`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Максим Агеев, De Novo: «Качество сервиса — то, что будет всегда нас отличать от любого удаленного оператора»

+55
голосов

Компания De Novo в особом представлении не нуждается. Компания уже достаточно прочно заняла одно из лидирующих мест на украинском рынке облачных услуг. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию интервью с Максимом Агеевым, генеральным директором De Novo. А нашу беседу мы начали с вопроса о том какие трансформации компания переживает сегодня и какие изменения произошли за минувшие три года.

Трансформация компании из одного состояния в другое — это достаточно сложный и трудно программируемый процесс. И, допустим, три года назад в начале 2013 г. мы считали себя системным интегратором, у которого облачный сервис, это скорее просто эдакий бантик на пиджаке. И тогда впервые я придумал словосочетание «гибридный оператор» (еще не было гибридной войны, но уже были гибридные облака) и пытался наполнить его содержанием. Ничего особо тогда не получалось. Однако спустя два года выяснилось, что мы стали достаточно устойчивым оператором облачных сервисов и уже ЦОД, с такой «блажью», как системная интеграция, превратились в тот самый бантик на пиджаке. Вот этот быстрый и сегодня уже очевидный и драматичный слом рынка очень сильно нам помог. Кризис внес прямо-таки скальпелем безжалостно и быстро свои коррективы. Сегодня я уже понял, по крайней мере, для себя, что же такое «гибридный оператор».

И как же это можно определить?

Практика De Novo показала, что облака — это не быстро, не дешево и не просто. Это совсем не то, о чем заявляет большинство выступающих на конференциях и различных форумах. Миграция в облако, трансформация из старого состояния в новое — непростая рискованная вещь, особенно, если речь идет о корпоративных инфраструктурах и приложениях. И просто наличие работающего гипервизора, платного или бесплатного, еще не означает, что ты как оператор в состоянии поддержать клиента. То есть нужна добавочная стоимость, создаваемая компетенцией консультантов. Специалистами, которые должны, не расплескав, не поломав ничего по дороге, плавно перенести работающие приложения в облако. А иногда речь идет о десятках тысяч пользователей, которые не должны заметить этого переноса. И все это нужно сделать так, чтобы противники нового не уволили и не распяли, как сакральную жертву, ИТ-директора. Вот эта добавленная стоимость, создаваемая людьми, в дополнение к вычислительным ресурсам облака либо к инженерным ресурсам ЦОД, и делает нас гибридным оператором. То есть мы представляем собой не портал, как, например, Amazon для заказчика в 99 случаях из ста. Мы приняли другую концепцию: как говорили раньше, мы — портал с человеческим лицом, с человеческим языком, который адаптирует проблемы и специфику больших корпоративных инфраструктур, что является головной болью ИТ-директора. В этом наше конкурентное преимущество.

 «Качество сервиса — то, что будет всегда нас отличать от любого удаленного оператора»

И все-таки, в чем «гибридность»?

На сегодняшний день в мире существует огромное количество облачных платформ. Если у тебя есть кредитная карточка, ты можешь арендовать вычислительные ресурсы в течение 30 секунд или минуты—двух. Означает ли это, что работая ИТ-директором, ты в состоянии перенести туда, к примеру, корпоративную платформу ERP или почту? Ты просто не знаешь, что с этим делать. Более того, можно бесконечно перечислять, что тебя ждет на пути миграции в облако и каковы риски. Это аккуратно скрывают большинство операторов. Мы увидели в этом огромный барьер, стоящий на пути развития рынка. И решили, что нам проще и дешевле оказать заказчикам консультационную поддержку специалистов, иногда бесплатно, чем рассказывать клиенту, что у него нет опыта. Таким образом, возникла концепция проектной составляющей в облачном сервисе. Это первое. Миграция в облако — это работа людей, а не машин. Пока мы в De Novo не научились делать это автоматически. Думаю, что индустрия еще долго не сможет делать этого по принципу copypaste.

Вторая часть возникла в связи с кризисом, когда выяснилось, что у большинства предприятий просто не было денег на платежи. И мы увидели, что используя облачные ресурсы, можем включать проектные работы, а иногда даже и оборудование, в наш ежемесячный платеж. То есть у нас появляется финансовый инструмент. Это является огромным конкурентным преимуществом по сравнению с любой компанией, которая не может предоставить заказчику сервер без денег, поскольку у нее самой ресурсов не хватает. Хотя отсутствие финресурсов и является ключевой проблемой последних двух лет в Украине, мы можем себе позволить отложить или распределить выплаты на год, два или три. Это очень интересная возможность, и это то, что отличает нас от многих операторов в мире.

Есть уже устоявшаяся классификация облаков: публичные, частные, гибридные. Поэтому, когда слышишь такие слова, как гибридный оператор, то может возникнуть некое понимание, что это оператор, который обеспечивает работу гибридного облака у заказчика.

Честно говоря, не думаю, что наше внутреннее изобретение такого названия как-то приживется — просто упомянул, с чего мы начинали два года назад.

Рассказывая о нашей стратегии, я упомянул дванаших конкурентных преимущества Над третьим мы сейчас интенсивно работаем. На самом деле, мы увидели, что гибридная модель облаков становится все более и более популярной. Более того, я думаю, что такая модель будет доминировать с огромным отрывом на рынке крупных и средних предприятий в обозримом будущем. Поверх этого, по мере развития нашей работы по взаимоотношениям с заказчиками, постепенно начала возникать концепция Managed Services. Когда часть инфраструктуры работает на нашей площадке, а часть — на территории заказчика, и является его основным ресурсом, мы вполне можем при помощи программных инструментов и на базе облачных технологий взять под контроль управление этой части инфраструктуры. Как ни странно, во многих случаях заказчики из Украины мало чем отличаются от заказчиков из более развитых стран — инфраструктура в ряде случаев становится неизбежным злом, с которым нужно смириться. Она уже не столь интересует айтишников, как раньше. Они начали понимать, что вся их ценность, сила и рычаги влияния на бизнес лежат в программном слое, в области бизнес-логики. А инфраструктура — это лишь то, что позволяет всему этому программному обеспечению работать. И такие компании, как De Novo, включили в свою риторику слова: «Парень, еще больше сконцентрируйся на своем ПО, бизнес-логике, а все, что касается вычислительных «подвалов», отдай нам. Мы это делаем быстрее, лучше и дешевле, чем ты, потому что мы профессионалы и работаем на экономике масштаба».

Сейчас мы видим только первые результаты следования такой концепции и учимся это делать. Это очень интересная вещь, которая показывает, что просто иметь виртуализированные ресурсы под управлением той или иной программной платформы совсем не достаточно, чтобы быть успешным облачным оператором. И с этого года мы достаточно сильно реформировали наши проектные группы. Мы не увольняли сотрудников — просто пеерводим наших проектных специалистов в группы Managed Services, чтобы они могли использовать облачные инструменты — продолжать выполнять свою работу, но по-другому. Не инсталлировать какую-нибудь СХД или вычислительную систему на территории заказчика, как это делает обычный системный интегратор, а решать подобную задачу, как облачный оператор.

То есть, по сути меняются некие определения, а задачи остаются теми же? Я имею в виду, если взять классического системного интегратора 10-летней давности.

Наверное, задачи остаются теми же. Миссию De Novo на сегодняшний день (не знаю, что будет через пять лет) я вижу в том, чтобы быть инфраструктурным оператором. В общем, мы должны давать опорную инфраструктуру, аналогичную опорной сети у телекоммуникационных операторов. Мы должны ее создавать во всех проявлениях, чтобы ИТ-службы заказчиков могли заниматься своим непосредственным делом — участием в бизнес-процессах, повышением производительности труда. И это точно не серверы и не конвергентные сети. И не тип гипервизора определяет производительность труда офисного работника или другого специалиста компании. Мы стремимся взять эту часть работы на себя. В этом отношении это новая задача, которую ни один из системных интеграторов, на мой взгляд, никогда не решал. Системный интегратор приходил и продавал заказчику то, что заказчик хотел. Едва ли я могу вспомнить истории, хотя они бывали и у нас, и у других компаний, когда ты приходил и менял сознание заказчика. Да, это евангелизм. А, как правило, если заказчик хотел серверы определенного производителя, он именно их и получал. Интегратор шел к своей прибыли наиболее простым путем.

В случае с оператором возникает другая история. Мы даем сразу результат. Мы должны дать сразу результат. Каким образом мы этого добиваемся, никого не интересует.

С одной стороны, это как бы упрощает вашу задачу, поскольку эти инструменты в ваших руках.

То есть можно более эффективно работать, не оглядываясь на специфические требования заказчика.

Но, с другой стороны, как кажется, это повышает некие риски?

Да, это тоже верно. Как оказалось, развитию информационных систем, как и остальному миру, присуща дуальность. В обмен на бесконечное постоянное упрощение и улучшение пользовательского интерфейса, происходит усложнение самих технологий. Это связанные вещи, не существующие одна без другой. И чем проще и элегантнее будут сервисы для потребителя как корпоративного, так и частного, тем сложнее будет инженерным командам поддерживать работоспособность, качество, защищенность и масштабируемость платформы. Обеспечивать ее функциональность в круглосуточном режиме. Это бесконечный процесс развития, бесконечная гонка, и De Novo с увлечением в нее включилась. Но это другая модель — не то, что делали системные интеграторы десять лет назад. Меняются приоритеты, сама модель доставки сервисов. И как выяснилось, научиться этому весьма не просто. Продать сервер намного проще — цикл сделки короткий.

А может быть, проблема в том, что сервер визуально и материально прямо сейчас ощутим, а тут продается нечто, что даст результаты спустя какое-то время в работе?

Операторский бизнес — это процессно-ориентированная модель. Это «вечный» процесс. Наша задача, в идеале, чтобы заказчик как можно дольше потреблял наши сервисы и никуда не уходил. Мы для этого должны работать так, чтобы у клиента даже мысли не возникало поменять нас на другого оператора. В случае с сервером, что бы ни говорили системные интеграторы, основная масса интересов всегда заканчивается передачей накладных. Сервис и сопровождение этого оборудования в будущем часто являлось больше головной болью, чем созданием дополнительной добавленной стоимости. И я думаю, любой ИТ-директор может рассказать сотни историй, как его бросали один на один с проблемами, из которых ему приходилось самостоятельно выбираться, потому что они не в рамках контракта. Так вот, мы как операторы позволить себе этого не можем никогда, потому что барьер входа и барьер выхода очень низкий. Мы можем как легко приобретать клиента, так и легко его терять. И это оказывает очень сильное давление на приоритеты работы компании. Что является более приоритетным, качественная работа продавцов-переговорщиков либо администраторов облака, которые годами должны сопровождать заказчика?

А какой у вас приоритет на данном этапе?

Нас в свое время очень сильно зацепила концепция Fanatical Support компании Rackspace. Мы перебирали возможные конкурентные преимущества, чем мы можем быть сильнее любого глобального оператора, деньгами — нет, клиентской базой — нет, доступом к технологиям — нет. И пришли к выводу, что качество сервиса — то, что будет всегда нас отличать от любого удаленного оператора. Поэтому фанатичный уровень поддержки наших клиентов — это главная фишка, это просто приоритет № 1. В угоду ему мы можем пожертвовать чем угодно — всеми другими задачами, частью прибыли, удовлетворенностью продавца, амбициям архитектора и т.д. Задача — поддерживать работоспособность клиента на самом высоком уровне. И если случаются проблемы, а они, естественно, случаются — потратить минимум времени, 30 мин, 20 мин, 15 мин, ночь с субботы на воскресенье, новогоднюю ночь. И выплатить штраф, а сверх этого бонус за то, что мы все-таки эту проблему допустили. Это, в конечном счете, формирует тот профиль оператора, за который мы боремся. Поэтому качество предоставления услуги по-прежнему остается для нас самым высоким приоритетом, что порождает целый ряд управленческих и организационных решений.

Вы упомянули некоторую сентенцию, которой оперируют провайдеры мобильной связи. Модель бизнеса, которую вы сейчас развиваетеблизка к тому, чем они занимаются. Не видите ли вы конкуренцию с их стороны в обозримом будущем?

Как ни странно, сегодня не вижу. Проходит год за годом, и мы, общаясь со всеми этими игроками, слышим заявления о том, что мы операторы, мы «великий и ужасный Гудвин» и у нас такое количество ресурсов, у нас такой доступ к международному «всему», что просто берегись... Первые такие заявления я слышал года четыре назад, последние — месяца два назад. Но на сегодня отсутствует успешный опыт в сегменте облачных сервисов со стороны любого оператора связи на территории Украины, во всяком случае, мне о таковом ничего не известно. Ну, может быть, стоит отметить плюсом, хотя я и не знаю объективных результатов, продажи облачной АТС «Укртелекомом». Как ни странно, но операторы мобильной связи не могут решить эту проблему. И для них это оказывается не таким уж простым вопросом.

В свое время один из наших акционеров сказал, что никакого украинского феномена здесь нет, такая история уже случилась в США — огромные компании-операторы не смогли выйти на рынок новых сервисов. Они были постоянно биты более молодыми и сфокусированными командами, и в конце концов пошли по пути огромной переплаты. Решили, что дешевле купить готовый бизнес, чем пытаться научиться ему самим. Скорее всего, компании на постсоветском пространстве будут идти по такому же пути. На сегодняшний день мы видим, что большинство операторов интересуются этим направлением, изучают его, но в силу каких-то внутренних барьеров, это не может быть реализовано. Вероятно, все-таки в силу причин бюрократических, сильного внутреннего лобби людей из старой модели бизнеса, которая дает всю выручку сегодня...

А может быть, там все-таки немного другая внутренняя идеология? Ведь они заточены на массовый маркет...

И это в том числе.

...облачный бизнес имеет, ведь, иную специфику.

Ну, во-первых, специфика присутствует в самой деятельности De Novo, потому что мы работаем с крупными предприятиями, и мы очень сфокусированы, у нас нет бесконечного портфеля сервисов. Мы достаточно подробно изучали позитивный и негативный опыт соседних стран и увидели, что достигает успеха именно сфокусированная компания. Поэтому мы не выходили никогда на масс-маркет. Но если мы говорим о корпоративном клиенте, понимаем его потребности и специфику, стараемся им соответствовать, это не значит, что нельзя обслуживать массового потребителя в таком контексте. Просто мы этим не занимаемся. Пока.

Говоря о массовом потребителе, имеется в виду малый бизнес?

У нас нельзя купить виртуальную машину, вообще. Невозможно. Мы считаем, что себестоимость этой транзакции будет выше, чем та сумма, которую клиент заплатит за эту виртуальную машину. Поэтому наше Облако — у нас нет для него специального названия, но его можно назвать «Облако класса enterprise» — часто дорого, мощно, избыточно защищено для рядового потребителя. И такой потребитель будет сильно переплачивать. Если бы я был на стороне телекомоператора, я бы описал профиль De Novo таким образом: тяжеловесный бутик, в некотором роде очень бюрократичный, потому что работает с такими же бюрократами в корпоративной среде. Телекомоператоры могли бы это использовать как свое преимущество, но почему-то так не делают. Частично, я думаю, это связано со слабым уровнем развития рынка у нас, и мы как небольшая компания гораздо более склонны к риску. То есть, мы в последние года три пришли к очень простой концепции, лежащей на поверхности, однако мне понадобилось для понимания этого почти 20 лет. Нет других механизмов для проверки какой-то твоей идеи или бизнес-концепции, кроме выхода с ней на рынок. Нужно выйти с пилотом, положить товар на полку и оценить реакцию. Мы постоянно выставляем какие-то сервисы, идем на какие-то уступки, адаптации и смотрим на реакцию заказчика.

Наверное, большие организации не могут себе этого позволить, там слишком много внутреннего контроля, каких-то инвестиционных комитетов, в общем, какого-то внутреннего цемента, который не позволяет большой компании заниматься...

Экспериментами?

Да. А облачный рынок — это, очевидно, зона экспериментов сегодня в большей степени и в меньшей степени зона зарабатывания денег. Пропорции меняются в пользу зарабатывания денег, но в зоне экспериментов по-прежнему существует огромное поле для творчества, и кто победит, а кто проиграет, тут сложно предугадать.

Продолжая тему конкуренции. Понятно, облака сейчас в фаворе, о них говорят все и к месту, и не к месту, в том числе и большие транснациональные игроки на ИТ-рынке. У них это сейчас тема и приоритет № 1, кого бы мы ни взяли. При этом еще, буквально, год назад многие из них сторонились этой темы и говорили, нет, мы в эти игры не играем... А как вы видите текущую ситуацию, может быть, можно сделать некий прогноз? Понятно, что у каждого большого игрока свой подход. Но по сути сервис со стороны клиента единообразен, и в данном случае выиграет тот, кто предложит именно тот сервис, который необходим локальному потребителю или любому потребителю. Какова вероятность, что, допустим, кто-то из таких крупных игроков найдет сервис необходимый именно украинскому потребителю?

Я бы начал с того, что, да, тяжело угадывать будущее, но очень легко рассуждать о прошлом. 2015 год уже показал, на мой взгляд, очень тревожную для рынка тенденцию — крупные потребители начинают уходить за пределы Украины. Еще в 2014 году я лично в это слабо верил. Но сейчас речь уже идет о подписанных контрактах. И нас это беспокоит, меня это беспокоит. Такая тенденция является угрозой для нашей компании, но в целом, я считаю, что это угроза и для Украины, для ее экономики.

Сегодня вряд ли можно найти хоть одну глобальную ИТ-компанию, которая не занимается облаками. Кто-то более успешно, кто-то менее, но идет огромный объем евангелистской и инженерной работы в поисках вот той модели, которая приведет тебя к будущему успеху. Практика показывает, когда двадцатка ведущих компаний берется за раскачивание какой-то идеи, то ее в результате реализуют. Украина здесь выглядит, честно говоря, не то чтобы конкурентоспособной... Вот я с грустью смотрю на эту историю. Компании De Novo в жизни не выстоять против любого, кого ни назови из таких компаний, там операторов-телефонистов, наверняка, на порядок больше, чем у нас сотрудников. И пока большим барьером, защищающим украинский рынок, как ни странно, являются наша совковость и бедность.

У нас, в Украине, принято работать с «короткими» деньгами. «Длинные» деньги плохо реализуются, так как нельзя предсказать, насколько и в какую сторону будет меняться рынок, не то что в течение пяти лет, но даже в течение года. Легче сейчас что-то купить и продать, сняв короткую выгоду, а там дальше переждать, либо продолжить, либо уехать, либо инвестировать. De Novo в этом отношении является некой белой вороной. И я думаю, что сегодня увеличение разрыва между уровнями технологической зрелости украинского рынка и, условно говоря, западного несет для Украины больше угроз, чем разрыв в области облачных технологий. Ведь именно облачные технологии позволяют этим западным игрокам сюда больше никогда не приезжать. Сейчас, если ты можешь заплатить кредитной карточкой, пожалуйста, пользуйся на здоровье западными ресурсами. Хочешь, можешь CAD-систему взять напрокат или BPM-систему, HRM-систему, хоть просто вычислительные ресурсы — все, что угодно, и об этом никто никогда не узнает. Если же все-таки тебе нужны налоговые накладные, то уже сейчас в Украине существует целый ряд компаний, которые просто выполняют функции финансового посредничества. Здесь останутся только компании-менялы численностью в два-три человека. И вот она, эта трансформация ИТ-услуги. Возможно, я утрирую, но у меня такое впечатление, что кроме меня это никому не интересно в стране, государству так точно. Бизнес, понятно, сейчас озабочен выживанием, сбором и утилизацией курсовых разниц, в общем, не до стратегии сейчас. Поэтому я надеюсь, что мои апокалиптические видения никогда не станут реальностью. Но в принципе, сейчас Украина вышла на очередной виток, когда она может очень сильно отстать. Первый раз это произошло 20 лет назад, когда эра доткомов практически прошла мимо нас.

Чуть раньше вы уже сказали, что в 2015 г. наблюдалась тенденция ухода на Запад.

Ну, из того что мы увидели, ... просто эта «деревня» облачная, она очень маленькая, в ней все друг друга знают. Не думаю, что мы отслеживаем все сделки, но очень многие, о которых мы хотя бы косвенно слышим, мы пытаемся если и не остановить, то хотя бы узнать причину ухода. Так вот, основная логика уходов, которые мы видели, просто иррациональный страх. Никакого технологического преимущества, никакой финансовой выгоды, вообще ничего. Вынести данные отсюда как можно дальше, закопать IP-адреса, каналы, чтобы никто никогда не узнал, потому что здесь захваты ЦОД, того, сего, не буду добавлять. Уход только одного известного мне заказчика сравним с динамикой двухлетнего прироста всего облачного рынка Украины. Потеря настолько велика, что для того, чтобы зашить нам всем эту брешь понадобится года полтора-два. Я знаю сейчас о таких четырех-пяти контрактах.

То есть, это практически половина рынка?

Ну там половина, или 30%, или 20%. Но это огромные доли, малый и средний бизнес, просто не в состоянии компенсировать эти потери. Таким образом, как ни странно, при том, что у нас, у De Novo, растет бизнес, рынок в целом проигрывает. И проигрывают здесь все, и системные интеграторы, и облачные операторы, и телекомы — все, потому что вероятность возвращения сюда я лично оцениваю как очень низкую. Вот так примерно происходит ликвидация рынка. Ведь тут не будет товара-заменителя, уже никогда.

Еще пару лет назад была такая сентенция, что потребитель не готов к облаку. ИТ-директор не готов отказаться от своей серверной комнаты, которая является каким-то инструментом влияния, а руководитель бизнеса не готов рискнуть и отдать свои данные куда-то в облако, еще находились какие-то препятствия к тому, чтобы клиенты начали переходить в облака. Как изменилась ситуация, и изменилась ли она?

Я как-то пытался подготовиться к этому интервью и прочитал десятка два американских блогов, анализирующих состояние рынка, делающих прогнозы, приводящих статистику и т.п. И я нашел там подтверждение того, что, в общем, я ощущаю и без цифр. Почему я считаю облачные технологии огромной возможностью для украинской ИТ-индустрии, упустить которую будет жалко, а мы ее сейчас упускаем? Потому что здесь разрыв профилей западного потребителя и нашего намного меньше, чем в других отраслях. Но уже год назад было видно, что, допустим, безопасность в рейтинге опасений переместилась за год с первого места на шестое, а на первое место вырвалась проблема интеграции с существующей инфраструктурой. А это задача чисто утилитарная.

Но она и была на втором месте.

Да, но все же безопасность была и остается очень важным вопросом. Мы работаем в основном с крупными частными компаниями с иностранным капиталом и/или менеджментом и практически не работаем с государством. Наша выборка показывает, что ИТ-директора в последние два года были поставлены в условия жесткого выживания. Их просто жизнь вынудила. Думаю, что те, кто выжили с этими ИТ-директорами, сделали важный качественный скачок. И пропорция тех, кто доверяет, и тех, кто не доверяет облакам, очень похожа на таковую в США. Это здорово, это свидетельствует, что мы вполне можем быстро наверстывать технологическое отставание. Если говорить о государстве, то там положение чудовищно. Как я говорил, мы с ним работали, движимые гражданским долгом, прилагали некоторые усилия в прошлом и в этом году, но, конечно, там разрыв просто на уровне конки и Laguna Ferrari. Причем работающие там ИТ-специалисты неплохие, но они обложены таким количеством всякой бюрократической дряни, что легче плюнуть, развернуться и уйти, чем что-нибудь поменять.

Поэтому, резюмируя, наш потребитель развивается с той же динамикой, на мой взгляд, что и европейский и североамериканский. Профиль потребления у нас меньше ровно на тот мультипликатор, на который меньше наша ИТ-отрасль или объем проданных серверов, чем в США. Ужесточающиеся экономические реалии — сильное препятствие на пути ускоренной эволюции в мозгах не только ИТ-директоров. Теперь иногда ИТ-директора просят нас помочь убедить своих бенефициаров или менеджеров, что не пьют кровь младенцев и не воруют по ночам данные с целью продать их утром на Петровке.

И это при всем при том, что, как вы отметили в начале, переход в облако связан с большими финансовыми затратами?

Я сказал чуть иначе — что это не быстро, не дешево и не просто. Так как обратное заявляют многие маркетинговые звонари — что вот так, по щелчку пальцами ты за полчаса перейдешь в облако.

Но это (переход в облако) дает определенные конкурентные преимущества в последствии?

Да, конечно.

То есть, это удешевляет процесс...

У нас хорошая статистика на базе порядка сотни клиентов, работающих или работавших какое-то время в нашем Облаке. Эти данные показывают, что операционный директор, однажды попробовав, на примере предсказуемости, стабильности, ритмичности затрат, отсутствия огромного количества рисков и проблем, связанных с основными средствами, он выбирает облако.

Эта тема может быть парадоксальна, потому что все про облако уже известно, и все его преимущества понятны, но, все же какие преимущества одновременно являются и какими-то препятствиями?

Я регулярно использую в своих выступлениях тезис о том, что инфраструктура — это неизбежное зло для банков, для страховых компаний, для розничной сети. Ты просто никогда бы это не покупал, глаза бы твои не видели всего этого, но обойтись без этого не можешь. Ни финансовый директор, ни генеральный, ни операционный не понимают, что это такое, как это работает, почему там толпы каких-то небритых людей, которых называют айтишниками, в майках ходят. Они понимают, что это стоит миллионы долларов или десятки миллионов долларов.

То есть, им намного проще понять стоимость одного рабочего места?

Это работает, когда можно как-то нормально не всем, а какой-то части, объяснить, что мы — это инфраструктура, как «Киевводоканал». Нам все равно, что вы делаете с водой, мы только даем воду. Наша миссия — давать «компьютерную воду», и нас больше ничего не интересует. Вода должна быть чистая, она должна быть всегда и стоить умеренных денег, так как в отличие от «Киевводоканала», мы не монополисты. Такая вот аналогия. И это находит отзвук в головах директоров, когда выясняется, что денег у тебя нет, когда курс 27, а ты не успел серверы купить. И курсовую разницу спустя два года никто на себя не хочет брать. Вот это очень ускоряет эволюцию облачного сервиса. Это первое. А второе — все-таки, думаю, что любой развитой человек признает, что мы живем в эпоху онлайн-сервисов. Их огромное количество, ты с ними сталкиваешься ежедневно, привыкаешь к ним, это становится банальностью. И когда тебе говорят, послушай, ну заплати еще, допустим, 500 гривен или 500 долларов, и ты получишь аналитику по своим продажам за полчаса, а не за шесть месяцев внедрения, то в этот момент это перестает быть иррационально страшным.

Одна из насущных проблем, для айтишников, например, лавинообразно растущий объем данных. Как бы ни снижалась цена за гигабайт или уже за терабайт, динамика роста объемов еще выше. Приходится тратить все больше на хранение и, кстати, обработку данных. И это давит на необходимость аренды систем хранения данных. Далее, гибридные облака, на самом деле, решают при этом проблему безопасности. Мы всем заказчикам говорим, что нам не нужны их секреты. Все, что является вашим секретом, оставьте у себя, нам отдайте «мусор». Вы сэкономите огромные деньги, на них вы еще лучше защитите свои секретные данные. Поэтому гибридизация снимает страх.

А сейчас, на мой взгляд, выходит на первый план или выйдет в ближайшие год-полтора проблематика InterCloud, то есть, когда, скажем, заказчику мало одного De Novo. Нужно, к примеру, еще Amazon, Office 365 и еще какую-нибудь SAP HANA подключить.

Гибридность на другом уровне?

Да, гибридность возникает между облаками. И я думаю, что ключевыми игроками станут те, кто умеет управлять транзакциями между облаками, обеспечивать агрегирование данных, защиту, пересылку их для заказчика.

Поэтому железо все больше будет унифицироваться. Подозреваю, что все в конце концов решат китайцы — построят гиперконвергентные блоки, подобные тем, которые показывает сейчас компания Facebook. Новая стойка с серверами запускается со скоростью вталкивания их в слоты. Я говорил сейчас только об инфраструктуре. И все это будет сдвигаться больше в область управления ресурсами между облаками. Когда ты поймешь, что тебе уже вообще не важно, где твои данные, они все равно защищены, хотя и разбросаны по десятку облаков, сама технология получения доступа к ним для воровства становится очень сложной. Я думаю, это будет новый рубеж в осознании всех этих рисков, которые присутствуют в голове у менеджера. Возвращаясь к началу вопроса, могу сказать, что барьером является очень низкий уровень знаний. Это просто отсутствие профильного образования, что не удивительно, откуда финансист может и должен разбираться в этих вещах. Но он уже разбирается, как работает Gmail, Facebook или Netflix. Ну, и в этом будет разбираться. Я даже где-то прочитал прогноз, что большинству облачных платформ и ЦОД предстоит в течение ближайших пяти лет фундаментальная модернизация. То есть, облака и облачные приложения нового уровня слишком требовательны к существующим сегодня вычислительным ресурсам, их просто не хватит. Нужно будет все опять снести и построить заново. Не знаю, насколько оправдан такой прогноз, но судя только по росту объема транзакций данных, вполне могу поверить, что через пять лет десятка три-четыре терабайт дома в NAS, стоящим под столом, будет вполне нормальной практикой. А лет десять назад такой объем был у крупного банка.

Еще такой вопрос, где вы видите во всем этом место для ИТ-директора?

На мой взгляд, этот вопрос должен быть уже не ко мне. Я придерживаюсь в этом банального мнения, что современный ИТ-директор — необходимое звено в цепочке создания добавленной стоимости. Я могу сказать точно, что ИТ-директор — это определенно не спец по настраиванию серверов. Не знаю, должен ли он разбираться в SAP, в Microsoft, в Oracle и других платформах, или разбираться больше в бизнесе своей компании, но он точно не должен быть «железячником».

Но в последнее время постоянно слышны размышления на тему, что вообще, проходит время ИТ-директора, что его функции начинают распределяться между, скажем, финансовыми, операционными директорами. То есть, с вашей точки зрения ИТ-составляющая в любом случае сохранится?

Я думаю, она будет только нарастать. Скорее, ИТ-директор сможет стать финансовым директором, чем финансовый превратиться в ИТ-директора. Когда-то говорили, что все инженерные ВУЗы СССР выпускают замечательных музыкантов, писателей, художников, но выпустило ли когда-нибудь, допустим, Щукинское училище хоть одного захудалого инженера? Вот здесь та же самая история. Я абсолютно уверен в хорошем будущем айтишников, другое дело, что просто меняются приоритеты, требования к ним.

И ситуация заставляет их шевелиться?

Но это хорошо для молодых. Вот сейчас у меня ощущение, что мы заканчиваем 25-летний цикл поколения. Это все отмирает естественным образом. Молодые просто вытолкнут тебя из кресла, потому что ты уже не соответствуешь моменту. И это дает надежду, что новое поколение даст импульс для ускорения Украины в ИТ-индустрии. Ну, поживем, увидим.

+55
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

Слабо раскрыта тема безопасности. Это единственная причина массовой миграции локального бизнеса в облака зарубежных юрисдикций. В плане того что, локальные ЦОДы удобней и продуктивней, никто никогда и не спорил. Вопрос безопасности хранения данных локально, ставит жирный крест на всех очевидных преимуществах локального облачного сервиса. Вопрос будет решен только после окончательного прекращения анархии вызванного продолжением блокбастера: "Любі Друзі 2.0 - Перезагрузка"

Не совсем понятно, как надо было раскрыть тему безопасности. Сказать, что в стране все плохо и все пропало? Это сказано уже много раз. Я не думаю, что жирный крест поставлен и будет поставлен когда-либо, т.к. львиная доля информации продолжает храниться и обрабатываться в пределах Украины на собственных ресурсах предприятий. Рынок облаков растет быстро, но все-таки он меньше традиционной модели on premises. Мои многолетние наблюдения говорят о том, что многие собратья по айтишному цеху очень преувеличивают реальную (увы) роль ИТ систем в жизни отечественного бизнеса. И самое главное: до тех пор, пока бизнес продолжает работать в стране (а он продолжает работать), страновые риски принимаются по умолчанию. Наличие либо отсутствие ИТ-составляющей внутри или за пределами Украины никак принципиально модель рисков для бизнеса не меняет. Во всяком случае, мне так кажется.

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT