`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

К чему привел кризис: изменения приоритетов CIO в 2008-2013 гг.

+55
голосов

Теперь, шесть лет спустя, просто удивительно, насколько большие изменения произошли в области информационных технологий за это время. Почти сменилось поколение разработчиков. Появились новые, еще недавно фантастические устройства и возможности. Изменились взгляды пользователей. И очень большие изменения произошли во взглядах самих CIO, на CIO и на их роль на предприятиях. Старания удержаться на привычных позициях и представлениях в 2008-10 гг. — уже в прошлом. В 2011-2013 гг. произошла полная, революционная смена приоритетов. Кризис потребовал резкого ускорения работы предприятий и снижения их издержек, что выразилось в итоге в переходе на облачные и мобильные технологии.

Первый компьютерный кризис человечества

От IT-директоров всегда ожидали практических действий. Традиционно предполагалось, что волшебные компьютеры позволят волшебно увеличить доходы. Однако, обжившись на предприятии, CIO предпочитали не ссориться с руководством, заниматься бесконечным «улучшением» бизнес-процессов и на все лады склонять клиентов к покупкам. В технологическом плане они собирались достичь этого с помощью всевозможных ERP, CRM и других традиционных внутренних корпоративных информационных систем.

Кризис 2008-09 гг. изменил все. Он уже назван наибольшим со времен великой депрессии и вошел в историю как «великая рецессия». Существенно повлиял кризис и на экономику IT. Однако есть и обратная сторона: ряд ученых-экономистов склоняется к тому, что сам кризис был вызван компьютеризацией корпоративного мира.

Это утверждается и подробно обосновывается, в частности, в академической статье профессора Indiana University Дэвида Хэккена (David Hakken) «Компьютинг и текущий кризис: существенная роль новых информационных технологий в нашей социально-экономической переплавке» (Computing and the Current Crisis: The Significant Role of New Information Technologies in Our Socio-economic Meltdown). Основной постулат Хэккена следующий.

Традиционные характеристики экономической деятельности изменились из-за коммодизации рынка, open source и понятия интеллектуальной собственности.

Коммодизация (превращение ранее уникальных продуктов и технологий в рядовые) привела к утрате лидерами рынка своих почти монополистических позиций. Принцип Open Source в экономическом плане позволил любому использовать программный код в своих целях. Права на интеллектуальную собственность ограничили использование результатов творческой деятельности.

В то время, как компьютеризация изначально рассматривалась лишь как акселератор традиционных процессов воспроизводства капитала, эти явления вызвали больше проблем, чем решили — то есть, привели к кризису. Так что по сути это, указывает автор, — «computing-induced crisis».

Временной анализ данных отчетов Gartner

К чему привел кризис: изменения приоритетов CIO в 2008-2013 гг.

Gartner, держа руку на пульсе индустрии IT, хорошо сформулировала названия отчетов, дав в нескольких словах наиболее точную характеристику каждого года. Надвигающийся кризис побуждал предприятия как можно быстрее «достичь ощутимых результатов» и достойно «встретить вызовы» наметившегося ухудшения экономической ситуации. «Лидерство в переходный период» безусловно предполагало «переосмысление IT». Решением проблем стало «усиление предприятия» и придание ему способности «охотиться и собирать урожай в цифровом мире».

Ответы респондентов, ежегодно собирающиеся по всему миру, объединялись в две основные группы: бизнес- и технологические приоритеты. Сравнительный анализ изменений приоритетов во времени приведен ниже.

Бизнес-приоритеты CIO

К чему привел кризис: изменения приоритетов CIO в 2008-2013 гг.

В бизнес-приоритетах (Табл. 2., по горизонтали) на протяжении последних шести лет можно четко выделить три области: неизменные (работа с клиентами и снижение издержек), бывшие (аналитика и персонал) и новые (быстрые рост и получение доходов). Таблица отражает следующие характерные черты изменений.

1. Только три направления неизменно присутствовали в Топ-10. Наименьшая сумма мест здесь у приоритета «Снижение корпоративных издержек» — 18; чуть-чуть отстает «Привлечение и удержание новых клиентов» — 19. Это очень понятно: тратьте меньше, продавайте больше — получите прибыль. На третьем месте со значительным отрывом находятся «Инновации» — 29. К тому же эту позицию довольно сильно лихорадит в зависимости от экономической ситуации. Инновациям придается повышенное значение во время экономического спада и меньшее — когда дела идут и так неплохо.

2. Самой драматической, безусловно, является судьба «Совершенствования бизнес-процессов». По инерции этой палочкой-выручалочкой пытались пользоваться вплоть до 2010 г., когда кризис, по сути, уже прошел самую глубокую свою фазу. Однако затем, с появлением новых технологий, а также ориентацией предприятий на устойчивое развитие и «Ускорение роста предприятия», этот приоритет практически потерял свое значение и за два последних года был вытеснен за пределы топ-десятки. Другими словами, произошла замена используемых бизнес-процессов новыми, и «совершенствовать» в последующие годы теперь будут их.

3. Находившаяся в 2008 г. на четвертой позиции «Экспансия в новые сегменты и регионы» уже через год стала практически незначимой, поскольку она требует значительной инвестиций в продвижение. В худшие же времена спада о ней вообще практически не помышляли.

4. Кризис вызвал увольнение части сотрудников предприятий, в том числе и IT-персонала. Если в 2008-2009 г. спад пытались компенсировать «Повышением эффективности рабочей силы», то уже в 2010 г. стало ясно, что этот рычаг не работает, и в 2011 г. о рабочей силе старались вообще не думать, сокращая ее насколько возможно. Однако в десятке приоритетов на 2012 и 2013 гг. появилось «Привлечение и удержание рабочей силы», хотя и на нижних позициях. Отголоском нехватки рабочей силы стали нынешние бурные дебаты о необходимости привлечения в IT нескольких сотен тысяч молодых иностранных специалистов с новой и высокой квалификацией.

5. Работа с клиентами почти сошла на нет. Последовательно теряло позиции «Расширение взаимоотношений с клиентами», очень малое значение придавалось «Повышению точности направленности на клиента и рынки» и уж совсем малозначимым стало «Повышение эффективности маркетинга и продаж». Здесь обязательно нужно подразумевать: по прежним технологиям. CRM никто не отменял и его смысл управления взаимоотношениями с клиентами остался неизменным.

6. Очень показателен 2011 г., принесший появление в первой десятке сразу шести новых бизнес-приоритетов. Многие IT-директоры, наконец, зашевелились или получили расчет (так и просится написать — «хороший пинок»). Они бросились обновлять наследуемые бизнес-приложения и модернизировать инфраструктуру под новые относительно недорогие и гибкие внешние технологии. Начали активно заниматься совершенствованием своих операций и управлением непрерывностью бизнеса, рисками и безопасностью. Интересно, что ни до 2011 г., ни после него эти приоритеты не присутствовали в первой десятке. Такое впечатление, что ими занялись от отчаяния, понукания «что-то делать» со стороны держателей акций, и сразу же бросили, когда появился целый букет новых технологий.

7. Такая же суматошная деятельность продолжалась и в 2012 г., принесших четыре новых приоритета. Важным из них оказался только один — «Быстрое получение операционных результатов», который сменил «Повышение использования аналитики», вобрав его в себя. Новый приоритет быстро рос в значимости в 2008-2010 гг., поднявшись с восьмого до третьего места.

8. Можно считать закончившими свой жизненный цикл «Управление изменениями» и «Консолидация бизнес-операций». На их место пришли новые приоритеты, связанные с новыми технологиями.

9. Несколько неясно положение с «Повышением эффективности предприятия» и «Повышением прибыльности предприятия». Каждый из этих приоритетов интегрален и недостаточно хорошо определен, поэтому у респондентов нет единого мнения на этот счет. Возможно, оба их стоило бы просто объединить.

10. В поле зрения наконец попали технологии Big Data, в области которых и сейчас больше толков и пересудов, чем практических действий. Пока можно сказать, что раньше 2014-2015 гг. Big Data не будут иметь решающего значения для ведения бизнеса, ограничившись отдельными хорошо описанными задачами.

11. Оставшийся нерассмотренным последний приоритет «Поглощение компаний и их технологий» никогда не имел особого значения в глазах CIO, независимо от кризиса. Известно, что во многих случаях поглощений IT-инфраструктуру купленной компании дешевле и быстрее было просто заменить, чем интегрировать.

Технологические приоритеты CIO

К чему привел кризис: изменения приоритетов CIO в 2008-2013 гг.

В таблице главных технологических IT-приоритетов также очень четко выделяются три периода (Табл. 3, по вертикали) — докризисный (2008-2009 гг.), кризисный (2010-2011 гг.) и посткризисный, который продолжается с 2012 г. по настоящее время и еще далек от завершения. Как все было просто и понятно пять-шесть лет назад! Десятка топ-приоритетов выглядела незыблемой, а первые четыре и два последних из них вообще не менялись.

1. Наибольший интерес в таблице представляет средняя группа, с пятой по восьмую позицию. «Технической инфраструктуре» постепенно перестало уделяться сколько-нибудь заметное внимание — все равно ей предстояло быть разрушенной для создания принципиально новой. «Технологиями безопасности» CIO занимались, как говорится, в меру сил и возможностей — практически постоянно, но не придавая им особого значения для обеспечения ведения бизнеса. Сетевые и голосовые корпоративные коммуникации долгое время считались перспективными, но с развитием мобильных технологий перестали выглядеть панацеей. Развитие коллаборационных технологий и Workflow было приостановлено кризисом и только сейчас возвращается — уже на плечах новых технологий.

2. Кризисные 2010 и 2011 гг. характеризуются полной «чехардой». Вдруг потеряла первостепенную значимость бизнес-аналитика, откатившись в середину списка топ-10. Крупные корпоративные ERP-, CRM- и им подобные системы почти полностью лишились былой привлекательности и остались на предприятиях только потому, что были в свое время куплены и внедрены за большие деньги, кастомизированы под определенные задачи и обслуживались специально обученным персоналом.

3. Две ведущие позиции в эти переходные годы прочно удерживали «Серверы, устройства хранения и технологии виртуализации» и коммуникационные «Cloud Computing + SaaS, IaaS, PaaS». Первые были во многом связаны со сменой поколения аппаратного обеспечения, а вторые предлагали новые возможности при относительно небольших капитальных вложениях.

4. Следует также отметить резкое падение внимания предприятий к Web 2.0 после попыток эффективного использования их в бизнесе и столь же резкое увеличение интереса к мобильным технологиям. Все остальное — «Техническая инфраструктура», «Управление данными и документами, а также SOA за эти годы были если не забыты, то вытеснены новыми подходами к построению корпоративных информационных систем.

5. Наконец, 2012 и 2013 годы прекратили мучения CIO, выработав стойкие приоритеты периода восстановления. BI вернулась на передовую позицию, мобильные технологии прочно обосновались на второй, облачные — на третьей и коллаборационные — на четвертой. Наследуемые системы начали обновляться, но в целом интерес к проприетарным аппаратным решениям ослаб.

6. Из первой десятки 2008 г. к 2013 г. выпали четыре приоритета, все так или иначе связанные с закрытыми внутренними корпоративными информационными системами. На смену им пришли мобильность и «облака».

Хроники «смутных лет»

Интересны также мнения IT-директоров по волновавшим их в годы кризиса отдельным вопросам, не отраженным в таблицах. Наиболее характерные из них следующие.

2008. Опрос показал, что 85% ожидают в последующие три года «существенные перемены», а бизнес-лидеры — что IT будет поставлять им дополнительную ценность, а не просто обычные аппаратно-программные корпоративные IT-решения. К началу кризиса более половины CIO уже имели обязанности за пределами традиционного круга IT-задач, отражая определенное бизнес-лидерство. Однако их наиболее распространенная дополнительная ответственность была все же связана с совершенствованием бизнес-процессов.

2009. Предсказания были мрачными — в 2009 г. руководители столкнутся с глобальными экономическими проблемами, которые почти не ощущались уже более 50 лет. Все CIO оказались перед необходимостью реструктурировать свои бюджеты, сокращая одни области и вкладывая капитал в другие. Первым правилом теперь стало выполнение относительно небольших проектов, которые быстро завершаются и сразу приносят ощутимый результат. Новое технологическое предложение обязательно должно было иметь меньшую стоимость, потреблять меньше энергии, обеспечивать лучшую работу и большие возможности.

2010. Началась смена технологий — от «тяжелых», управляемых владельцем решений к услугам «более легкого веса». Если раньше приходилось тратить на IT миллионы долларов, чтобы получить миллионные доходы, то ожидалось, что с новыми технологиями, инвестиции в которые измеряются в тысячах или десятках тысяч долларов, можно добиться того же результата. IT-директоры начали брать на себя ответственность за достижение конечных бизнес-результатов.

2011. Ранжирование бизнес-стратегий предприятий показало, что рост — основное ожидание на 2011 и последующие годы. Стремление к росту стало большим, чем к реструктурированию бизнес-стратегии. Это свидетельствовало о своеобразной «тихой революции», поскольку еще год-два назад в среднем две трети IT-бюджета предприятий уходило на повышение эффективности текущих операций. Впервые были подняты сложные вопросы о переходе от модернизации IT к их «творческому разрушению», необходимому, чтобы сломать старые методы и затем повторно развернуть ресурсы согласно новым представлениям.

2012. Gartner впервые использовала новый термин — «усиление» (Amplify), что означало примерно следующее: «сделать ставку сразу на многие приоритеты, не увеличивая бюджет». Аналитические, мобильные и облачные технологии должны работать в сочетании, а не каждая сама по себе, и при этом быть направленными на конечный бизнес-результат. В результате аналитика опять стала приоритетом № 1 на 2012 г., поскольку начались попытки комбинирования ее с другими технологиями для получения новых перспектив.

Например, аналитика плюс система поставок (Supply Chain) начала использоваться для управления процессами и их совершенствования, аналитика плюс мобильность — для полевых продаж и операций, аналитика плюс социальные технологии — для работы с потребителями.

Самой перспективной областью для IT было названо создание Customer Experience — положительного опыта клиента при работе с компанией. Все готовились к отчаянной конкуренции в начале периода восстановления, чтобы занять положение «выше среднего» в своей индустрии.

2013: Продолжение следует

Перефразируя название отчета Gartner за 2013 г., можно сказать: охота началась, но собирать трофеи еще рано. За последние 18 месяцев технологи Mobile, Analytics, Social и Cloud, наконец, убедили руководство в своей перспективности. Очередной «большой вещью стали технологии Big Data, хотя уже сейчас много говорят об их дальнейшей трансформации.

Фундаментальное разрушение традиционного бизнеса, спрогнозированное еще в 2011 г., уже фактически идет и продлится, как ожидается, в последующие 10 лет. Как наиболее разрушительные, 70% опрошенных указали мобильные технологии, 55% — Big Data/Analytics, 54% — Social Media и 51% — Public Cloud. Разрушительность каждой из этих технологий реальна сама по себе, но самый большой эффект заключается в их комбинации, а не в отдельном воздействии каждой.

CIO все более выходят за рамки своих традиционных обязанностей У 67% из них уже есть серьезные задачи по лидерству вне рамок IT. Эта ситуация резко контрастирует с 2008 г., когда у почти половины CIO не было вообще никаких обязанностей за пределами IT, и, более того, их вмешательство в бизнес воспринималось старшими менеджерами с неудовольствием.

Теперь почти 20% CIO действуют, в соответствии с недавно введенным термином, как «главный цифровой чиновник предприятия» (Chief Digital Officer, CDO), руководя как минимум цифровой коммерцией и каналами продаж.

Видимо, теперь IT уже никогда не смогут ожидать дополнительного финансирования, не принимая на себя новую ответственность или не приводя к новым результатам.

Главный вывод описанных выше исследований заключается в том, что кризис провел для IT четкую грань между старым и новым. Будущее не в повторении и сохранении прошлого, а на стратегиях, которые должны включать все новые цифровые технологии — и на работу в этом направлении призываются молодые IT-директоры нового поколения...

+55
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT