`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Мы летим на Марс

Не знаю, как вы, а я с удовольствием прочитал самую захватывающую научную фантастику, напоминающую мне одновременно «Человек, который продал Луну» Хайнлайна и «Страну багровых туч» Стругацких. Нет, это все же ближе к Хайнлайну, поскольку его Гарриман не только покорял космос, но и считал деньги.

Я читаю доклад Илона Маска на прошлогоднем 67-м Международном Астронавтическом конгрессе, который состоялся в Мексике, и не могу даже передать восторга уже от самых первых слов:

I think there are really two fundamental paths. History is going to bifurcate along two directions. One path is we stay on Earth forever, and then there will be some eventual extinction event. I do not have an immediate doomsday prophecy, but eventually, history suggests, there will be some doomsday event.

The alternative is to become a space-bearing civilization and a multi-planetary species, which I hope you would agree is the right way to go.

So how do we figure out how to take you to Mars and create a self-sustaining city—a city that is not merely an outpost but which can become a planet in its own right, allowing us to become a truly multi-planetary species (see Fig. 1)?

 

Мы летим на Марс

Дело даже не в том, что это смело и перекликается с любой фантастикой — понимаете ли вы, что прямо здесь и сейчас на этой планете есть люди, которые думают не о преодолении экономических кризисов, не о создании многочисленных стартапов, не даже об организации всей мировой информации или новых криптовалютах, а о том, что будущее человечества как биологического вида заключается в освоении космоса? И более того — не только мечтают, но и рассчитывают бизнес-план по обустройству ближайшей колонии.

Мы совершенно точно полетим на Марс. И вопрос только в том, чтобы сделать это экономически посильным:

If we can get the cost of moving to Mars to be roughly equivalent to a median house price in the United States, which is around $200,000, then I think the probability of establishing a self-sustaining civilization is very high. I think it would almost certainly occur.

Я верю в Маска. Мы доберемся до Марса для начала. А там посмотрим.

Мы летим на Марс

Криптовалюты бьют рекорды

Статья в Quartz рассказывает о последних рекордах в мире криптовалют — стартап Bancor Foundation привлек в ходе ICO 153 миллиона долларов в криптовалюте Ethereum. Правда, это не только рекорды, но и проблемы — в частности, вся сеть Ethereum была довольно сильно перегружена пиковым количеством транзакций, что приводило к задержкам к их обработке.

Кстати, аналогичные проблемы периодически встречаются и в работе Bitcoin, иногда речь идет даже о разновидности DDOS-атак (хотя, кажется, это больше похоже на сетевой флуд).

Я последнее время интересовался темой ICO, которые многие называют аналогом IPO — первичного размещения акций на бирже. Если коротко — пока что это не аналог. Кроме очевидных различий, важным является еще и то, что отсутствие регулирования и высокие риски инвестирования в такие криптовалюты приводят к тому, что от любого эмитента токенов ожидают рост стоимости («курса токенов») на порядки, причем в короткое время. И это вполне естественно — иначе просто не оправдывается высокий риск инвестирования.

А для тех, кто не понимает вообще, о чем речь — небольшое и очень понятное объяснение, что вообще такое криптовалюты.

Криптовалюты бьют рекорды

О сложностях общения с компьютером

На фоне всеобщего увлечения голосовыми интерфейсами полезно вспомнить старую поговорку — «компьютер делает то, что вы сказали ему делать, а не то, что вы бы хотели, чтобы он сделал». Именно про это пишет автор небольшого эссе «Alexa, please kill me now», которое мне любезно подбросил Medium.

Our imagination glides to a Hollywood vision of effortless, empathetic conversation, and our machines-of-loving-grace respectfully bow as they retire to do our bidding. They become our sentient and willing servants, responding to our verbal commands. “Fix dinner.” “Let Jen know that I’ll be late.” “Increase sales by ten percent.” “Make sure nobody is spying on me.”

This vision is not just anthropomorphic, it’s fantastic. It’s not just imputing human capabilities onto computers, it’s imputing super-human capabilities. Just because we can form a thought in our head, we mistakenly assume that someone else can form that same thought based on some noises we make in our throats.

Just because your computer recognizes the words you say, don’t extrapolate from that to assume that it understands what you mean. Your spouse, who has lived with you for 20 years is just now getting an inkling of what you mean when you talk. Your computer is likely never going to understand you for the simple reason that the things you say aren’t really understandable.

Разумеется, разработчики голосовых интерфейсов понимают, что виртуальный помощник должен как минимум учитывать контекст. Мне вспоминаются статьи 80-х годов, когда большой задачей считалось разработка компьютера, умеющего играть в шахматы — очевидно, что, по аналогии с тогдашними разработками, хороший виртуальный помощник должен будет учитывать набор контекстов и даже строить этакое дерево вариантов при получении голосовых команд.

С другой стороны, помните, как в начале 2000-х все уверяли друг друга, что вот-вот поисковики начнут воспринимать запросы, сделанные на естественном языке? Оказалось, что люди предпочли освоить телеграфный язык запросов с употреблением ключевых слов, тем более, что так экономнее. Не окажется ли, что в ближайшем будущем люди предпочтут сказать «Siri, погода, Киев, завтра, утро», чем растекаться фразой «Скажи, пожалуйста, какая погода будет завтра в Киеве?». Тем более, что уже работает и так, и эдак.

О сложностях общения с компьютером

Радоваться ли, когда Apple идет в твою сторону?

За многие годы развития компании Apple мы не раз наблюдали, как в её продуктах появляются функции, до этого бывшие уникальной функцией независимых продуктов. Почти каждая презентация Apple сопровождается перечислением компаний, функции продуктов которых теперь стали стандартными в продуктах Apple, и которым, по идее, теперь становится сложнее. Хотя Apple, конечно, в этом не одинока — любая компания, выстроившая свою экосистему, рано или поздно включает востребованные функции в базовую функциональность и невольно «убивает» продукты других.

В этот раз особенно «повезло» одесской компании Readdle, которая давно развивает, как минимум, два пострадавших продукта — Scanner Pro, который позволяет вообще обходиться без сканера, добиваясь с помощью iPhone очень качественных фотокопий документов, и Documents, который представляет из себя файл-менеджер с функциями просмотра большинства распространенных форматов файлов. Я прямо во время презентации посочувствовал ребятам в твиттере, на что получил ответ от Дениса Жаданова: "Все нормально. Это даёт нам больше возможностей и обучает миллионы людей, что можно использовать файлы."

Чуть позже в блоге компании появился большой пост с впечатлениями от всей WWDC 2017, где примерно то же сказано более развернуто:

We are super excited that Apple adds similar productivity concepts to our products, as core use-case scenarios of a new iPad.

Scanner Pro — scanning in Notes
Documents — Files app
PDF Conversion
Drag and drop
This means that the concepts we’ve been innovating for the past 10 years are now going mainstream. Apple will educate the general public about what’s possible with iPads and iPhones, and we will focus on creating outstanding experiences for users of our products.

document scanner on iOS 11, Scanner Pro, Readdle

Является ли это попыткой сделать хорошую мину при игре, ставшей не такой уж хорошей, как выразились мои коллеги по Радио-Т?

Мне кажется, я понимаю аргументацию Дениса. Давайте посмотрим на сам процесс сканирования. Многие годы это вообще было нечто запредельно сложное для пользователей. Сделать копию на ксероксе — как-то довольно просто и понятно, правда? Но как много современных людей — нет, не читателей этого блога, а, скажем, владельцев смартфонов, — хранят свои документы отсканированными в облаке даже прямо сейчас? По мере того, как смартфоны стали уметь делать фотографии более или менее приличного качества, пересылать документы в виде фотографий стало довольно распространенной практикой, но, если честно, это ведь фотографии, кое-как сделанные, на которых еле можно разобрать необходимую информацию. И даже месяц назад человек, использующий приложение для сканирования документов, выглядел довольно продвинутым пользователем.

Теперь на эту функцию обратила внимание Apple. И не сомневайтесь — теперь о такой возможности компания-владелец экосистемы будет говорить много и громко. Они будут рассказывать о такой возможности использования смартфона тем, кто еще 7 лет назад только звонил, 5 лет назад начал ставить приложения, а совсем недавно научился использовать мессенджеры. Плохо ли это для компании, которая реализует эту функцию отдельным приложением? Сомневаюсь. Убил ли Facetime многочисленные мессенджеры со звонками? Нет, наоборот. Исчезли ли многочисленные приложения для ведения заметок после добавления новых функций в Notes.app? Совершенно нет. Люди умудряются даже делать аудио- и видеоплееры для iOS, хотя это вообще одна из ключевых функций самого iPhone и у Apple здесь масса нечестных преимуществ, начиная с предустановки на устройство и заканчивая одним из самых больших магазинов контента.

Так что, когда в продукте большой компании появляется функция, составляющая ваше уникальное предложение, всё может быть не так уж плохо — ваша доля на рынке, скорее всего, уменьшится, зато объем рынка вырастет на порядки. И вы по-прежнему можете бежать быстрее.

Радоваться ли, когда Apple идет в твою сторону?

Как Safari собирается победить рекламу

На презентации новой версии mac OS «High Sierra» Крейг Федериги сказал достаточно обтекаемо, что в новой версии браузера Safari компания попробовала победить назойливый поведенческий таргетинг, когда за пользователем, проявившим в интернете сколько-нибудь коммерческий интерес, начинают гоняться рекламные объявления именно про этот предмет интереса.

Честно говоря, я сразу заинтересовался, как это будет реализовано. Один из вариантов — принудительное включение «Do not track» на явно коммерческих страницах, типа страниц популярных магазинов или сервисов. Но всё оказалось проще.

Как пишет The Verge, браузер будет принудительно выставлять для third-party cookies время жизни не более 24 часов. Third-party cookies — это куки, которые ставят сервисы, которые напрямую не посещаются при загрузке страницы. Ну, например, зашли вы на сайт «Украинской правды», так вот куки, которые ставит Google Analytics и AdSense — это в данном случае third-party.

Что это означает? Ну, прежде всего, как и пишет The Verge, это означает, что смысл ставить такую куку остается только у сервисов, которые встречаются пользователю хотя бы пару раз в день. Только в этом случае кука будет считываться повторно и обновляться. Разумеется, это сужает список сервисов до очень небольшого количества и во главе списка останутся Google и Facebook — туда-то уж вы точно попадаете несколько раз в день. Не проиграет также Amazon — его пользователи встречаются с его сервисами регулярно. А вот небольшие сетки и сервисы, которые до сих пор собирали профиль пользователя по нескольким визитам в неделю или в месяц, окажутся перед угрозой закрытия — им собирать будет нечего.

Впрочем, паниковать рано — доля Safari даже в американском трафике не так уж высока. Правда, есть две опасности. Во-первых, в мобильном трафике эта доля значительно выше, причем даже за пределами США. Что естественно, поскольку это дефолтный браузер во всех гаджетах Apple.

Во-вторых, не исключен вариант, что пример с Apple возьмут и остальные разработчики браузеров. На самом деле, будет достаточно, чтобы такой пример взял ровно один разработчик браузера, он же крупнейшая рекламная система в мире, он же Google. И вот что будут делать в этом случае небольшие и средние рекламные сетки, торгующие сейчас трафиком, я лично не представляю.

Как Safari собирается победить рекламу

Мысли о презентации Apple

Как обычно, в далекой Калифорнии в начале июня открылась конференция разработчиков Apple — WWDC. Как обычно, открылась она масштабной презентацией новых продуктов. Но продукты оказались разные и поэтому интересно их пообсуждать.

tvOS & watchOS

Честно говоря, поскольку я не являюсь владельцем Apple Watch, я не очень понимаю насущность и интересность новинок в этой части. Возможно, стоит добраться до них и потестировать, насколько они пригодны для использования на тренировках, тогда буду лучше понимать.

Приход Amazon Prime на AppleTV — однозначно хорошо. Учитывая, что Amazon довольно хорошо развивает собственный контент, это хорошее добавление для пользователей AppleTV.

macOS High Sierra & iMac & iMac Pro

Мне в ходе презентации показалось, что название «High Sierra» все же будет шуткой, но нет, оно так и осталось. Хочется поскорее посмотреть, как выглядят для рядового пользователя такие новинки, как новая файловая система APFS или Metal 2 — понятно, что всё будет работать быстрее, но как это «быстрее» в ощущениях, пока непонятно.

Более быстрые Safari и Mail — очень хорошо. Правда, я регулярно переключаюсь на Safari и так же регулярно ухожу с него — да, всё быстро, но очень ограниченно, постоянно не хватает уже даже не возможности плагинов, а каких-то небольших фишек, типа умной адресной строки по аналогии с Яндекс.Браузером. Но вот любое улучшение в работе Mail.app я приветствую — уже 10 лет это мой основной почтовый клиент и никакие новомодные и суперпродуктивные аналоги его заменить не могут.

Регулярно, попадая в Apple Store, пробую новые iMac и так же регулярно понимаю, что заметно быстрее, чем мой нынешний, модели Late 2012, iMac, с i7 и 32 Gb памяти, они не работают, хотя, конечно, экран в 5K выглядит прекрасно. Впрочем, я не монтирую видео и не работаю с графикой, возможно, там преимущества более новых моделей заметнее.

Супермощная конфигурация iMac Pro — это очень здорово. Хотя это и не Mac Pro, а даже более закрытая конфигурация и расширить её будет практически невозможно, но, уверен, профессионалы, работающие с видео, уж точно порадовались.

iOS 11

В этой части было показано громадное количество изменений, так что все и не перечислишь. Понравилась анонсированная возможность p2p-платежей между пользователями Apple Pay. Причем фактически речь пойдет о собственной платежной системе с электронными кошельками — поскольку деньги попадают именно в такой кошелек, а только потом могут быть выведены в банк.

Очень круто выглядела демонстрация AR-возможностей новой операционной системы. Новые возможности Siri, как водится, начинают внедряться с английского языка, но, будем надеяться, и до остальных дойдет дело.

Хорошо выглядят новые музыкальные возможности — Airplay 2 и multi-room. Не уверен, что полетит добавленная в Apple Music социальная составляющая — у Apple традиционно не летят даже грамотно сделанные веб-сервисы, а среди них особо печальной судьбой отличаются все социальные проекты, так что посмотрим на реальное использование.

Кстати, очень малозаметная деталь — а что, сила сотового сигнала опять будет показываться полосками, а не точками?

iPad Pro 10,5"

Вот это, я считаю, несомненная удача. iPad за последние годы явно остановился в развитии, и просто улучшениями начинки — еще более быстрый процессор, еще более четкий экран, — ситуацию не исправишь. Небольшое (хотя, на самом деле, на 20%) увеличение экрана позволит вырваться из этого круга, как в свое время iPhone 5 разрушил традицию небольшого экрана в 3,5 дюйма. Теперь понятно, зачем покупать новую модель — больше экран, полноразмерная экранная клавиатура, возможность даже на таком экране использовать SplitView. Интересно будет посмотреть, как выглядит HDR Video. А еще интересно будет посмотреть, насколько вырастет количество людей, которые полностью переедут на iPad и откажутся от ноутбука. Комментарии о том, что теперь грань между ноутбуком и планшетом стирается окончательно, я уже слышал.

HomePod

Самый ожидаемый анонс, пожалуй. На фоне поистине триумфального шествия Amazon Echo, Apple обязана была отреагировать. И слухи ходили. Так что никто даже не удивился прелюдии в исполнении Фила Шиллера.

Но вот, думаю, не один я разочаровался в итоге. Прежде всего, в презентации было слишком много сказано про музыку и очень скороговоркой — про то, насколько эта колонка smart. Возможно, в этом месте не хватало демонстрации, хотя зал уже явно устал. И самое большое разочарование — что эта колонка не появится ранее декабря. Судя по тому, что колонки были представлены для самостоятельного изучения, они уже находятся в какой-то стадии готовности, поэтому не совсем понятно, зачем так откладывать. Пока что Amazon и другие производители smart speakers могут немного выдохнуть и продолжать наращивать отрыв.

И напоследок — ролик, с которого началась презентация. Мир действительно изменился, если для открытия конференции программистов снимают 3 минуты шикарного боевика с роскошными спецэффектами.

Мысли о презентации Apple

Самая ожидаемая презентация года

В Калифорнии стартовала очередная Code Conference, за которой я всегда стараюсь следить, а дважды даже был лично. Началась она еще вчера вечерней сессией, а сегодня утром — то есть буквально несколько часов назад по времени Калифорнии, — там традиционный докладчик Мэри Микер представила свою традиционную презентацию о трендах интернета.

Я не хочу сейчас даже делать какую-то выжимку из этой гигантской презентации, которую будут цитировать еще весь следующий год. Отмечу только тот факт, что во всем мире растет количество голосовых поисков — в ущерб текстовым запросам. Я об этом говорил еще в прошлом году на одной из конференций, в частности объясняя, что это сильно повлияет на оптимизацию сайтов. Интересно будет посмотреть, как это на самом деле происходит.

Самая ожидаемая презентация года

О блокировке сайтов: разбор аргументов

За эту неделю, как я уже писал, мне пришлось немало пообщаться на тему блокировки нескольких российских сервисов и выслушать аргументы и объяснения сторонников этого решения. Поскольку этих аргументов не так уж и много, разумеется, они повторяются. И в этом повторении использующие их, либо по незнанию, либо сознательно, допускают логические ошибки или недоговаривают. Я попробовал собрать эти аргументы и аргументированно же их опровергнуть.
Итак, начнем.

Аргумент №1 — через блокируемые ресурсы распространяется российская пропаганда.

Довольно странно представлять несколько ресурсов главными каналами распространения пропаганды.

Прежде всего, сервисы Яндекса и Мэйл.ру, как правило, вообще не содержат собственной информации. Помните фразу про «зеркало Рунета»? Но это действительно так — если с помощью инструмента в виде поиска начинает находиться ложная или опасная информация, решать проблему надо не поломкой инструмента, а удалением исходной информации.

Во ВКонтакте действительно хранится много информации и она действительно довольно часто носит характер пропаганды, враждебной Украине. Но там также много информации проукраинского характера, там много патриотических сообществ, и это показывает, во-первых, что с пропагандой можно бороться на её поле, а во-вторых, что даже блокировка, как один из таких методов, должна применяться избирательно.

И, если у нас стоит задача пресечь распространение пропаганды через интернет, то, очевидно, она должна решаться ограничением доступа не только к содержимому ВКонтакте. В том же Facebook аналогичной информации не меньше, количество сепаратистской и антиукраинской информации в виде роликов на Youtube вообще неисчислимо, но с ней никто, очевидно, бороться не собирается. Собственно, учитывая, что ни в одном месте злополучного указа или другого документа не фигурируют адреса сепаратистских сайтов типа annanews или dnr-news, равно как и российские сайты типа телеканала «Звезда», Первого канала, Life.ru и прочих, аргумент про пресечение пропаганды выглядит очень неубедительным.

Аргумент №2 — Блокируемые ресурсы содержат персональные данные украинских пользователей, предоставляя бесконтрольный доступ к ним ФСБ и другим российским органами.

Это самый популярный аргумент сторонников блокировки. Да, действительно, на российских сервисах хранится большое количество персональных данных украинских пользователей. Правда, никаких доказательств тому, что ФСБ имеет к ним неограниченный и бесконтрольный доступ, не сообщается. Кроме вдохновенного рассказа Павла Дурова о том, как три года назад у него требовали данные, а не получив — отжали сеть, других примеров, которые бы свидетельствовали, что к данным конкретных пользователей был получен доступ и как-то использован, не наблюдается.

Но меня интересует другое — а как блокировка доступа к сервисам для украинских пользователей решает эту проблему? Что изменилось от выхода указа? Данные украинских пользователей продолжают храниться на российских сервисах, ФСБ по-прежнему имеет к ним бесконтрольный доступ (если имел, то вряд ли указ президента Украины что-то тут изменил), зато доступ к этим данным потеряли сами украинские пользователи. ОК, со временем эти данные будут несколько терять актуальность и ФСБ не узнает имя нового бойфренда девочки Маши, но, уверяю вас, зная о её предыдущих десяти бойфрендах, ФСБ спокойно построит портрет следующих десяти, а что будет недоставать — соберет анализом данных из Facebook. Это если их вообще интересует девочка Маша.

Если стояла задача как-то обеспечить безопасность пользовательских данных, то очевидное решение — скопировать аналогичное решение России. Я имею в виду требование закона РФ хранить персональные данные российских пользователей на территории РФ. Вопреки распространенному мнению, это далеко не фантазия гебешного режима — похожие требования высказываются Еврокомиссией в адрес Facebook и Google. Учитывая, что все эти компании имеют определенные серверные мощности в Украине, выполнить подобное требование и перенести данные украинских пользователей в Украину они могли бы в течение нескольких месяцев. Заодно такие данные пришлось бы переносить и западным компаниям. Кстати, это было бы даже хорошо — как минимум, это выливается в строительство еще одного современного датацентра в Киеве или соответствующий по масштабу спрос к мощностям существующих. Чистый выигрыш для экономики страны, кстати говоря, и те самые иностранные инвестиции, которые так хотят привлечь.

Аргумент №3 — цель санкций — нанести максимальный экономический ущерб стране агрессору.

Этот аргумент мне в прямом эфире высказал Николай Княжицкий. Мол, любой вред агрессору — это польза стране.

К сожалению, это не так.

Во-первых, масштабы причиненного российским компаниям вреда принято преувеличивать. Давайте считать — традиционно украинский трафик на этих сервисах составлял от 10 до 20%. Они монетизируются рекламой и часто — на основе аукциона. Так вот, украинский трафик дешевле российского в плане монетизации. Меньше рекламодателей, они меньше тратят на рекламу, а в случае с медийной рекламой — ниже цены и меньше реализация инвентаря. Поэтому, потеряв украинский трафик, сервисы потеряют реально вряд ли больше 10% дохода, а скорее всего, речь идет о 3-5% оборота. Даже в масштабе отдельно взятых компаний это далеко не смертельно, а уж всерьез обсуждать ущерб всей российской экономике и подавно не стоит.

Во-вторых, самый серьезный ущерб нанесен Яндексу, который как раз имел активы и компанию на территории Украины, но вы не хотите разобраться, кому именно это повредило? Владельцем компании «Яндекс.Украина» является компания Yandex.N.V., резидент Нидерландов. Характер операций Яндекс.Украины таков, что весь доход от деятельности сначала использовался для финансирования операций в Украине — то есть вливался обратно в украинскую экономику, — а потом по итогам года владельцы могли получить дивиденды. Кстати, НБУ несколько лет прямо запрещала выплату дивидендов нерезидентам, если кто не знает. Итого смысл решения — лишить компанию из Нидерландов дохода от работы в Украине, а украинский бюджет — налогов от одного из крупных налогоплательщиков?

В-третьих, пока что пострадал украинский бизнес. Деньги, уплаченные в качестве предоплаты за рекламу на сервисах украинскими предприятиями, зависли, поскольку закрыть их документами компании уже не могут. Это, кстати, приведет еще к проблемам — ведь большинство денег с НДС, а налоговые накладные тоже не могут быть выданы. Кроме того, при резком падении трафика заказы не смогут быть выполнены — то есть клиенты не получат услуги не только формально, но и фактически. Добавьте к этому агентства, бизнес которых в немалой степени зависел от работы заблокированных сервисов. Добавьте к этому самих клиентов и малые компании, которые не только платили за рекламу и получали от неё отдачу, но и пользовались бесплатными возможностями площадок — вроде групп вКонтакте или Яндекс.Справочника.

Конечно, часть трафика перейдет на оставшиеся ресурсы — Google, Facebook и прочие. Но, во-первых, мы говорим о рекламе, которая в большой степени работает не за счет охвата аудитории. То есть оборот рекламы на Google, занимающем 97% рынка поиска, будет ниже, чем оборот рекламы на двух площадках — за счет того, что во втором случае часть трафика ходит (и кликает) по двум площадкам. Реклама, скорее всего, станет дороже — при увеличении числа участников аукциона ставки начинают расти. Кроме того, я сильно сомневаюсь, что блокировка будет полной, а знаете, что это означает? Что рекламу продолжат покупать, только будут это делать через другие каналы, без уплаты налогов в Украине.

Мои отдельные поздравления экспертам Всеукраинской рекламной коалиции, прогнозировавшим на 2017 год 28% роста рынка интернет-рекламы. Будет интересно посмотреть, как они его пересмотрят.

И остается интересный вопрос — а почему для нанесения ущерба выбрана, фактически, одна компания? Почему в качестве объектов не рассматриваются сотовые операторы, например? Ведь в Украине практически все сотовые операторы имеют российских владельцев — Киевстар, МТС.Украина, даже Lifecell принадлежит Turkcell, 13% которого, в свою очередь, принадлежит российской Alfa Group.

Аргумент №4 — санкции это хорошо, на месте заблокированных ресурсов возникнут новые, украинские.

Это даже не аргумент, честно говоря. Сделать свою поисковую систему оказалось не под силу даже всему Европейскому Союзу, откуда бы у Украины взялись необходимые ресурсы? Причем ресурсы как материальные — назовите мне интернет-ресурс в Украине, который может оперировать мощностями в 5-6 тысяч серверов, например, — так и интеллектуальные. На всякий случай подскажу, что единственная поисковая система, которая можно было бы назвать украинской — МЕТА — была разработана в начале 2000-х при активной помощи одного из ведущих разработчиков поиска Рамблера того же времени Андрея Коваленко.

Аргумент №5 — у нас война, а вы жалуетесь, что фоточки некуда загружать будет.

К сожалению, этот аргумент используется часто и люди даже не понимают, насколько глупо он выглядит. Социальные сети и поисковые сервисы — это не только и не столько фоточки. Как выше уже говорилось, это инструмент ведения бизнеса, это инструмент для распространения информации, это картографические сервисы, это специализированные поисковые системы, это современная почта и мессенджеры. Вы готовы от всего этого отказаться, услышав слово «война»? А от чего еще вы готовы отказаться под девизом «у нас же война»? Что завтра под этим девизом запретят плохо разбирающиеся примерно во всём люди, добывшие власть популистскими заявлениями?

Подумайте над этим, пожалуйста.

О блокировке сайтов: разбор аргументов

Загадка будущего iPad

Жан-Луи Гассе (экс-CEO Apple в 90-х) в очередной понедельничной колонке анализирует судьбу iPad. Революционный продукт, представленный 7 лет назад, в последние годы стагнирует — имеются в виду продажи. Впрочем, аналогичную динамику показывают и все остальные представители рода планшетов.

Загадка будущего iPad

Мне кажется, что причина довольно очевидна. Последние несколько лет iPad — причем любой модели, — прекрасно выполняют всё то, что от них ожидается. На них читают, смотрят видео, общаются в чатах и почте, играют в игры, делают видеозвонки и так далее. Но при этом нет никакой необходимости покупать новый iPad — у меня сейчас два iPad — Air и Air 2 — и они никак не отличаются, кроме отсутствия TouchID в первом. Более старый не тормозит на тех же приложениях и задачах, читать так же удобно, ну, разве что он чуть толще и тяжелее. iPad Pro я смотрел, но даже сам себе не смог рассказать, зачем он мне настолько нужен.

И Гассе совершенно прав — если Pro версия была рассчитана заменить ноутбук в определенных сферах, то эти сферы довольно узкие и не влияют на общую динамику.

Впрочем, вот уже ходят слухи, что на WWDC представят совершенно новый iPad. Подождем три недели, увидим.

Загадка будущего iPad

Когда стартапу нужен chairman

На Forbes.com — относительно небольшая заметка на тему «Серьезному стартапу никогда не рано обзавестись chairman-ом». Мне это показалось хорошим поводом, чтобы поговорить о том, зачем вообще нужна такая фигура в компании. И какие вообще фигуры нужны.

По мере развития стартап-движения в стране, всё чаще приходится видеть, как стартапы разных уровней развития начинают употреблять слова «совет директоров» или совсем жаргонное «борд». Часто это происходит потому, что они эти слова слышали, знают, что так принято у больших компаний и уверены, что им тоже так надо. Довольно редко приходится видеть проекты, руководители которых понимают, зачем нужен совет директоров и какую роль он должен выполнять. Некоторые смешивают понятия «board of directors» и «Advisory board», хотя это очень разные вещи.

Если коротко, то большинство отечественных стартапов держит в голове образ, более близкий к Advisory board. Это полезная структура консультативного характера, куда грамотный руководитель проекта приглашает людей, опытом и знаниями которых он хотел бы воспользоваться. Эти люди поодиночке или вместе дают советы, делятся знаниями, их советы не носят обязательного характера. Кроме того, они дешевле для компании — в ряде случаев можно вообще не говорить о компенсации, а часто это очень скромная сумма.

Правда, стоит учитывать, что в этих же преимуществах кроются и минусы — участники такой борды менее мотивированы, не несут реальной ответственности за свои советы, ведь все равно вопрос следования этим советам является ответственностью руководства компании.

Совет директоров — организация на порядок серьезнее. Во-первых, это представители собственников компании. Во-вторых, это реальный руководящий орган — в то время, как CEO и прочие менеджеры (executive staff) представляют собой оперативное руководство компанией, совет директоров выглядит как парламент и по умолчанию стоит на ступеньку выше, имея полномочия, кстати, уволить и назначить того же CEO. Стартапы могут и не задумываться о том, нужна ли им такая структура — когда они получат инвестиции, им об этом скажут (шутка).

Кто же такой chairman во всем этом? Chairman — это председатель совета директоров (то есть совет директоров у нас уже есть). Как правило, он действующий (executive) менеджер, который не мешает CEO делать свою работу по ежедневному управлению компанией, но контролирует компанию и осуществляет в некотором смысле политическое руководство. Самый точный пример этой роли — Эрик Шмидт в Google/Alphabet после того, как руководство компанией перешло к Ларри Пейджу. Именно председатель занимается контактами с внешним миром, включая правительство, в идеальном случае он также является главным советчиком для CEO и вообще самым опытным человеком в компании. Я буквально несколько раз в Яндексе имел возможность общаться с покойным Элом Фенотти, когда он был председателем совета директоров, но это всегда было очень сильное впечатление, хотя мы даже не обсуждали вопросы разработки конкретных продуктов или их маркетинга.

На темы корпоративного управления можно говорить очень много, но главное, что нужно помнить — это настолько же серьезная работа, как создание продукта или проведение маркетинговой компании. Собственно, те, кто был у меня на семинаре «Курс молодого CEO», на протяжении всех двух дней слышат, как я повторяю, что эту часть работы с CEO никто не снимет, даже если ему очень не хочется заниматься «рутиной». Так что подходите к этому вопросу серьезно.

Кстати, очередной семинар с немного переработанной программой пройдет 27-28 мая в Одессе. Билеты еще есть, приходите.

Когда стартапу нужен chairman

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT