно работает с информацией, скажем для банков. Да, для них эта тема крайне важна, но ИТ-инфраструктура уже становится обузой, поскольку операционные задачи другие. Поэтому финансовые учреждения отдают на обслуживание нам свои системы – от серверов до БД, например банки «Юникредит», «Австрия». У них даже нет наемного персонала, занимающегося ИТ.

Вообще компании стремятся исключить из своего бизнеса те направления, которые не являются профильными. Это значительно улучшает финансовые показатели. В наши планы входят развитие облачных вычислений (что, по сути, можно считать логичным продолжением развития сервисов) и решения в области бизнес-аналитики, которые позволяют организациям правильно использовать информацию как стратегический ресурс.

По сути, сейчас начинает воплощаться то, что лет десять назад глава IBM Сэм Палмизано сформулировал как IT as Utility.

Глобально, да. На украинском рынке такое время еще не пришло, но обязательно придет. И здесь необходимо не только то, чтобы это осознали менеджеры, управляющие бизнесом, но и доработка нормативной базы. Сейчас она устарела и просто не позволяет многое делать. Скажем, вынос информации. Люди в банках этого боятся и не могут понять, что в данном случае тоже есть возможность обеспечить безопасность, а кража может и внутри банка произойти. Ну и, как уже было упомянуто, нужны нормативные документы. Поэтому требуется большая работа со стороны бизнеса, государственных органов и различных экспертных организаций по приведению законодательства в соответствие с современными требованиями. Я уверен, Украина, как и многие другие государства, придет к внедрению так называемого электронного правительства, когда взаимодействие органов власти будет базироваться на применении информационных технологий, а распространенные услуги населению начнут оказывать через Интернет. Поскольку это именно то, что может сделать более прозрачными отношения граждан и бизнеса с государственными структурами, снизить уровень бюрократических процедур, сократить время прохождения запросов и пр. Немаловажно и то, что такой подход практически исключает коррупцию...

Возвращаясь к теме нынешних ориентиров компании в бизнесе. В свое время IBM избавилась от выпуска ПК, принтеров...

До этого мы также прекратили производство печатных машинок, копировальных машин, а кроме того, еще и жестких дисков...

Однако в проектах, которые вы ведете, присутствуют ноутбуки, принтеры. Вы как-то кооперируетесь с компаниями, куда отошли эти подразделения, или у вас есть другой подход?

Бывает по-разному. Обычно мы используем технику того производителя, кто наилучшим образом соответствует каждому конкретному проекту. Когда мы отпускаем тот или иной бизнес в свободное плавание, он уже становится совершенно независимой компанией. Так было и с принтерами Lexmark, и с нашим подразделением персональных компьютеров, которое теперь принадлежит Lenovo. Правда, ПК не относились к непрофильной сфере, а скорее наоборот. Я лично очень сожалею о том, что это подразделение продали. В него вложено много сил, там масса уникальных разработок. В ноутбуках, которые выпускались под маркой IBM, было впервые реализовано чтение пароля по дактилоскопическому отпечатку пальца, именно в них появились первые встроенные камеры. Серия ThinkPad стала квинтэссенцией современных технологий. Но подразделение пришлось продать, так как на рынке ноутбуков практически не осталось места для инновационного развития. За последние пять лет никто из производителей не смог предложить ни одной кардинально новой технологии. IBM же стремится конкурировать за счет инноваций.

И все же, если речь идет о поставках оборудования, которое IBM не производит, у вас нет каких-то явных преференций?

Пенко Динев, IBM «Украина способна не только ­использовать наши решения, но и участвовать в их разработке»

Специальных нет, но есть глобальные партнеры. К примеру, с Cisco у нас корпоративный договор, и мы являемся ее «золотым» партнером, в том числе и в Украине. И, естественно, когда есть возможность, продаем и оборудование Cisco, при этом устанавливаем привлекательные цены. Мы, кстати, поставляем и принтеры HP, если заказчик того хочет. Еще один важный момент – компания всегда заботится о сохранности инвестиций заказчика, поэтому все решения IBM прекрасно работают на платформах конкурентов.

А ноутбуки HP?

Ну, если заказчик заплатит за это, и все будет соответствовать требованиям проекта.

То есть вам все равно, какие конечные устройства будет использовать заказчик? А как IBM относится к ныне модным облачным вычислениям? Ведь если обратиться к истории, то ваша компания всегда исповедовала концепцию централизованных вычислений.

Именно так, на самом деле нет ничего принципиально нового. Просто сумма имеющихся технологий привела к архитектуре вычислений следующей генерации – cloud computing. Конечно же, компания сегодня активно работает и над данным направлением. Но, признаюсь, в Украине все это пока только на уровне теорий. Сейчас я не вижу настолько серьезного проекта, за который мы бы взялись, поскольку необходимы первоначальные крупные инвестиции, и я сомневаюсь, что кто-то в сегодняшней экономической ситуации пойдет на такое. Помимо всего прочего, выигрыш будет не в течение одного года, а как минимум двух-трех лет. Заказчики еще не готовы, да и насыщенность традиционными системами еще не так высока, чтобы требовать какого-то качественного рывка на другом уровне. Сначала надо заполнить ту нишу, которая есть на рынке. Я не хочу сказать ничего обидного, но он еще должен подрасти, для того чтобы выйти на требуемый уровень.

Можно ли говорить о том, что IBM – консервативная компания?

Да, в хорошем смысле этого слова. В следующем году нам исполняется уже 100 лет.

При том что IBM находится на переднем крае науки, имеет огромное подразделение R&D...

Не только огромное, но и самое эффективное. Уже в течение 17 лет IBM лидирует по количеству регистрируемых патентов, обгоняя всех конкурентов вместе взятых. Однако мы много внимания уделяем оценке перспективности того или иного направления и отсеиваем те, которые, на наш взгляд, не относятся к ним. История показала, что бывали и просчеты, случалось, что наша компания вела себя излишне консервативно. Но такой подход зачастую оказывается полезен, будучи своеобразной защитой от того, чтобы не попасть в ситуацию, которая может привести к очень большим потерям. В свое время IBM не поддалась, как многие, всеобщему увлечению доткомами. А когда этот большой пузырь лопнул, практически все ИТ-вендоры пострадали. Мы были исключением. Но все же, исповедуя именно собственный подход, IBM уже 100 лет жива-здорова. Даже в 30-е годы, во времена Великой депрессии, единственная компания, которая не увольняла людей, а наоборот, нанимала, была IBM. Это действительно факт из истории. Томас Уотсон, основатель корпорации, как раз тогда собирал самые лучшие инженерные силы. И вот именно такие люди создали генерацию мейнфреймов в 40-х годах, которые обеспечили IBM лидерство на рынке.

Так что мы – сложная корпорация, очень комплексная. Иногда медленно принимаем решения, но когда оно принято, то нас уже не остановить.

А каковы долгосрочные планы IBM в Украине?

Планы действительно долгосрочные. Мы будем стремиться расширять свое присутствие и те направления, где у нас результаты близки к абсолютному максимуму. Будем стараться увеличить рыночную долю там, где она недостаточна и не соответствует нашему положению в других странах. Будем развивать локальную организацию, улучшать сервис, предоставляя заказчику такой уровень обслуживания, который компания обеспечивает во всем мире. Естественно, мы рассчитываем на динамичное развитие страны и на то, что наш рост будет опережать общерыночный. Увы, как бы того ни хотелось, но в экономике нельзя просто перескочить через этапы развития, надо все их пройти. Однако в Украине мы видим большой потенциал – и не только для сбыта наших решений, но и создания центров разработки. Я уверен, что у нас будет возможность наращивать бизнес на этом рынке по всем направлениям.

Дополнительную информацию о компании и ее решениях вы можете найти на специальной странице http://ko.com.ua/smarter_planet
+33
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT