`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Йонас Риддерстрале: "Технологии должны стать ключом к творчеству и инноваторству в бизнесе"

Статья опубликована в №42 (610) от 6 ноября

+46
голосов

Во время недавней партнерской конференции компании DataLux нам удалось побеседовать с одним из ее специальных гостей Йонасом Риддерстрале (Jonas Ridderstrale). Всемирную славу ему принесла книга «Бизнес в стиле фанк. Капитал пляшет под дудку таланта», написанная в соавторстве с Кьелле Нордстремом. Позже из-под их пера вышел еще один бестселлер – «Караоке-капитализм. Менеджмент для человечества». Йонас Риддерстрале преподает в Центре углубленного изучения лидерства при Стокгольмской школе экономики и является консультантом многих международных корпораций, в том числе и в IТ-сегменте. Хотя наш собеседник не специализируется в какой-то определенной области информационных технологий, мы сочли, что по многим глобальным вопросам мнение гуру в области международного менеджмента будет небезынтересно читателям.

Йонас Риддерстрале "Технологии должны стать ключом к творчеству и инноваторству в бизнесе"

Какова, по Вашему мнению, роль IT-технологий в современном бизнесе? В последнее время часто приходится слышать, что она переоценена.

Информационные технологии для бизнеса образно можно сравнить с машинным маслом – именно оно обеспечивает правильную работу двигателя и плавность движения автомобиля. Иногда для многих компаний внедрение IT является самоцелью, модой и пр. Основная же задача компьютерных технологий – увеличение производительности бизнеса. Это отчетливо видно на примере отдельно взятых компаний. Но то, что хорошо для конкретной организации, не обязательно окажет столь же благоприятное влияние на всю индустрию. Когда каждый субъект определенного рынка начинает использовать одинаковые приложения, межплатформенное ПО и аппаратное обеспечение, да еще от одного поставщика, неотвратимым результатом будет перепроизводство. Я думаю, что такой процесс вызван отчасти чрезмерными объемами инвестиций в IT-рынок. Это не значит, что их требуется сократить. Технологии нужны, но большие капиталовложения без должного внимания, как правило, себя не оправдывают.

В книге «Караоке-капитализм» (Karaoke Capitalism) мы сравниваем инвестиции в IT-бизнес, извините за такую подробность, с необходимостью иметь в вашем офисном здании уборную. Немногие компании смогут функционировать без такого элемента, и это очевидно, однако сама туалетная комната, даже если она отделана чистым золотом, не козырь в погоне за конкурентоспособность.

В настоящее время происходит множество интересных процессов, которые в последующие годы могут полностью изменить роль информационных технологий. К примеру, новая кампания People-Ready Business, которую проводит Microsoft, определенно является знаком больших перемен. Сегодня технологии существуют не ради технологий, наоборот, это ключ к творчеству, новаторству и эффективности производства. С точки зрения организации и менеджмента, IT может служить двум абсолютно разным целям. Скажем, можно использовать технологии для децентрализации организации при расширенном доступе к информации. С другой стороны, именно IT позволяют полностью централизовать контроль и управление организацией. И мы сейчас стоим, в определенном смысле, перед новой задачей – не только направить информационные технологии на повышение эффективности бизнеса (что уже делается), но и использовать новые возможности для развития его инновационности.

Сегодня существует множество источников информации. Что должны делать менеджеры в таких условиях?

Я думаю, что ответ на ваш вопрос кроется в человеческой психологии. Мы хотим контролировать все вокруг. Если мы чувствуем власть над чем-либо, то меньшими кажутся риск и неуверенность. И считаем, что чем больше знаем, тем меньше вероятность принять неправильное решение. Но это не всегда так. Зачастую чем больше мы узнаем, тем сильнее это сбивает нас с толку и запутывает.

Необходимо понимать различие между информацией и знаниями. То, что происходит сегодня, является процессом демократизации в области информации. Это, например, значительно усложняет жизнь диктатуры любого типа, будь она в стране, компании, команде или семье. Исторически сложилось так, что любая власть основывается на информационной монополии. Если бы вы были единственным владельцем информации, то использовали бы ее для получения контроля над всеми, давая им возможность знать лишь часть чего-то.

Сегодня, во времена глобальных сетей, информация содержится повсюду, и доступ к ней очень прост. Поэтому власть должна основываться на других факторах. Какие они?

Однако демократизацию в информационной сфере не следует путать с демократизацией знаний как таковых. Наоборот, чем больше объем доступной информации, тем важнее становятся знания как инструмент, который помогает использовать ее со смыслом. Если вы обладаете знаниями, но ощущаете информационный голод, то ваши знания ничего не стоят. Например, в финансах есть рыночная модель под названием Black-Scholes. Предположим, что у вас в голове есть схема, но вы не можете получить доступ к информации, которую хотели бы задействовать для реализации вашего плана. В таком случае данная схема становится просто бесполезной. Если же вы располагаете информацией, но не имеете модели ее использования, то она оказывается бессмысленной, поскольку вы не знаете, что с ней делать. Критическим фактором является комбинация из информации и знаний. Я полагаю, что нам, в сущности, нужна не демократизация, а «меритократизация» (meritocratisation), при которой положение человека в обществе определяется его знаниями.

Все сводится к тому, чтобы научиться извлекать из информации смысл. Этот процесс ведет скорее к упрощению, нежели к усложнению.

Основная задача работы с большим объемом информации – понимание того, какими конкретно знаниями необходимо обладать. У исполнителей нередко нет времени собирать все данные, им требуется простая операционная модель и план аварийного отступления (abortion strategy). Если простая модель не будет работать в нужном ключе, то понадобится стратегия быстрого выхода из создавшегося положения. В противном случае можно потратить слишком много времени и сил на корректировку всех недочетов. Нужно наблюдать за тем, как работают модели других игроков, и понимать, что лидерство достигается только в командной игре.

Йонас Риддерстрале "Технологии должны стать ключом к творчеству и инноваторству в бизнесе"

В эпоху Web 2.0, а также мобильных коммуникаций появится ли возможность получить распределенную модель менеджмента в компании? Вероятно ли массовое внедрение стратегий, предусматривающих более одного центра принятия решений?

Как мне кажется, такая модель уже используется. Многие компании, например, в Швейцарии и Голландии, придерживаются ее более тридцати лет. И дело тут не в развитии технологий. Следует отличать разные виды дистрибутивной власти. Она может быть распространена географически. Часто происходит так, что компания открывает небольшой представительский офис в развитой стране, скажем, в Германии, но уже через три года он становится для ее бизнеса важнее, чем штаб-квартира.

Спрос и предложение на рынке сегодня не всегда совпадают географически. У вас может быть определенное предложение, например, в Японии, а потенциальный клиент – в Европе. Таким образом, для успешной продажи необходимо присутствие в обеих странах. Когда компания является глобальным игроком, нужно стараться взращивать таланты и тщательно отбирать их. Допустим, у одной фирмы могут быть лучшие маркетологи из США, лучшие дизайнеры из Италии, менеджер по продажам из Швеции, а представители научно-исследовательской области – из Франции. Можно также распределять и управление, и места принятия решений. Очень часто процессы получают свое развитие под влиянием не внутренних, а внешних факторов. Их двигателем могут выступать поставщики из Тайваня или же кто-то из клиентов такой компании.

Возникает вопрос о внутриорганизационном перераспределении контроля, при котором власть от высших инстанций переходит к менеджменту среднего звена. На разных уровнях мы наблюдаем четкий переход от модели с одним центром управления к многоцентровой. Причина простая – знания также распределены по всей компании. Во времена, когда Генри Форд основал большую промышленную компанию, знания, требуемые для ее развития, были сконцентрированы географически. У Форда не было необходимости открывать множество национальных представительств, поскольку индустриализация сначала произошла в очень ограниченном количестве стран.

Возьмем, к примеру, мобильный телефон. Он обладает массой других функций – в нем есть встроенная фотокамера, MP3-плеер. Количество технологий, использованных в этом миниатюрном устройстве, просто потрясает. Идея того, что пользователь зависим от большого числа технологий, определяет необходимость распределения власти и кооперацию между различными сегментами рынка. Форду не нужно было этим заниматься, поскольку он использовал только одну базовую технологию.

Вторым фактором, с годами претерпевшим значительные изменения, является сила знаний, которая, кстати, имеет двойную природу. С одной стороны, мы имеем дело с глубиной познаний. Например, в лабораториях IBM, если мне не изменяет память, работает более 2000 докторов наук, в том числе шесть нобелевских лауреатов. При наличии в компании таких специалистов вы не сможете вести себя подобно Чингисхану, поскольку эти сотрудники не потерпят диктатуры. Помимо этого, если один из них не захочет жить там, где расположен главный офис, то в случае большой заинтересованности в нем компании придется учитывать его пожелания.

Еще один аспект силы знаний – их долговечность. Например, при разработке автомобиля Ford T были использованы технологии, которые будут применяться еще долгое время. Сегодня же, купив персональный компьютер, вы можете пожалеть, что не подождали пару недель, когда могли бы приобрести более быстрое устройство за меньшие деньги. Этот факт делает менее значимой модель, предусматривающую превосходство над «разумом толпы». На данный момент «разумом толпы» является сам рынок. Мы бы очень хотели уменьшить влияние этого фактора, но от него никуда не деться, с ним необходимо считаться и открыть двери рынков для людей и идей.

Йонас Риддерстрале "Технологии должны стать ключом к творчеству и инноваторству в бизнесе"

Существуют ли какие-либо методы открытия новых сегментов? Ведь невозможно отворить все двери, поскольку в таком случае можно лишиться всего.

Я думаю, что сегодня нет четкой модели, которую можно было бы взять за основу при открытии новых направлений. Основное, что следует знать, «открывая двери» новым идеям, касается различных видов структуры, существующей во всех организациях. Во времена Форда применялась структура владения (possessional). Она пришла на смену бизнес-модели, основанной на знаниях. Форд был информирован о делах компании больше, чем кто-либо другой. Это означало, что он мог стоять во главе любого процесса.

Вернемся вновь к мобильному телефону. У меня сейчас в руках аппарат, выпущенный Sony Ericsson. Я достаточно хорошо знаю Майлза, директора этой компании, чтобы утверждать: самостоятельно он никогда не смог бы разработать такое устройство и вряд ли бы у него получилось его собрать. Означает ли это, что Майлз не может быть хорошим руководителем компании? Конечно, нет. Если он начнет советовать сотрудникам, как собирать телефоны, то скомпрометирует себя как руководителя. Он понимает, что есть вещи намного более важные и насущные.

Управление компанией не означает реструктуризации всех процессов, которые были налажены снизу. Ключ к успеху – грамотное сочетание таких элементов, как знание, позиционирование и действие. Если доминирующей является структура собственности, мы имеем дело с бюрократией. Если преобладает производственный фактор, то наша компания будет полностью зависима от проектов. При ведущем положении структуры знаний мы столкнемся с меритократией, иными словами, создадим университет, а не бизнес-предприятие. Что касается бюрократизма, то он по-своему хорош. Однако этот тип руководства будет способствовать оттоку из компании людей, что исключит прогресс и инновации.

Давайте еще раз вернемся к первому вопросу. Мы выяснили, что IT являются сегодня непременным условием развития любого бизнеса, но могут ли они быть отправной точкой для становления некомпьютерных компаний? Пару лет назад президент Nike в одном из интервью заявил, что его компания ежегодно инвестирует примерно 2 млрд долл. в IT-инфраструктуру. Однако отдача от этого просто несопоставима с затратами.

Наиболее очевидной причиной, по которой люди жалуются на отсутствие отдачи, на мой взгляд, является то, что большинство их конкурентов вкладывают деньги в те же самые технологии для поддержания тех же самых процессов. Когда компания использует нечто для повышения эффективности старых процессов, она не должна рассчитывать, что они обеспечат ей однозначное преимущество. Однако новые технологии можно применять для разработки новых процессов.

Если говорить о той же Nike, то сегодня компания весьма активно использует новые технологии. Например, предоставляет покупателям возможность получить пару кроссовок, выполненных полностью под их заказ. Это означает, что потребитель из пассивного пользователя превращается в активного разработчика. Он не только создает индивидуальный проект кроссовок, ставя ногу в компьютеризированную примерочную, но и попадает в базу данных, где, по всей видимости, хранится информация почти о миллионе ступней. Производство и потребление сливаются в один гораздо более гибкий процесс. Мы наблюдаем сегодня немало подобных примеров. Скажем, так развиваются Wikipedia и eBay. Я думаю, что актив данных компаний составляют в первую очередь пользователи, а не штатные сотрудники.

Мне кажется, что многие фирмы, независимо от сферы их деятельности, могли бы использовать труд своих клиентов. Если они способны извлекать пользу из технологий с целью создания неповторимого продукта, тогда их прибыль начнет активно расти.

Йонас Риддерстрале "Технологии должны стать ключом к творчеству и инноваторству в бизнесе"

Одна из основных идей вашей книги «Бизнес в стиле фанк» заключается в том, что сила мышц становится все более вторичной.

Безусловно. Но при этом я слабо верю в то, что в ближайшем будущем мы сможем оптимизировать свой труд так, чтобы все задачи выполняли, к примеру, роботы. Нашу книгу следует воспринимать через призму того, что ее авторы – шведы. Шведская экономика в значительной мере зависит от рабочей силы. Главный поднимаемый в ней вопрос – как не проиграть таким огромным рынкам, как Китай и Индия. Необходимо что-то менять, пока не поздно. Рабочая сила никуда не денется, она просто не будет достаточно «умной» для развитой экономики.

А что может случиться, если все производственные мощности переместятся в одну страну, например в Китай?

Процесс дистрибуции интернационального труда будет продолжаться и усиливаться. Безусловно, не все пойдет гладко. Помехой может стать, скажем, глобальное потепление. Имеет ли смысл выпускать дешевые товары в Китае и доставлять затем в Европу? Если не принимать во внимание влияние на окружающую среду, то это очень выгодно. Однако если ввести большую пошлину на ввоз продукции, мы станем свидетелями обратного процесса по распределению труда. Это может вызвать настоящую торговую войну.

Сегодня формируется общество нового типа, и мало кто захочет работать на традиционном предприятии. Скажем, многие граждане США в свое время были фермерами. Они бы высмеяли меня, скажи я им, что через пару сотен лет их дети станут работать в сфере обслуживания или на заводе, а поля будут обрабатываться тракторами.

Поскольку доступ к информации дешевеет, будет ли она распределяться как-то иначе? Возможно, это приведет к тому, что не только интеллектуальная работа, но и ручной труд будут распределены по миру более равномерно?

Не исключено. Но тут есть еще один аспект – сегодня мир использует свои ресурсы очень быстро. Не нужно быть гением, чтобы увидеть растущий спрос на нефть. Однако можно утверждать, что произошло смещение от сырьевой экономики к экономике, основанной на знаниях. Мир становится все более и более «плоским». Если вы раньше владели нефтяными скважинами или полезными ископаемыми, то вы были в более выгодном положении, чем те, кто этих ресурсов не имел. Минералы невозможно подделать или изобрести. В некотором смысле это утверждение справедливо и для сферы знаний. Так, многие страны славятся своими университетами и колледжами. Однако источники знаний можно импортировать. Почему США сегодня так успешно развиваются? Потому что они собрали лучших специалистов из Украины, России, Индии и других стран. Америка импортирует производителей знаний и экспортирует продукты этих знаний. Это очень правильная стратегия.

Тем не менее в будущем знания могут быть распространены равномерно. Например, украинские студенты смогут смотреть и слушать лекции из Гарварда или Станфорда с помощью Web.

Вы правы. Уже сегодня наилучшие медицинские и инженерные школы находятся не в США или Великобритании, а в Индии. Что бы произошло, если бы каждый имел доступ ко всем знаниям в мире? Я думаю, это усилило бы конкуренцию.

Если проследить за историческим развитием рыночной экономики, то сначала мы боролись за сырьевой капитал. Он, в свою очередь, обеспечил нас финансовым капиталом, который позже открыл дорогу к капиталу знаний. Итак, если каждый получит возможность распоряжаться всеми знаниями в мире, то в дальнейшем на кон будет поставлен психологический капитал. Он касается эффективности нас самих. Что определяет высокую или низкую производительность? Безусловно, интеллектуальный капитал.

Человек с хорошим образованием, ученой степенью и опытом работы будет лучшим сотрудником, чем остальные. Это справедливо в 24% случаев. Однако 38% – люди с таким ярко выраженным качеством, как уверенность в себе. Уверенность означает веру в свою способность генерировать мотивацию и ресурсы для познания и достижения цели. Что касается таланта, то определение, которое мы давали в книге «Бизнес в стиле фанк», является неполным. Сегодня я бы добавил к чисто познавательному (когнитивному) аспекту еще и эмоциональный с возможностью производить какие-либо вещи. Я встречал очень многих грамотных и одаренных людей в бизнес-школах, которые были инвалидами в социальном и психологическом плане.

Что сейчас происходит в виртуальном мире? Каково ваше мнение о проекте SecondLife? Обретет ли он бóльшую значимость в дальнейшем?

Йонас Риддерстрале "Технологии должны стать ключом к творчеству и инноваторству в бизнесе"

Скажу честно, из-за этого проекта я чувствую себя стариком, поскольку не совсем понимаю его предназначение. Я доволен своей реальной жизнью. С другой стороны, данный проект – символ высшей точки индивидуализма. Научным языком это называется дивидуализм (dividualism) – разделение самого себя, создание множества своих амплуа. Исторически людей с раздвоением личности всегда помещали в психиатрическую лечебницу. Будучи по природе homo ludens (человек играющий), мы используем IT для игры с концепцией самого себя. Это не совсем то, с чем можно играть и шутить. Тем не менее люди делают это, поскольку у них есть такая возможность. Одни хотят просто решить какие-то свои жизненные проблемы, другие ищут что-то новое, третьим просто интересно, хотя и не очень понятно, к чему это приведет и как его применить.

С вашей точки зрения, будет ли SecondLife оказывать влияние на бизнес? Многие крупные компании, такие как IBM, Sun и Daimler-Benz, уже используют этот проект, скажем, проводят виртуальные пресс-конференции или демонстрируют новые продукты.

 

Думаю, да. Современная экономика основана на перепроизводстве, функционировании рынков и дешевизне информации. Тот, кто сегодня побеждает, не обязательно контролирует предложение и ресурсы. Важен контроль над людьми. Многие компании говорят о «чистых технологиях» и «зеленой стратегии», но капиталисты в них всегда одерживали верх над гуманистами. Я полагаю, что они превратятся в пользователей MySpace и SecondLife, поскольку это выгодно.

Давайте поговорим о таком феномене бизнеса новейшей эпохи, как Google. Каковы, по-вашему, причины того, что сравнительно небольшая компания превратилась в глобальную корпорацию столь быстрыми темпами? Как она будет развиваться и какое влияние окажет на реальный мир?

Эрик Шмидт, глава Google, однажды заявил, что глобальной целью его компании является помощь всем нам. Например, если вы захотите отдохнуть в пятницу вечером, то вам просто нужно вписать этот вопрос в поисковую строку Google. Поисковая система, используя фильтр, в который занесены ваши привычки и предпочтения, отыщет именно то, что вам нужно. Разработчики надеются так запрограммировать систему, чтобы она смогла найти даже идеальную пару. Сейчас такое встречается только в произведениях писателей-фантастов. Я думаю, что компании предварительно придется получить огромное количество разных разрешений.

Тем не менее после восторга в начальной стадии этой эволюции люди начнут понимать, что мир становится прозрачным и вам доступна любая информация обо всех, равно как и всем – о вас.

Если же говорить о причинах успеха Google, то они, с моей точки зрения, кроются в том, что эта компания развивается по принципу увеличения прибыли (increasing returns). В последнее время в индустрии наблюдается ситуация, когда победитель снимает все сливки. Сегодня в этой роли выступают Google и Microsoft. Однако существует феномен «длинного хвоста». Например, у нас есть доминирующая компания с долей 80% от всего рынка, а за ней, как хвост, тянется множество мелких конкурентов.

Почему так происходит? Потому, что большинство компаний теперь не ограничены в плане географии рынка. Они могут продавать свою продукцию по всему миру без значительных затрат.

Возможно ли появление «новой Google»?

Действительно, сейчас многие люди просиживают дни напролет, пытаясь создать что-то лучшее, в итоге кто-то достигнет успеха, кто-то нет. Но вопрос остается открытым: смогут ли они обойти Google? Даже если кто-нибудь придумает более удачную систему, то он столкнется с рядом очень жестких законов, которые не дадут ему развиться. Второй момент: если ЕС и соответствующие органы США станут преследовать Google, подобно Microsoft, то вполне вероятно, что в будущем первая сдаст свои позиции на рынке.

Google применяет в своей работе совершенно новые парадигмы и предлагает различные бесплатные сервисы. Возможно, это является одним из факторов, позволяющих компании так быстро развиваться. Что вы думаете о подходе, который предусматривает бесплатные сервисы для пользователей с продажей под них рекламы?

Сегодня очень много денег зарабатывается именно вокруг сервисов. Приведем в качестве примера Polaroid – эта компания просто раздавала камеры направо и налево. Ее целью было заставить клиента покупать как можно больше кассет для съемки. Если взять компанию, производящую грузовики, то можно увидеть, что только 20% ее дохода составляет продажа автомобилей, а 80% приходится на сбыт запасных частей. Процессы, происходящие в Интернете, по своей сути ничем не отличаются. Вы чем-то привлекаете внимание пользователя и привязываете его, а потом пытаетесь на этом заработать.

Можно ли говорить о том, что когда-нибудь подобная схема расширится и для того, чтобы, скажем, оплатить чашку кофе, нужно будет просто просмотреть какой-то ролик на мониторе, висящем на стене кафе?

Почему бы и нет? Мне недавно довелось читать весьма интересное интервью с владельцем бюджетных авиалиний Ryanair. Он говорил, что в будущем люди станут летать самолетами его компании совершенно бесплатно. Потом добавил, что сможет даже доплачивать им за то, чтобы они пользовались его авиалиниями. А почему бы и нет, если можно заработать на продаже дополнительной продукции и сервисе? Вопрос только в том, как в рамках принятой бизнес-модели внедрить определенную уникальность и извлечь из этого максимум.

Перейдем от абстрактных размышлений к вещам конкретным. Какие рекомендации вы бы дали менеджерам или основателям новых IT-компаний Украины? Или все необходимое написано в ваших книгах?

Скромность не позволяет мне рекомендовать всем свои книги, чтобы найти там ответы на эти вопросы, хотя, возможно, что-то полезное из из них и можно почерпнуть (смеется). Если же говорить серьезно, то, мне кажется, самое главное – оставаться самим собой во всех аспектах: и личном, и менеджерском. Опыт показывает: нельзя по ходу дела вдохнуть в компанию новую душу, можно разве что открыть какие-то новые грани на новом витке развития. Не следует пытаться быть кем-то другим, нужно быть собой, сохраняя свою индивидуальность и уникальность, именно в этом сила.

+46
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

Очень интересная статья, многим нашим руководителям стоило бы пройти курсы у гостя Вашей редакции

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT