`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Sergey Petrenko

Outsourcing IT или о колониальной сырьевой экономике

+55
голосов

Давно хочу зафиксировать свои мысли на эту тему, поэтому сначала отрезал себе пути к отступлению, написав в фейсбук, а теперь сел писать.

Сначала утверждение. Я считаю то, что сейчас принято называть индустрией аутсорсинговой разработки — раньше это называлось не менее диковинно, например, «оффшорным программированием», — явлением того же уровня и настолько же вредным, как и торговлю полезными ископаемыми, примеры которой мы постоянно видим в странах с сырьевой экономикой. Возможно, объективно неизбежным, но это не делает его объективно положительным.

Поясню. Дело в том, что в стандартном виде подобная разработка представляет из себя достаточно обезличенное написание даже не целых программных систем, а практически всегда — отдельных модулей по жестким спецификациями даже не генерального заказчика, а его в лучшем случае генерального подрядчика. А то и даже не генерального подрядчика, а субподрядчика, который получает заказ на разработку набора модулей и в итоге находит на каждый модуль непосредственно исполнителя работ, которым может оказаться и компания, находящаяся в Украине, России или Беларуси.

Схема, на самом деле, полностью повторяет то, как работает производство, например, электроники — идея iPhone возникла в Калифорнии, там были разработаны все составляющие, а производятся они на фабриках в Китае. Только для полноты аналогии стоит учесть, что условная украинская компания-разработчик не собирает сами смартфоны, она в лучшем случае производит (по отдельному заказу и по жестким спецификациям) корпус или гнездо зарядки.

И в обоих случаях жизнеспособность такого разделения труда обеспечивает низкая стоимость рабочей силы. То есть исходному заказчику выгоднее потратить немалые усилия на функционирование всей производственной цепочки в разных странах, что включает в себя отлаживание взаимодействия между звеньями, чем развернуть производство в одном месте под своим контролем.

Это довольно сильно напоминает также колониальную экономику, когда из колоний вывозятся полезные ископаемые и дешевая рабочая сила. В ряде случаев, кстати, сама рабочая сила ничего не стоила — тогда это называлось работорговлей.

Почему это плохо? Ну, прежде всего потому, что, как и в классической схеме эксплуатации колоний, подавляющая часть прибыли от продажи ресурсов или эксплуатации рабсилы вывозится из колонии. Конечно, что-то остается — но только для того, чтобы обеспечить дальнейшее, как правило, экстенсивное развитие именно этой схемы работы. Развивать что-то интенсивно «эксплуататору» неинтересно — во всех случаях это увеличивает расходы с неясным эффектом.

Плохо это и потому, что в условной колонии не растет квалификация рабсилы, не распространяются новые технологии и не повышается общий уровень индустрии. Глубокая переработка полезных ископаемых требует знаний и высокой технологической культуры, а это неизбежно нивелирует эффект от дешевизны рабочей силы. Разработка программного продукта с нуля с полным циклом принятия продуктовых решений требует не только писать код и не поддается аутсорсингу — поэтому становится дешевле увезти сотню украинцев в главный офис Facebook, например.

И, наконец, это плохо потому, что не приносит особой пользы стране. Дешевая рабсила потому и дешевая, что ей мало платят — поэтому говорить о росте потребления нет смысла. Развития внутреннего рынка также не случается — это хорошо заметно в Беларуси, где рынок внутренних сервисов и программисты-аутсорсеры представляют собой два совершенно непересекающихся множества.

Разумеется, коль скоро эти неоколониальные отношения не являются полной копией взаимоотношений колоний с метрополиями предыдущие тысячелетия истории, ситуацию можно менять без национально-освободительных движений. Тем более, что у нас есть пример Китая, который еще 20 лет назад ассоциировался исключительно с некачественными товарами, 10 лет назад прочно занял нишу производства качественной электроники для западных брендов, а теперь с успехом конкурирует уже собственными продуктами — продукцией глубокого передела, как говорят металлурги. У нас тоже есть продуктовые компании, которые успешно экспортируют уже готовые продукты, а не рабочую силу — и объективно этот процесс будет только расти и развиваться.

Я не испытываю особой охоты спорить с объективными экономическими и историческими процессами — видимо, другого пути, кроме как постепенное развитие собственной продуктовой IT-отрасли и только потом отказа от развития продажи услуг разработки чужих продуктов, и не может существовать. Но это не меняет моего отношения к деятельности представителей этой индустрии — собственно, я бы и писать ничего не стал бы, если б не они. Последний год с лишним именно эти представители бьют себя в грудь и объясняют, как именно они двигают экономику страны. Правда, при этом они довольно откровенно, иногда на грани фола, оптимизируют налоги и чуть ли не в любой момент готовы к переезду за пределы страны. Я не собираюсь оправдывать политику государства, но нельзя не заметить, что переезды обычно планируются в страны с примерно похожим уровнем экономики и оплаты труда. Довольно долго единственным аргументом при найме персонала именно у этих компаний служила зарплата (причем, не всегда официальная), что при любом колебании курса доллара приводило буквально к вымыванию разработчиков из продуктовых компаний. Наконец сейчас, столкнувшись с невозможностью решать вопросы дефицита кадров войной зарплат, компании начали осознавать необходимость подготовки новых специалистов, но что происходит? Везде развивается ажиотаж на тему «Научим программировать за пару месяцев». Кого можно подготовить таким образом? Только ремесленника, умеющего кодить на одном языке, только с теми технологиями, которые используются в компании. Потратить эти же усилия на развитие более фундаментального образования компании, как правило, отказываются — как я и писал выше, это увеличивает расходы, откладывает их возврат и вообще может иметь неясный эффект для конкретной компании.

Все будет хорошо. Каждый новый продукт, полностью разработанный в Украине, меняет эту ситуацию к лучшему, а если продукт получает известность и успешно развивается в мире, то он становится гораздо более полезной экспортной единицей для всей страны. Каждый такой продукт намного повышает спрос не на ремесленников-кодеров, а на серьезных разработчиков, которым интересно решать полные задачи, а не только оптимизировать выполнение нескольких операций на конвейере. Успешные продукты показывают пример и вдохновляют. И продуктов становится больше, и квалификация работников становится выше, и растет проникновение технологий. Кажется, в школьных учебниках это называется «прогресс».

Outsourcing IT или о колониальной сырьевой экономике

+55
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

Все правильно пишете - про полную аналогию между бизнесом аутсорса (отгрузка кода-сырца) и традиционным экспортом продукции низкого передела.

В комментариях к Вашему блогу аутсорсеры (аутстафферы) имеют право на защиту: "мы привозим в страну какую никакую валюту", "мы даем работу выпускникам и поддерживаем в тонусе ИТ-образование". Только ведь и они не отрицают, что производят продукт с (относительно) низкой добавленной стоимостью.

Но даже не в низкой добавленной стоимости проблема. А в коротких производственных цепочках этой отрасли: стул - стол - ноутбук - супервайзер - эспорт. Не порождают эти парни никакой внутренний спрос (кроме как на профильных выпускников) - в том смысле, про который говорят "доллар, вложенный в строительство, порождает пять долларов в смежных областях". Им от страны ничего не надо, только льготное налогообложение.

Со стороны продажи их продукта - та же фигня. Польза заканчивается притоком валюты, без бизнес-последствий. Как написали в комментах: "автоматизация бизнес-процесса радикально меняет сам бизнес-процесс и добавляет новой value". Вот эта добавленная ценность возникает снаружи страны. Внутри страны никакого эффекта в целом не наступает.

Не их вина, но все же, все же, все же.

Аутсоурс создает возможности для продуктовых компаний, а не отбирает. Вот ваши же слова: "Тем более, что у нас есть пример Китая, который еще 20 лет назад ассоциировался исключительно с некачественными товарами, 10 лет назад прочно занял нишу производства качественной электроники для западных брендов, а теперь с успехом конкурирует уже собственными продуктами".
Критики аутсоурса считают что если его запретить, то все программисты ломанутся в продуктовые компании. На самом деле они пойдут торговать на базар как инженеры в 90-е.
Вот такая альтернатива :-(

"Критики аутсоурса считают что если его запретить, то все программисты ломанутся в продуктовые компании. На самом деле они пойдут торговать на базар как инженеры в 90-е."

Верно только отчасти. Защитники аутсорса так и считают: не будет аутсорса - не будет другого достойно оплачиваемого приложения сил для работников умственного труда. Понятно опасение автора блога о подмене повестки в ИТ. Но другие приложения сил обязательно будут: не всем подходит линейно-сырьевая модель, да и вакуум в остальном ИТ (пусть это называется продукто-образующие ИТ) обязательно втянет в себя новобранцев, сперва волонтеров, а потом и бизнес.

PS По прогнозу транспортных проблем Лондона 19-го века выходило, что через 50 лет Лондон утонет в лошадином навозе. Обошлось. И у нас обойдется.

По поводу курсов повышения квалификации от аутсоурсеров. Учить с нуля 5 лет университетскому образованию это точно не их задача. Их задача - создавать спрос на специальности. Или доучивать своих сотрудников тем навыкам, которые они не могут найти на рынке труда.

С одной стороны - все верно. С другой - как иначе? Ведь отсутствие продуктовых компаний имеет много объективных причин и их обсуждение не менее интересно

"Плохо это и потому, что в условной колонии не растет квалификация рабсилы, не распространяются новые технологии..."

Производство и инновации - антогонисты. Производство тяготеет к стабильности и улучшениям существующих процессов/технологий. Инновации (новые технологии) - это "революционные изменения".

Программисты мигрируя между проектами или работая на стартапе (что свойственно "сырьевой парадигме"), имеют больше шансов овладевать новыми технологиями, чем "продуктовики"

вопрос не столько в овладении технологиями кодинга, скорее в овладении технологией полного цикла производства готового продукта - от исследований до управления проектом разработки, сопровождения и продвижения продукта. Создание и тестирование кода - это лишь небольшая часть процесса

Во, а вот здесь соглашусь. Здесь, реально у нас "и конь не валялся". Для доказательства, даже ходить далеко не надо:

"...полного цикла производства готового продукта - от исследований до управления проектом разработки".

Вот нам кажется, что если мы добавим слово "полный" к "производственный", то мы практически скажем обо всем. Так вот нет не получится. Говорить надо о "жизненном цикле Системы", и придумывать ничего не надо, берем, например, ISO/IEC 15288 и говорим...:)

Но, к сожалению, в Украине, с этим все очень плохо, у нас не обсуждаются такие вещи как "системная инженерия", а проблемы, например, тех же "онтологий", я встречал только в дипломных/аспирантских работах..:(

Коллеги,

В соседнем блоге http://ko.com.ua/pravilo_50_mil_i_sledstviya_iz_nego_114879 популярно написано, какие тяжеловесы играют против локальных экосистем. Если у программного продукта полного цикла (готового) нет экспортного потенциала, его производить в Украине не будут. И управленцы полного цикла не появятся. У программного продукта внутреннего назначения потенциал появится только тогда, когда "работать эффективно" станет нормой. Пока что нормой является "пилить". Для распила ИТ не надо.

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT