`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Информация вокруг нас

Моя эффективность падает с каждым днем. Это происходит не только потому, что структура моего мозга со временем изменяется (процесс старения), но и из-за того, что объем информации, с которой я сталкиваюсь на работе и в повседневной жизни, возрастает. Принимать решения быстро и самое главное качественно становится все сложнее.

И становится совершенно очевидно – мои подходы к сбору, анализу информации и процессу принятия решения должны поменяться уже в ближайшее время, иначе через 10 лет моя эффективность будет близка к нулю.

Информация содержится везде. Вне зависимости от того видим мы ее или нет, знаем мы о ней или нет, она существует и разделить ее можно на несколько типов:

  • Биологическая, представленная природой;
  • Социальная, соответствующая человеку;
  • Машинная, охватывающая средства накопления, обработки, хранения;
  • Метаинформация – информация об информации или событии.

Именно в таком порядке информационная модель мира и развивалась до сих пор, причем рост объемов информации происходит значительно быстрее, чем устаревание и ее утеря.

По данным IDC сегодня обрабатывается около 1% существующих данных, это означает, что информационное поле для человека будет расширяться в ближайшие 200 лет гигантскими темпами.

За счет чего происходит рост объемов информации? Прежде всего (но не только):

  • «оцифровка» исторической и актуальной информации (архивы рукописей, пленки, события);
  • изменение качественного представления информации (SD-HD-3D);
  • фиксация данных, которые невозможно было идентифицировать ранее, например информация, передаваемая ощущениями (тактильная), запахи и вкус (органолептическая);
  • появление «новой» информации, как lifelogging, информация, которая охватывает жизненный цикл человека. Как пример, встроенные в тело человека сенсоры, которые генерируют биометрические данные, отслеживают эффективность применения медицинских препаратов, и состояние человека в реальном режиме времени. Это позволит отказаться от личного похода к врачу, получать картину здоровья в реальном режиме времени, намного быстрее реагировать на изменения и соответственно продлевать жизнь человека.

В то же время объем человеческого мозга уменьшается (у современного человека он на 10% меньше, чем у людей Верхнего палеолита, живших 35-12 тыс. лет назад) при этом способность воспринимать новые формы информации, запоминать ее и обрабатывать растет медленно (30 лет назад человек мог смотреть телевизор не более трех часов в сутки из-за усталости, сейчас многие могут это делать круглосуточно).

Стоит отметить, что даже существующие сегодня технологии работы с информацией фрагментарны. Для телефонного разговора вам необходим телефон или смартфон, для просмотра ТВ вам необходим телевизор. Задумайтесь о том, что где бы вы не находились, объемы окружающей информации в сотни раз больше, чем можно представить. Это не только визуализированная информация, но и невидимая, например радиоволны, данные, передающиеся через WiFi-сети, информация о местоположении. Мы все находимся в этом информационном поле, вопрос заключается только в том, что не существует пока универсального устройства, которое может получать и обрабатывать все виды этих данных, совмещать (комбинировать). А, значит, эффективность человека остается низкой и каждый должен сам придумывать инструменты повышения эффективности.

Итого имеем:

  • Объем информации растет, и будет расти еще быстрее;
  • Виды и типы информации изменяются;
  • Эволюция мозга человека незначительна;
  • Появится комбинаторная информация и средства ее представления, которые объединят статистику, события и эмоциональную составляющую.

Чем это грозит:

Снижение эффективности и качества принимаемых решений, повышение количества ошибочных решений, снижение конкурентоспособности

Что с этим делать:

Если попробовать определить цикл обработки информации, то он состоит из следующих элементов:

Поступление – Накопление – Систематизация – Анализ – Решение – Архивирование

Еще 50 лет назад в этой модели фазы накопления, анализа и архивирования практически отсутствовали.

Вплоть до сегодняшнего дня человек пытается участвовать во всей цепочке, а нужно ли это? Какая ценность от того, что мы систематизируем информацию самостоятельно или занимаемся ее анализом?

Важными характеристиками информации, которая мне необходима на самом деле являются Достоверность, Актуальность, Полнота, Своевременность, Полезность, а моя эффективность заключается в скорости и правильности принимаемых решений, поэтому:

  • фазу «накопление» я доверю автоматизированным системам сбора и хранения информации;
  • вопрос «систематизации» я решу один раз и навсегда, заложив в автоматизированные системы такие характеристики информации как тип, вид, категория, др. которые будут присваиваться этими системами вместе с метаданными;
  • вопрос анализа я перенесу на машинный уровень, где будут заложены мои (именно мои) алгоритмы отбора и критерии оценки уже систематизированной информации.

Иными словами сегодня я хочу получать только те данные и выводы, которые потребуют от меня решений и действий, например, сигнализируют о проблемах, а еще лучше об их приближении. И уже буду на основании таких данных принимать качественные и превентивные решения.

А еще через 10 лет принятие однотипных решений я также делегирую машинам, но это будет через 10 лет.

В стороне от мировых ИТ-трендов

Недавно на глаза попалась публикация, а в ней фраза «количество ИТ-специалистов в 2012 г. составило 215 тыс человек из них 25 тыс квалифицированные программисты, которые работают на экспорт».

Исторически СССР, а позже и страны, образовавшиеся после распада Союза, являлись поставщиком сырья, и за редким исключением производителями конечного продукта, катализаторами роста, изменений в отдельных отраслях. Как это не звучит парадоксально, но программирование и разработка в ИТ по сути также является «сырьевой базой». Тем, что используется при реализации новых технологических продуктов и услуг. Но последние создаются в развитых странах и потом покупаются нами обратно в виде смартфонов, 3D-телевизоров и т.д.

Сегодня чуть меньше, чем 0,5% населения Украины – ИТ-специалисты, которые генерируют оборот в несколько миллиардов долларов. При этом, скажем, в США около 5% населения являются техническими специалистами, а оборот индустрии, в которую они вовлечены измеряется сотнями миллиардов.

Отрадно, конечно, что ИТ-отрасль в Украине растет быстрее ВВП в несколько раз. Однако структура отрасли не является сбалансированной: основной вклад вносят компании, создающие ПО на экспорт, вклад остальных игроков падает каждый год.

А что дальше? Сколько строк кода страна будет писать через 20 лет и можно ли будет измерить успех отрасли финансовым потоком, сгенерированным в результате усилий разработчиков? Есть ли у нас возможность для того, чтобы хоть в малой степени участвовать в развитии мировой ИТ-отрасли, именно в инновационной ее части, в менеджменте и других ключевых областях?

Увы, ответ отрицательный. Успех отрасли измеряется тем, насколько она является локомотивом для других областей экономики, насколько повышает эффективность других индустрий через интеграцию с ними, и насколько является значимой частью ВВП страны.

В Украине, с моей точки зрения, не существует предпосылок для построения отрасли информационных технологий как стратегической. Возможно, я неправ, но пока ситуация выглядит именно так. В подтверждение этого несколько цифр и фактов.

ISACA выпустила COBIT 4.1 в мае 2007 г., в украинском переводе он появился лишь в июне 2013 г., т.е. через 6 лет.

Та же ISACA подготовила COBIT 5 в апреле 2013 г., на русском языке он вышел уже в сентябре прошлого года, т.е. через 5 месяцев.

Из более чем 150 авторов стандарта COBIT 5 нет ни одного человека с украинской фамилией или гражданством.

Посмотрим на количество сертифицированных специалистов.

На октябрь 2013 г. в США был один ИТ-аудитор (CISA) на 11 тыс. населения, в России – на 511 тыс., в Украине – один на 1 млн. 184 тыс. человек.

Такая же ситуация и с управленцами ИТ (CGEIT), в США их насчитывается 1986, в России 16, в Украине лишь три человека. Думаю, даже не нужно пересчитывать в доли от населения стран, итак все наглядно.

О чем говорят приведенные выше факты? Лишь об одном – скорость движения к рынку новых управленческих методик крайне низка, управление ИТ не является приоритетной областью в отраслях экономики. В Украине значительная нехватка управленцев нового типа как по направлению информационных технологий, так и в целом.

Какие условия необходимы для того, чтобы Украина вышла на новый уровень в области ИТ и стала полноценным участником развития технологий на глобальном уровне?

Этих условий пять:

  • Принятие государственной стратегии развития ИТ-отрасли;
  • Присутствие технопарка(ов) в стране (на примерах – SiliconValley, SophiaAntipolis, CyberJaya) и их интеграция с ключевыми отраслями экономики страны;
  • Привлечение частных инвесторов в отрасль, создание прозрачных условий;
  • Развитие профессионального капитала в ИТ-отрасли;
  • Активная интеграция и взаимодействие с международными организациями.

Все это позволит уже через 10-15 лет, получить ИТ-отрасль, которая станет стратегически важной для государства, будет вносить значимый вклад в повышение эффективности экономики в целом (энергопотребление, оптимизация информационных потоков, прозрачность) и каждого гражданина этой страны в частности (массовые электронные услуги для населения и пр.)

P.S.

1 ноября 2013 г. в России утверждена стратегия развития отрасли информационных технологий на 2014-2020 гг. и на перспективу до 2025 г. Среди основных пунктов – развитие сферы ИТ до полноценной отрасли экономики, обеспечение других сфер экономики качественными информационными технологиями и обеспечение высокого уровня информационной безопасности государства, индустрии и граждан.

Почему CIO в последнюю очередь должен думать об ИТ

Периодически просматривая вакансии, встречаю очень интересные обязанности предъявляемые работодателем к руководителю ИТ:

  • Создание и реализация ИТ-стратегии предприятия;
  • Управление ИТ-бюджетом;
  • Управление персоналом отдела;
  • Распределение нагрузки, бесперебойной работы системной инфраструктуры ИТ, разработка процедур эксплуатации ИТ, управление бюджетами;
  • Администрирование серверов ОС Windows 03\08 (интернет, почта, TS, AD, DNS, VPN, FTP);
  • Обслуживание мини АТС;
  • Обслуживание офисной техники, поиск и устранение неисправностей.

Finita la comedia.

В чем различие между CIO сегодня и CIO 10 лет назад и чем вообще он должен заниматься? Почему ИТ в большинстве случаев на наших предприятиях не является сегодня инструментом получения конкурентного преимущества, а в лучшем случае инструментом оптимизации операционных расходов?

За последние 10 лет произошли фундаментальные изменения в принципах накопления и обработки информации, средствах передачи и представления, что было вызвано:

  • Появлением социальных сетей, оцифровкой эмоций и реакции;
  • Возможностью мгновенного распространения и доступности контента;
  • Появлением технологий, реагирующих на взгляд, прикосновение, жест;
  • Консьюмеризацией устройств и приложений.

Семиуровневая модель OSI безнадежно устарела. Она не отражает то, чем должно заниматься ИТ, ее давно необходимо переделать в десятиуровневую, добавив три уровня – получение данных, превращение данных в знания и принятие решения.

Раньше основными вызовами CIO были:

  • Реализация сервисного подхода;
  • Стабильность инфраструктуры, блейд сервера и средства виртуализации;
  • ERP-проекты и т.д.

Сейчас же основной фокус CIO смещается с самих технологий на получение бизнес-выгод, конкурентного преимущества, которые будут получены в результате применения новых технологий, а также на повышение уровня зрелости всего предприятия и инновациях.

Сегодняшний CIO имеет намного больше шансов, чем это было 10 лет назад, вписать себя в страницы истории своей компании. Хотя бы потому, что сейчас намного легче привнести инновационные технологии и добиться существенного прорыва как минимум на локальным уровне, не говоря уже о предоставлении конкурентных преимуществ.

Например, одной из задач CIO является оценка уровня зрелости компании к инновациям. Зачастую бизнес не понимает, почему вдруг не удался инновационный проект, на который были выделены значительные человеческие и финансовые ресурсы, и здесь как раз задача CIO помочь принять правильное решение, возможно даже отказаться от проекта.

CIO сегодня должен уметь совместить новые технологии с потребностями бизнеса в будущем, спроецировать эти два фактора на новые услуги ИТ, чтобы его компания получила конкурентное преимущество и финансовую выгоду.

Для этого нужно быть:

  • Финансистом: чтобы обосновать объемы инвестиций и точку безубыточности;
  • Маркетологом: чтобы понять и обосновать потребность конечного заказчика в новой ИТ-услуге на основе новой технологии;
  • HR: чтобы качественно управлять рисками в области персонала.

А где же здесь инфраструктура и приложения? Где серверные комнаты, СХД, сетевое оборудование, учетные системы, картриджи? Где ИТ-процессы, за большинство которых отвечает лично «самый лучший» CIO?

Кстати, если у CIO постоянно звонит телефон, то это низкий уровень зрелости процессов в компании. Ценность CIO не в том, что он завязал на себя ИТ-процессы компании, и управляет ими, а наоборот, в построении процессов ИТ таким образом, чтобы они не зависели ни от кого из ИТ-сотрудников, включая самого CIO.

Ответ прост – на современном предприятии работа CIO невидима, тем не менее, значима для бизнеса. Это означает, что процессы ИТ выстроены, услуги ИТ надежны, технологические задачи лежат на уровне CIO-1 или CIO-2. В таких условиях CIO действительно занимается инновациями, повышением уровня зрелости, управлением бизнес трансформациями и приносит бизнесу конкурентное и измеряемое в деньгах преимущество.

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT