`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Еще раз о проблемах и предназначении CIO

Международное Общество Society for Information Management (SIM) выпустило свое очередное исследование «IT Trends Study for 2016», в котором определила наиболее заметные тенденции в IT и связанные с ними проблемы CIO и бизнес-лидеров.

Еще раз о проблемах и предназначении CIO

История, цели и задачи SIM достаточно подробно описаны здесь. Мы же отметим только, что это − довольно представительная и влиятельная организация, которая была создана в 1968 г. на международной конференции Association for Computing Machinery (ACM) в Лас-Вегасе.

Описываемое исследование SIM собрало ответы более 1,2 тыс. IT-специалистов из 801 организации. При этом 490 респондентов идентифицировали себя как CIO. Исследование показало, что «выравнивание IT с бизнесом» остается высшим приоритетом, а интерес к аналитике и использованию облака продолжают быстро расти.

Полный отчет «The 2016 SIM IT Trends Study» можно скачать здесь.

Еще раз о проблемах и предназначении CIO

IT бюджет предприятий как процент от дохода (469 опрошенных предприятий). Окончание последней рецессии принесло хорошие новости IT консультантам, разработчикам и производителям.

В листинге наибольших 10 управленческих проблем в IT 2016 г. девять ответов сохранились с прошлых лет. Сейчас они расположились следующим образом.

Еще раз о проблемах и предназначении CIO

Примечание. Речь идет об основном бизнесе предприятия, если указано «бизнес», и только об IT, если указано «IT».

Как отмечено в отчете, выравнивание IT и бизнеса оставалось главным беспокойством лидеров в течение прошлых четырех лет, и оно входило в число трех основных проблем в течение 14 последних лет подряд.

Еще раз о проблемах и предназначении CIO

Ответы на вопрос «Выровнены ли бизнес и IT на вашем предприятии»? (634 старших IT лидера, преимущественно из компаний США). Ну, в общем, все не так безнадежно − 80% респондентов ставят себе четверку или пятерку. Из оставшихся половина может сказать − «Мы работаем над этим»! Не хотят или не могут «выравниваться» последние десять процентов − это, в конце концов, их дело.

В то время, как указанные в таблице проблемы были названы всеми респондентами «самыми важными», IT лидеры перечислили отдельно и свои самые беспокоящие проблемы.

Кибербезопасность и частная жизнь (cybersecurity and privacy) возглавляют список с 46,4% респондентов. Однако в IT на второе место поставлена нехватка профессиональных знаний (28,3%), и только на третье − выравнивание IT с бизнесом (24%). С точки зрения того, куда лидеры инвестируют свои деньги, на первом месте оказались аналитика и большие данные (39,5%).

Разработка ПО (системного и прикладного) заняла второе место с 34,1%. Тут нужно сказать, что исследованием руководил Леон Каппельман (Leon Kappelman), преподаватель информационных систем и директор Information Systems Research Center в College of Business at the University of North Texas. Он отметил, что рост инвестиций в разработку ПО «удивителен».

«Мы добавили некоторые вопросы в этом году для получения более глубокой картины, и нашли, что многое из области ПО связано с интеграцией наследуемых систем, подстройкой под нужды конкретной организации (customization) и миграцией на новые системы», − сказал Каппельман. − «И хотя мы пока не знаем наверняка, я думаю, что большое увеличение инвестиций в ПО имеет отношение к перемещению в облако и соединению с ним».

Облачные вычисления заняли четвертую строчку в инвестиционном списке CIO (27,8%). Они также были в центре внимания исследователей. В целом 89,7% респондентов сообщили об увеличении использования облака, 10,3% сказали, что у них ничего не изменилось. Таким образом, никто не сообщил об уменьшении использования облака.

Однако есть и новая тенденция. Как оказалось, использование облака по отношению к IT-сервисам становится все более поляризованным. Если говорить сравнительно с 2015 г. об использовании облачных IT-сервисов в своей вычислительной инфраструктуре, то картина получается довольно странная, − и, вместе с тем, характерная.

С одной стороны, возросло на 44,1% число организаций, имеющих не более 5% сервисов. С другой − возросло на 61,3% число организаций, имеющих более 70% сервисов. Если тенденция сохранится, то через несколько лет можно будет говорить от отраслях, в которых облачные сервисы имеют исключительное значение, и о тех, где они практически не значимы.

«ПО как сервис» (Software-as-a-Service, SaaS) было главной облачной сервисной категорией (60,4%). За ней следуют «Инфраструктура как сервис» (Infrastructure-as-a-service IaaS) и «Платформа как сервис» (PaaS).

Пока можно сделать вывод о том, что построение сервисной экосистемы предприятия является сложной комплексной задачей, − которая нужна не всем (и/или не всем по плечу). CIO будут ее решать, все чаще общаясь с другими руководителями предприятия С-уровня и одновременно проводя больше времени с клиентами, поставщиками и персоналом своего IT подразделения.

Один из выводов исследования − в промышленности все больше CIO будет приходить извне, а не выращиваться внутри организаций, и они все более будут «не-IT». Этот вывод, в общем, не нов. Разве что он подтверждает и ранее высказывавшуюся точку зрения о том, что в мире создается своеобразное «облако» CIO. Лучшие независимые специалисты по цифровой трансформации предприятий и выравниванию IT с бизнесом, возможно, составят общемировое сообщество и будут свободно курсировать по всему миру, помогая предприятиям наилучшим образом приспособить IT к ускорению их основного бизнеса.

Еще раз о проблемах и предназначении CIO

Кто принимает решения по построению корпоративной IT архитектуры, политики ее использования и инвестициям? Немного − финансовый директор. В значительной степени − наблюдательные комитеты по бизнесу и технике. Но больше всего − CIO. Так почему он не может быть приглашенным?

Другими словами, изменения ускоряются, и IT персонал внутри предприятия должен быть к ним готов. Однако должен появиться и специалист высокого класса, вооруженный знанием современного мирового опыта и не зависящий от внутренней иерархии в компании. Именно так сегодня видится роль CIO второго десятилетия 21-го века.

Его миссия может считаться законченной, если он построил сильную IT-команду и удостоверился, что IT служба понимает «критические цели» (critical objectives) высшего руководства и знает, как помочь в их достижении. Кстати, в описываемом отчете указывается, что пребывание CIO на одном предприятии за последнее десятилетие изменилось не слишком, − несмотря на кардинальные перемены во взглядах на корпоративные IT.

Еще раз о проблемах и предназначении CIO

Длительность работы CIO на одном предприятии в последнее десятилетие. Можно предположить, что уход приглашенного CIO (который «выровнял бизнес и IT» может быть настолько болезненным для предприятия, что руководство предпочтет всеми возможными средствами удержать его.

От себя добавлю, что все эти «разброд и шатания» в поисках истинного назначения CIO продолжаются уже доброе десятилетие (если не два). За это время выдвигались самые разные гипотезы о месте CIO в организации, − и каждый раз оказывалось, что это опять несколько не то, чего хотело бизнес-руководство.

Что ж, может быть точка зрения Каппельмана окажется более близкой к истине и сложится некая «каста» CIO. Может быть, это будет как в футболе, по лигам − мирового, регионального и локального уровня?

Трудности перевода

Люди всегда хотели преодолеть языковой барьер. Со времен Вавилонского столпотворения они до сих пор никак не могут договориться друг с другом. Но, похоже, сейчас человечество готовится сделать вторую попытку посостязаться с богами и, если пока не начать говорить на едином всепланетном языке, то хотя бы добиться понимания смысла речи собеседника.

«Был у нас толмач-немчин. Ему переводить, а он лыка не вяжет. Ну, мы его в кипятке и сварили»

Из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»

«Самое жуткое − это сочетание машинного перевода и предметной безграмотности живого переводчика»

Из дискуссии на сайте Алекса Экслера

Необходимое предисловие

Название этого блога − «Трудности перевода» (Lost in Translation), − заимствовано у хорошего американского фильма с Биллом Мюрреем и Скарлетт Йоханссон в главных ролях. Его премьера состоялась в августе 2003 г., а кто пропустил его по каким-то причинам, получит удовольствие от просмотра, − после небольшого поиска в сети.

В фильме хорошо показаны последствия недопонимая людьми друг друга. Однако в конце концов герои справляются со всеми этими трудностями, и все заканчивается хорошо. Ни одна машина на это не способна сейчас и не будет способна еще много лет, если вообще когда-нибудь это произойдет.

Но в данной статье мы будем говорить именно о свойствах, которые сейчас получают машины. Они уже достаточны для того, чтобы заменить часть людей в некоторых массовых профессиях.

Тенденция, однако!

Трудности перевода

На прошлой неделе, 25 октября случилось очередное «обыкновенное чудо» в области информационных технологий. Оператор перевозок без водителя (self-driving vehicle operation) OTTO, с недавних пор принадлежащий Uber, отправил здоровенный трак с 50 тыс. банками Будвайзера в самостоятельное путешествие длиной 120 миль по дорогам Колорадо, из Форт-Коллинз − в Колорадо Спрингс, по федеральной трассе Interstate 25.

Событие, конечно, требует отдельного изложения, и его приводить мы здесь не будем. Тогда вопрос − зачем вообще писать об этом в блоге, посвященном автоматическому речевому переводу?

Ну, если подумать, здесь можно найти общую черту, которая в ближайшие десятилетия полностью перекроит мировой рынок рабочей силы, − «скрипач не нужен»!

Будут не нужны миллионы и миллионы людей, зарабатывающих на хлеб верчением баранки. Точно так же не нужны будут сотни тысяч толмачей, которые, по сути, ничего не делают, кроме того, что перегоняют слова одинакового значения из одного звукового представления в другое.

К 2015-16 гг. в этих областях уже накопилась некая критическая масса знаний и технологий, достаточная для того, чтобы мешок прорвался. Искусственный интеллект забирает у людей все новые профессии и зачастую уже справляется с ними лучше, чем двуногие теплокровные.

Но это, опять же, − отдельная тема для разговора на кухне за полночь. Поэтому обратимся пока к IT, которые грозят оставить без работы профессиональных переводчиков, − по крайней мере низкой и средней квалификации.

К истории вопроса

Фантасты писали об универсальных устройствах-переводчиках еще бог знает когда. Первая реальная система в рамках «Джорджтаунского эксперимента» показала возможности машинного перевода 7 января 1954 г. в Нью-Йорке, в штаб-квартире IBM. В ходе эксперимента был продемонстрирован полностью автоматический перевод более 60 предложений с русского языка на английский.

Однако последующие шестьдесят лет показали, что особо обольщаться не стоит. Кто думает, что задача решается только мощностью аппаратных средств и новых алгоритмов, тот сильно заблуждается (по крайней мере, пока). Хорошо прочищает мозги энтузиастов статья на Лурке.

Интересно также почитать скептическую дискуссию «Невостребованная профессия переводчика» от мая текущего года на сайте Алекса Экслера.

Смыслоуловитель

Романтики, в общем, верили в возможности техники, но также частенько иронизировали над трудностями перевода. Если от шкафа переводчика IBM никто и не требовал портативности, то через двадцать лет уже оформилось более-менее современное представление о том. каким должен быть персональный носимый (wearable) переводчик, − вернее, «смыслоуловитель», как его назвали авторы фильмов «Москва — Кассиопея» и «Отроки во вселенной», снятых в 1973 г.

Трудности перевода

Вот так смыслоуловитель выглядел

Трудности перевода

Вот так его носили

Трудности перевода

А вот так он работал

В эпизоде, когда во время экскурсии человек в чалме говорит по-арабски − «Чудесная, поразительная, прекрасная вещь! Верите или нет, она за гранью того, что можно вообразить, и того, что говорили легенды древних и прочие»! Смыслоуловитель переводит все это одним словом − «Потрясающе»!

Ну что тут скажешь − как он работал сорок лет назад, так примерно работает и сейчас.

Вавилонские рыбы (Babel Fishes)

В отличие от отечественного смыслоуловителя, Бабельфиш − гораздо более продвинутая технология, работающая на симбиотическом телепатическом уровне. Здесь мы ограничимся только авторитетной цитатой.

Трудности перевода

«Babel fish − маленькая, желтая и похожая на пиявку. Это, вероятно, самая странная вещь во Вселенной. Она питается энергией волн мозга тех, кто находится вокруг нее. Затем она выделяет телепатическую матрицу, объединяя частоты мысли с сигналами нерва из речевых центров мозга.

Практический результат всего этого − если Бабельфиш у вас в ухе, то вы можете немедленно понять сказанное вам в любой языковой форме. Однако Бабельфиш, эффективно снимая все барьеры коммуникации между культурами, вызвала наибольшие войны, какие когда-либо знала история».

Hitchhiker’s Guide to the Galaxy

Дуглас Адамс (1978)

Современные аналоги

Еще в августе 2015 г. Microsoft выпустила свое ПО − Translator apps for iOS and Android, работающее в том числе на Smart Watch. Это − не аналог описанных выше фантастических устройств. Это − довольно неуклюжий и неудобный для пользователя концепт, демонстрирующий только саму возможность перевода в мобильном режиме. Надо полагать, особого дальнейшего развития это направление не получит.

Трудности перевода

С технической точки зрения это устройство, как сейчас видится, еще до рождения устарело. Оно требовало манипулирования двумя устройствами (Smart Watch и смартфон), в качестве защиты от шума предлагалось просто читать перевод на экране устройства и т.д. А вот следующие две платформы уже более близки к устранению языкового барьера.

ili Wearable Translator (IWT)

Трудности перевода

Похожий на цифровой диктофон переводчик «ili» − японский аналог смыслоуловителя. Устройство полагается на собственную встроенную, постоянно пополняемую и обновляемую базу данных. Не нуждается в радио, Bluetooth или других интерфейсах связи для перевода на внешнем мощном устройстве.

Возможно, это будет означать, что больше нет потребности в бумажных или цифровых разговорниках для утомленных путешественников. Если вспомнить, то такие штучки размером с маленький калькулятор выпускались лет десять назад, но большого распространения не получили из-за убогости возможностей.

Копания признает, что переводы «ili» несовершенны, но отмечает, что устройство безусловно полезно для человека, который, например, ищет свой поезд, буфет или туалет в некотором иностранном государстве.

Разработчик «ili», японская компания LogBar, основана в 2013 г. На ее сайте указано, что она имеет головной офис в Токио, а также офис в Сан-Франциско, а численность ее персонала составляет 20 человек. Ранее, на CES2015 она показала свое первое изделие − электронное кольцо Ring, которое было беспощадно раскритиковано, хотя проект и собрал на Kickstarter миллион долларов крауд-фонда. На CES2016 она опять нашумела со своим носимым нашейным переводчиком, получившим название «ili».

Движок переводчика выполнен также малоизвестной японской компанией FueTrek. Она выглядит чуть солиднее − основана в 2000 г. и имеет около 200 человек персонала. Ее технология vGate (распознавание речи и ведение диалога) уже нашла практическое применение в автомобильной промышленности.

После небольшого цунами январских публикаций 2016 г., посвященных «ili», в сети наступила полная тишина по поводу этого устройства, и вообще всего, относящегося к LogBar. Это может говорить о мошенничестве или изначально прожектерском отношении к своим разработкам. Впрочем, для контекста данной статьи это не важно.

Трудности перевода

Рассматривать «ili» следует как некий упрощенный разговорник для туристов, и не более чем прототип будущих переводчиков.

Несмотря на все свои «детские болезни», IWT является первым переводчиком в своем роде, хоть как-то пригодном к общению без помощи переводчика-человека. Он, хоть и не полностью, но ломает языковой барьер, давая возможность людям понять друг друга. По крайней мере, в определенном смысле он выгодно отличается, например, от Google Translate, поскольку является автономным.

По своей конструкции и схеме работы IWT доступен и ребенку. Нажимаем на кнопку записи, произносим фразу, ждем перевода и синтеза фразы на другом языке. Встроенный словарь содержит около 50 тыс. слов. в предварительно загруженном словаре путешественника (travel lexicon pre-loaded library). Этого вполне достаточно для любительских путешествий.

Например, одним из наиболее типичных запросов туристов оказался следующий − «Я хочу заказать гавайскую еду, которую никогда не пробовал прежде». Однако профессиональные переводы, в которых содержится техническая, медицинская и пр. терминология − это не та область, где «ili» может проявить свои возможности.

В модели, показанной в январе 2016 г. на CES2016, были доступны переводы с/на английский, японский и китайский языки. Вторая модель поколения должна была пополнится французским, тайским и корейским языками, а третья − также испанским, итальянским и арабским. Ориентировочная розничная цена «ili» находится в районе $130.

Есть и первый реальный коммерческий успех компании − 29 сентября переводчик «ili» получил статус «Official Product» агентства Hawaii Tourism Japan. Это даст LogBar обратную связь с пользователями и послужит дальнейшему совершенствованию устройства, − если она, конечно, будет продолжать работу над устройством.

Pilot

В начале сентября текущего года было анонсировано устройство, определяемое как «внутриушной мгновенный языковой переводчик» (Instant Language Translator Earpiece), а также (менее неуклюже) как «умный внутриушной переводчик» (Smart Earpiece Language Translator, SELT). Окончательное название класса этих устройств еще не устоялось.

Разработанное Waverly labs (компания создана в 2014 г.) устройство использует новейшие технологии распознавания речи, принципы построения носимых устройств и алгоритмы машинного перевода, несколько снижая языковый барьер. Но вот вопрос − для кого? Разумеется, − как можно легко догадаться, − снова для путешественников.

Трудности перевода

Комплект включает пару вкладышей-наушников и ПО. Требует смартфона, который обеспечивает перевод и беспроводную связь с наушниками. Пока позволяет оперативные языковые переводы в парах английский, французский, итальянский, португальский и испанский язык. В отличие технологии со Smart Watch, после запуска приложения (определенной языковой пары) от пользователя больше не требуется никаких действий.

Для основного перевода Pilot действует как фразеологический словарь (phrasebook), т.е., опять используется принцип разговорника.

Pilot может работать в режиме конференции (несколько человек) и в режиме громкой связи через динамик смартфона. Очень может быть, что через пару лет в Pilot будут добавлены функции слухового аппарата, который во многих случаях будет полезен и обычным людям.

Полный пакет поставки обойдется менее, чем в $200. Он включает пару наушников с тремя вкладышами разного размера, зарядку и апп для смартфона. Это − также краудсорсинговый проект. Однако он собрал на Indigogo $3,4 млн., в 32 раза больше запрошенного объема финансирования.

Как работает Pilot, можно посмотреть на видео.

Нет предела совершенству

Любители фантастики, наверное, помнят, что инженер Гарин при испытании своего гиперболоида, − так сказать, в тестовом режиме, − выжигал на металле слова «Проба пера». То, что происходит сейчас с wearable переводчиками, иначе назвать пока нельзя.

Не решены многие вопросы, например, − как одновременно общаться с несколькими людьми, каждый из которых говорит на своем родном языке. Профессиональное использование пока подразумевает наличие специальных библиотек, которые нужно как-то переключать. Нужна определенная сервисная служба, которую не под силу организовать крауд-фондам.

Так что человечество пока играет в перевод, как ребенок играет кубиками, составляя из них слова. Крупные компании пока выжидают и не спешат инвестировать в серьезные коммерческие проекты носимых переводчиков.

Раздаются и предостережения о том, что такие переводчики дадут и обратное воздействие на людей, − которые постепенно начнут говорить стандартными фразами, хорошо понятными как машинному собеседнику, так и машинному переводчику. Возможно, это убьет национальную литературу, от которой останется только смысловая канва.

В общем, вопросов здесь пока больше, чем ответов, и думается, что переход от буфетно-туалетной тематики к полноценному общению между людьми займет еще не одно десятилетие.

Проекты, закрытые Google

Чем, собственно, занимается Google? Кроме браузера Chrome обычный пользователь едва ли сможет назвать еще несколько направлений ее деятельности − разве что какую-нибудь уж совершенную фантастику, вроде воздушных шаров-ретрансляторов в стратосфере. Но давайте попробуем ответить на этот вопрос от обратного − чем НЕ занимается Google?

Проекты, закрытые Google

Почти десять лет редактор новостей IDG Network World Боб Браун (Bob Brown) находил удовольствие в подготовке ежегодных обзоров под общим названием «Кладбище технической промышленности) (Tech Industry Graveyard).

Однако к 2014 г. он начал обращать особое внимание на Google, которая сама уже стала целой отраслью промышленности, в том числе и с собственным «кладбищем» (Google Graveyard). Три таких его обзора (2014-2016) собраны в этом блоге. Даже удивительно, что совсем недавние события, о которых он пишет, почти все напрочь забыты даже специалистами. Вот уж, действительно − с глаз долой, из сердца вон. Очень немногое из того, от чего отказалась Google, осталось в памяти как разработки, достойные внимания, − и в целом полезные.

2014

В 2014 г. Google объявила целый ряд больших проектов, включая систему конференц-связи Chromebox и сеть Google Fiber. Но многое (и благодаря, и вопреки) было закрыто. Вот то, чему помахала тогда на прощание Google.

Уже в январе Google отказалась от дальнейшего развития купленного всего полгода назад мобильного приложения Bump для смартфонов с iOS и Android, позволяющего обмениваться фотографиями и видео. Тогда же прекратило свое существование приложение для совместного использования фотографий Flock. Пользователям дали 30 дней для переноса их данных.

Следующим стал Currents news reader, и это не вызвало никаких волнений пользователей, подобных тем, какие наблюдались при закрытии Google Reader годом ранее. В апреле прекратил существование сервис хранения Bufferbox. Еще одно коллаборационное и поисковое приложение, Google Schemer, заменила опция Explore в Google Maps, а в Chrome похожая функция заменила отдельное приложение Switch.

К этому времени в индустрии закончилась полемика по поводу планшетов с Dual-OS и Google также перестала работать в этом направлении. В 2014 г. Google не объявляла ни о каких планах отказа от линии Android Nexus, но эти слухи упорно циркулировали в отрасли − тем сильнее, чем больше появлялось Android-устройств.

Проекты, закрытые Google

В 2014 г. Google избавилась от распознавания лиц в Google Glass, − даже раньше, чем они вышли в экспериментальной серии. Команда Project Glass пришла к выводу, что это − нарушение частной жизни людей.

Ну, и это был год, в котором, как с удовольствием шутили обозреватели, компания «сорвала свой Google Voice», и его будущим стал считаться Hangouts. Google возилась с Voice как с отдельным приложением еще с 2007 г., после его покупки у GrandCentral. Пользователи, в общем, выражали сожаление по поводу закрытия этой линии.

2015

Google − это компания, у которой всегда есть больше технологий и продуктов, чем требуется. В 2015 г. компания вместе со сменой своей структуры избавилась от многих инструментов и продуктов, чтобы сосредоточиться на самых актуальных и перспективных проектах. Можно сказать, что с появлением структуры Alphabet компания приняла новый взгляд на бизнес Google.

В марте исчезла платформа разработки Google Code, что означало принятие альтернатив, − таких, как GitHub и Bitbucket. О довольно волнующей истории, связанной с Chrome extensions, можно было бы говорить отдельно. Отметим только, что теперь все расширения нуждались в оригиналах из Chrome Web Store.

Проекты, закрытые Google

Был закрыт «Big one-day hacking contest Pwnium at the CanSecWest». Его заменила постоянная возможность для хакеров получить вознаграждение за нахождение багов и дырок в Chrome. До этого в Google были обеспокоены тем, что, возможно, хакеры копили найденные ошибки ко дню соревнования.

Некоторое ворчание наблюдалось вокруг Менеджера Закладок (Bookmarks Manager). Технически Google не убивала это ПО. Но многие не любили его как отдельное расширение, и в итоге компания вернулась к прежней концепции встроенных в браузер закладок. Существенно изменился довольно старый оптимизирующий PageSpeed Service, позволяющий повысить производительность сайта без необходимости знания кода.

Не слишком успешный проект Google TV был заменен Android TV и Google Cast. Телевизионные библиотеки Google стали недоступными, но большой потерей для клиентов это назвать было нельзя, − из-за их относительно малого количества.

Сервис Google Talk был довольно успешно запущен в 2005 г., но после этого никогда не был особенно популярным. По сути, Google махнула рукой на GTalk, чтобы сосредоточиться на Hangouts, − у людей есть много других способов болтать онлайн.

Ожидаемым было прекращение сервиса Maps Coordinate, запущенного в 2012 г. Google в последние годы собирала свои связанные с картографией продукты в единую систему и обратила теперь основное внимание на API для Maps for Work.

Google Moderator. Этот довольно необычный инструмент был запущен в 2008 г. Его идея была довольно амбициозна − «создать значащую беседу из вопросов многих различных людей, идей и предложений». С ней экспериментировал даже Белый Дом. Но затем Google разочаровалась в нем из-за его редкого использования.

В апреле был прекращен Google Helpouts, online collaboration service, который был доступен в течение полугода. Он позволял пользователям предоставлять свои услуги нуждающимся, − в том числе и за плату. Однако все посчитали, что этот сервис избыточен, поскольку есть достаточное количество видеороликов помощи на YouTube.

Летом Google сообщила разработчикам, что это − время для их перехода на Android Studio, поскольку компания заканчивает разработку и официальную поддержку Android Developer Tools (ADT) в Eclipse. Открытым остался вопрос о будущем Google+.

2016

Google+ все еще жив, но ряд других сервисов Google завершает свой жизненный цикл.

Google показала много новых вещей в 2016 г − от смартфонов Pixel до платформы виртуальной реальности Daydream. Но как всегда, компания должна была очистить место для своих новинок, смахнув со своего стола некоторые старые предложения. Здесь уже, пожалуй, кое-что и вспомнится из новейшей истории Google.

Рост популярности YouTube Live привел к кончине сервиса Google Hangouts on Air. Его заменил новый, более мощный потоковый сервис Periscope.

Google сказала, что не полностью закрывает дверь смартфонам Nexus, но общее состояние развития индустрии в области смартфонов и планшетов сейчас указывает на близкий конец этого бизнеса для Google.

Тихо закончилась десятилетняя история сервиса Picasa для размещения фотографий, технологии, которую Google купила еще в 2004 г. у Lifescape.

Проекты, закрытые Google

Еще один интригующий проект, − модульного смартфона, Ara, широко обсуждался с 2013 г. Google купила Motorola Mobility за $12,5 млрд. и довольно быстро продала этот бизнес Lenovo за $2,91 млрд. Это − также отдельная история, но если в двух словах, это были похороны Ara.

С 2013 г. работают приложения Chrome для Mac, Windows и Linux. Однако их судьба уже известна. Они исчезнут к началу 2018 г. Google говорит, что это упростит Chrome, − как и удаление из браузера Adobe Flash.

Средство отслеживания действий My Tracks будет заменено более совершенным Google Fit. Сервис Google Compare для сравнительных покупок, запущенный в 2015 г., оказался не таким успешным, как надеялась компания и теперь больше ресурсов будет вместо него уделено AdWords.

Уходит также сервис разделения фотографий Panoramio, уступая место аналогичным возможностям, встроенным непосредственно в Google Maps.

Вместо заключения

Любопытная ретроспектива, не правда ли? Такой взгляд на внутреннюю кухню Google, какой предлагает Боб Браун, довольно необычен и редок. Кроме того, он совершенно бессмыслен для IT разработчиков, в портфеле которых содержится небольшое количество продуктов или они относятся к одному и тому же типу.

Однако в случае Google компания предстает совершенно в ином свете, чем такой, какой ее обычно принято считать. Отказ от разработок говорит не меньше, чем начало новых проектов. А их быстрая смена свидетельствует об инновационном характере Google.

Интересно, какие изменения принесет с описанной точки зрения следующий год?

Соглашение AWS и VMware, несколько важных наблюдений

Компании Amazon Web Services (AWS) и VMware объявили о заключении долгосрочного стратегического партнерства, направленного на то, чтобы облегчить управление рабочими нагрузками в облаке AWS средствами VMware. Соглашение называют «грандиозной сделкой» для обеих компаний. Но многие конкуренты предпочли бы, чтобы его не было.

Соглашение AWS и VMware, несколько важных наблюдений

CEO AWS Энди Джесси (Andy Jassy, слева) и CEO VMware Пат Гелсингер (Pat Gelsinger) на пресс-конференции в Сан-Франциско 13 октября

AWS отдает часть своей фирменной облачной инфраструктуры («Bare Metal Cloud Infrastructure») в управление ПО VMware, включающему vSphere (гипервизор ESXi и платформу управления виртуализацией, Virtualization Management platform), vSAN (платформу сети виртуальных устройств хранения, Virtual Storage Area Network platform) и NSX (ПО для создания виртуальной сети и управления ею, Virtual Networking software).

Клиенты смогут выбрать один из трех вариантов масштаба «VMware Cloud on AWS» (как показано ниже) и два варианта оплаты сервиса. При этом AWS становится привилегированным (preferred) публичным облаком VMware. Аналогично VMware становится привилегированным приватным облаком AWS.

Идея будет реализована в виде «бета-версии по приглашениям» в начале 2017 г. и станет доступна широким массам к середине года. Что это означает для пользователей? Краткий ответ очень прост и понятен − существующие клиенты VMware смогут легко перемещать свои on-premise рабочие нагрузки в публичное облако AWS. Сложнее ответить на другой вопрос − что это означает для остальных игроков облачного рынка?

Кто выиграет от соглашения
 
VMware. Это партнерство − действительно очень успешная сделка для VMware. Новая стратегии VMware основана на идее реализации «межоблачной архитектуры» (Cross-cloud Architectures). VMware стремится стать ведущей в мире компанией, которая обеспечивает предприятиям доступ к облаку любого типа.

Существующий уровень интеграции VMware и AWS уже сейчас позволяет IT-администраторам запускать виртуальную машину AWS с помощью ПО VMware. Однако новое партнерство означает намного более глубокую интеграцию этих платформ. VMware теперь получит титул «компания, управляющая рабочими нагрузками AWS» (management vendor for managing AWS workloads).

Что касается непосредственно WMware, то она совсем недавно обновила свое партнерство с IBM. Если также учесть ее партнерство с Google, заключенное еще почти два года назад, то можно сказать, что WMware активно (и даже агрессивно) расширяла за это время свое присутствие в сегменте публичных облаков.

Несколько ироничным выглядит то, что еще несколько лет назад Гелсингер осуждал публичное облако как корпоративную платформу, − но тогда это было «встречным ветром» для компании. Однако те дни уже давно в прошлом, и все аналитики сейчас наперебой говорят о том, что VMware осуществила удачный ход на рынке управления облаком (cloud management market).

Станет ли VMware хоть в чем-то (или для кого-то) хуже от изменения ее точки зрения? Ну, если бы абсолютно все рабочие нагрузки VMware скопом перемещались в публичное облако, тогда это было бы плохо. Но такое вряд ли произойдет, поскольку в этом и нет никакой необходимости, − как и нет жесткой позиции VMware по переносу всех своих клиентов в публичное облако.

Соглашение AWS и VMware, несколько важных наблюдений

Пользовательский интерфейс «VMware on AWS» предельно прост

AWS. Это соглашение очень полезно и для AWS. Фактически партнерство дает клиентам более легкое управление рабочими нагрузками для облака AWS. Такое упрощение всегда было одной из главных целей компании, − и стало основной причиной того, почему AWS пошла на это соглашение.

Сама AWS до настоящего времени упорно отвергала идею предложения приватного облака со своей стороны, и не прилагала сколько-нибудь заметных усилий, чтобы расширить свою инфраструктуру непосредственно в центрах данных клиентов. Партнерство означает большой шаг вперед для AWS в признании важности локальных нагрузок (on-premises workloads), и теперь она приглашает on-premise клиентов в облако AWS.

Предприятия. Здесь как пример можно привести довольно страстную речь CIO международной компании поставки продовольствия Sysco Франка Мерли (Frank Merli). На упомянутой пресс-конференции он говорил о том, как его компания начала использовать облако AWS и в то же время вложила значительный капитал в виртуализацию IT инфраструктуры с VMware. Мерли сказал, что партнерство AWS и VMware «фантастическое» для Sysco, потому что объединяются два ее ведущих стратегических партнера по IT инфраструктуре.

Теперь это станет «фантастическим» для большого количества компаний, так или иначе использующих технологии AWS и/или VMware. Это партнерство облегчит для клиентов перенос рабочих нагрузок в публичное облако, и вместе с тем они смогут использовать инструменты управления VMware, чтобы сделать это.

Кому соглашение не по нраву

Microsoft. Крупнейший конкурент Amazon в облаке − Microsoft. До сих пор руководители Microsoft всегда с удовольствием подчеркивали в своих выступлениях, связанных с гибридными облачными решениями, что их компания − единственная, которая может охватить одновременно крупномасштабные публичные и приватные облака.

Соглашение AWS и VMware, несколько важных наблюдений

Стройная концепция гибридной облачной стратегии Microsoft на собственных продуктах и решениях была выработана еще несколько лет назад (TechNet, 2014)

Теперь у AWS есть, по меньшей мере, достойный ответ. Можно сказать, что партнерство VMware и AWS до некоторой степени узаконивает основную сюжетную линию Microsoft в гибридных облаках, − и вместе с тем поднимает вопрос, почему AWS не сделала этого раньше.

Точка зрения Microsoft известна − «Платформа Microsoft Azure всегда имела гибридный дизайн, основанный на десятилетиях нашего опыта в корпоративных решениях. Истинное гибридное облако − это не просто возможность соединения. Это − последовательность стадий разработки, управления им и его безопасности».

AWS выбрала несколько иной путь. Однако ее платформа становится более привлекательной для множества клиентов VMware, которые теперь легко могут переместиться в публичное облако.

IBM. Ранее в этом году VMware объявила о большом партнерстве с IBM, предполагающим использование стека VMware Cloud Foundation в IBM Cloud.

Соглашение AWS и VMware, несколько важных наблюдений

Референсное облачное решение с VMware на основе облака IBM (сентябрь 2016)

Соглашение между VMware и AWS, казалось бы, несколько уменьшает значение партнерства VMware и IBM. Однако представитель IBM на пресс-конференции защищал его − «IBM Cloud было первым на рынке с VMware. Более тысячи клиентов уже используют это решение. Это ясно показывает, кого они предпочитают».

Гелсингер подтвердил: «IBM − огромный и важный партнер для нас, и мы продолжаем поддерживать очень тесные отношения». Компании фактически создали VMware Cloud Foundation, экосистему партнеров, которые поддерживают решения IBM и VMware, включая Intel, HyTrust, Veeam Software и Zert.

Другие облачные игроки. VMware по существу является компанией, предоставляющей средства управления облаком (cloud management vendor). Партнерство с AWS теперь позволяет говорить о VMware как о лидере этого сегмента IT решений.

Это − дурные вести для других компаний, работающих в сегменте − таких, как RightScale, Cisco Cliqr, IBM Gravitant и многих других (обзор Forrester «Vendor Landscape: Hybrid Cloud Management Solutions 2015) можно скачать здесь).

В целом можно сказать, что и Microsoft, и IBM останутся в числе лидеров сегмента и сохранят свои клиентские базы. Так что новое партнерство ударит в основном по разработчикам, которые адресуются к SMB клиентам и отдельным индустриям. Видимо, пострадают и нишевые игроки из-за универсальности решений AWS и VMware.

Анализ: взаимовыгодное партнерство AWS – VMware

Хороший анализ события дал редактор ресурса Application Development Trends (www.ADTMag.com) Джон К. Уотерс (John K. Waters). Вот что он пишет (в сокращении и без кавычек).

Партнерство между VMware и AWS обещает быть благом для клиентов этих двух компаний.

В соответствии с соглашением, эти две компании обеспечат находящийся в vSphere облачный сервис «VMware Cloud on AWS». Обслуживание добавит ПО VMware Software-Defined Datacenter (SDDC) к облаку AWS и интегрированной облачной гибридной окружающей среде. Другие продукты VMware, включая VSAN и NSX, также будут работать в облаке AWS.

Пат Гелсингер сказал, что проект объединяет «лучшее из публичного облака с лучшим из приватного облака», − создавая «бесшовный» гибридный сервис.

Энди Джесси прокомментировал ситуацию следующим образом, − «Наши клиенты столкнулись с выбором из двух альтернатив − или я ориентируюсь на ПО VMware, и мне трудно использовать AWS для публичного облака, или я использую AWS и публичное облако и должен отказаться от ПО VMware. Понятно, что им не нравился такой выбор».

В рамках «VMware Cloud on AWS» будет поставляться и поддерживаться VMware «эластичный on-demand сервис», работающий на специально разработанных для этого аппаратных средствах в центрах данных AWS. Сервис будет обеспечиваться VMware Cloud Foundation, унифицированной SDDC платформой, которая объединяет vSphere, VSAN и NSX. Она конструируется так, чтобы работать на инфраструктуре AWS следующего поколения.

Соглашение AWS и VMware, несколько важных наблюдений

Компоненты «VMware Cloud on AWS». (AWS, 2016)

VMware планирует поставлять сервис (который в настоящее время находится в бета-версии) в рамках существующих коммерческие соглашения ее клиентов, и объявит о дополнительных скидках лояльности. Сервис также будет доступен через Amazon Marketplace.

IDC назвала соглашение «взаимовыгодным для клиентов обеих компаний». «Это − то, что просили многие клиенты VMware − перемещения их рабочих нагрузок в гибридной облачной структуре при минимальных изменениях их приложений», − сказал аналитик IDC.

Запуск окружающей среды VMware на AWS обеспечивает управление всем стеком SDDC в публичном облаке. Однако клиенты не будут нуждаться во всем стеке, чтобы обеспечить соответствующее управление. Собственно, все, в чем они нуждаются − это платформа vSphere. Последний релиз платформы, версия 6.5, был представлен только что, 18 октября, в Барселоне, на VMworld 2016 Europe.

«Наши клиенты хотят использовать то же самое ПО, которое они использовали много лет, чтобы управлять своей IT инфраструктурой on-premise», − сказал Джесси, − «и они не хотят решений, которое вынудили бы их купить больше аппаратных средств».

Вместо заключения

Соглашение о партнерстве AWS и VMware является самой обсуждаемой новостью в последнюю неделю в IT индустрии. Так ли это важно на самом деле?

Хороший ответ на этот вопрос дает комментарий одного из IT-специалистов на Network World: «Это партнерство привело к тому, что AWS теперь впервые выглядит привлекательной в моих глазах, − тем более, если ее ценовая политика будет разумной».

И, конечно, вызывает уважение работа Пата Гелсингера, который добился в VMware больших успехов, возглавив ее в сентябре 2012 г.

Salesforce Einstein и другие «звери» AI

В сентябре Salesforce продемонстрировала свою платформу искусственного интеллекта Einstein и показала, как она вписывается в различные сервисы. Цель компании состоит в том, чтобы сделать AI частью повседневной деловой жизни. Платформа Salesforce Einstein стала также центральной частью конференции Dreamforce ‘16, которая прошла 4-7 октября.

Salesforce Einstein и другие «звери» AI

Доступ к этому ролику можно получить здесь.

Руководители компании много говорили об Einstein в последние недели. СЕО Salesforce Марк Бениофф (Marc Benioff) обрисовал в общих чертах Einstein на селекторном совещании, посвященном результатам работы компании.

План Salesforce состоит в том, чтобы встроить искусственный интеллект (Artificial Intelligence, AI) везде, где это только возможно, − через ее облака. Джон Болл (John Ball), старший вице-президент и генеральный директор Einstein, сказал, что у компании не будет отдельного AI продукта. «Это AI для CRM, с AI способностями, доступными через все облака», − сказал Болл. − «Это − AI в контексте CRM».

Salesforce Einstein и другие «звери» AI

Ни больше, ни меньше − «самый умный CRM в мире». Если вынести за скобки окончание «Cloud Einstein», то останется привычная интегрированная корпоративная CRM система. Вот только не облачная и без AI.

Salesforce и далее привлекает разработчиков в областях сервисов прогнозирующего видения (predictive vision services), кастомизации, анализа мнений (sentiment analysis) и моделирования.

Salesforce привяжет Einstein к Heroku, своей платформе разработки. Но использовать сервисы Einstein должны и бизнес-пользователи. Это уже не пожелание и не просьба. Это − настоятельная рекомендация и дополнительный объем знаний, которыми должны владеть все, кто будет работать с новым поколением CRM систем.

Демонстрационный пример Болла на совещании показал, как бизнес-пользователь может смоделировать процессы и использовать в них AI, − прежде всего для lead scoring и sales predictive analytics. «Нет достаточного количества ученых в области данных в мире, чтобы создавать модели. Модели должны быть встроены в платформу», − сказал Болл.

Salesforce Einstein и другие «звери» AI

Как это работает. Если схематично, то все кажется очень простым. Данные захватываются из всех доступных источников. Система их обрабатывает, самообучается и выполняет прогнозный анализ. Далее все это используется бизнес-менеджерами при работе с клиентами.

Болл также сказал, что AI должен быть «невидимым». Эта концепция не нова. Машинное обучение Amazon, инструменты от Alexa и Google являются примерами того, как AI просто работает на заднем плане. Salesforce стремится сделать то же самое для бизнеса.

По сути, Einstein даст предприятиям инструменты, которые они не смогли бы разработать самостоятельно. «AI слишком сложен для большинства компаний», − сказал Болл.

Примеры скриншотов Einstein

Salesforce Einstein и другие «звери» AI

Предварительная оценка данных и перспектив.

Salesforce Einstein и другие «звери» AI

Определение соответствия выполняемой работы заданным целям.

Salesforce Einstein и другие «звери» AI

Мастер построения бизнес-процессов со встроенной аналитикой.

Einstein как часть платформы

Einstein был построен за счет приобретений. За последние годы Salesforce купила девять связанных с AI компаний и создала собственную команду из 175 ученых, работающих в области данных. Исследовательской группой Salesforce AI управляет Ричард Сокер (Richard Socher), руководитель исследовательских работ в компании («главный ученый» − chief scientist).

Сокер сказал, что Salesforce AI представит свои статьи на лучших научных конференциях, уделяя особенное внимание компьютерному видению, обработке изображений и естественного языка. У Salesforce также накоплен большой объем данных, получаемых через ее клиентскую базу и взаимодействие с предприятиями. Эти данные составят хорошую метабазу, которую смогут использовать клиенты.

Salesforce Einstein и другие «звери» AI

Einstein станет частью основной платформы Salesforce. Некоторые возможности и инструменты будут встроены в существующие сервисы и лицензии. Дополнительные возможности Einstein будут требовать дополнительной оплаты.

Einstein позиционируется Salesforce как «искусственный интеллект для всех». Согласно пресс-релизу на Dreamforce ‘16, Einstein «готов коснуться почти каждого аспекта бизнеса Salesforce». В дополнение к объединению с Sales Cloud, Einstein будет частью и других облаков Salesforce, таких как Marketing Cloud, IoT Cloud и других.

«Einstein позволит каждому пользователю продуктов Salesforce стать ближе к ее клиентам, автоматически обеспечивая «проникновение в суть», предсказывая будущее поведение клиента, заранее рекомендуя продающей компании возможно лучшие следующие действия и автоматизируя выполнение задач. Со своими продвинутыми способности AI в продажах, сервисе, маркетинге, торговле и др., Einstein будет действовать как собственный ученый данных для каждой компании», − говорится в релизе.

Собственно, Einstein − не такая уж и новость. Об этом толкуют на разные лады уже довольно долго. Но на Dreamforce ‘16 компания дала более глубокое пояснение технологии и изложила свои планы относительно Einstein.

Если очень кратко, то смысл таков − данные собираются и затем питают кастомизируемые модели AI. Продающие компании работают непосредственно с Einstein Services, или используют Einstein, чтобы построить собственные приложения на основе искусственного интеллекта.

Salesforce отметила, что сегодня у Einstein есть доступ ко всей «трубе данных» (data pipe) компании, включая данные из Chatter, электронной почты, календаря, баз электронной коммерции, потоков данных из социальных сетей (включая твиты и изображения) и, в некоторых случаях, сигналы IoT от клиентов. Все это используется для обучения самонастраивающихся прогнозирующих моделей AI.

О сдержанном оптимизме

Технологии, о которых будут говорить на Dreamforce ‘16, инновационные и несколько лет назад казались бы почти сенсационными. Однако часть их уже была анонсирована, и о них достаточно много писали. Таким образом, их вряд ли можно назвать сногсшибательными или разрушительными, как бы это ни нравилось самой Salesforce и профильным журналистам.

Salesforce официально представила Einstein в сентябре, непосредственно перед тем, как началась конференция одного из главных конкурентов компании − Oracle OpenWorld 2016 (18-22 сентября). Очевидно, что это было сделано для того, чтобы приглушить новости о собственной AI разработке Oracle − технологии Adaptive Intelligence Applications.

Salesforce Einstein и другие «звери» AI

Чехарда в сегменте Advanced Analytic Platforms. Всего за один год ряд ведущих компаний утратил свои позиции, а некоторые нишевые игроки вообще исчезли из ландшафта. Ни Salesforce, ни Oracle в данном квадранте вообще нет. Уверенно движется к лидерству разве что Microsoft.

СЕО Microsoft Сатья Наделла (Satya Nadella) также не молчал в этом году на Microsoft Ignite в Атланте (26-30 сентября), а сама Microsoft еще в начале года была признана Gartner самым большим «провидцем» в области аналитических платформ.

IBM на Strata & Hadoop World в Нью-Йорке (26-29 сентября) показала свой продукт DataWorks для IBM Watson.

Так что в следующем квадранте можно ожидать еще больших перемен. Общий вывод − AI становится наиболее востребованным направлением IT, перейдя уже к его широкому практическому применению в самых разных областях и индустриях.

Пока можно констатировать, что CRM, как это много раз бывало и раньше, лидирует в освоении новых технологий. В этом нет ничего удивительного. Аксиому «все деньги делаются на продажах» никто не отменял. Как и следствие из нее − «клиенты − это данные, данные − это клиенты».

Поэтому вполне возможно, что Gartner сочтет нужным построение нового квадранта, например, «CRM AI Platform». Затем AI станет стандартной частью CRM-систем и все вернется на круги своя. Так было с аналитикой и затем с «продвинутой» аналитикой, которые в итоге растворились в интегрированных корпоративных IT платформах. Очевидно, так будет и с AI.

В июле текущего года СЕО OpenText Марк Барренечиа (Mark Barrenechea) заявил о приближении выпуска собственного движка прогнозирующей аналитики (AI predictive analytics engine) Magellan.

Еще месяцем раньше Sugar CRM, также серьезный конкурент Salesforce, анонсировала свой Intelligent CRM. Он разрабатывался, чтобы усилить Sugar Intelligence Service, объединяя данные из лучших внешних источников с внутренними данными компаний, − для получения возможно более полного представления о клиенте.

Теперь вопрос − как Salesforce может выделиться на этом фоне? Как ее предложение фактически отличается от остальных? Здесь (уже в который раз) приходится применять концепцию «сдержанного оптимизма».

Вице-президент и главный аналитик Constellation Research Хольгер Мюллер (Holger Mueller) сказал в интервью CMSWire − «Следует иметь в виду, что то, о чем говорит Бениофф сейчас, в полной мере будет реализовано примерно два года спустя. Einstein не будет окончательно готов и к Dreamforce ‘17».

Основатель Constellation Research Рей Ванг (Ray Wang) добавил − «Einstein сейчас находится примерно на той же степени готовности, на которой был Chatter при его анонсе в 2010 г. Пока это − только концепт, рабочий опытный образец. Технологии готовы, но итоговый релиз ПО еще впереди».

Технологии, о которых говорил Ванг, включают приобретенные Salesforce продукты, − такие, как, например, RelateIQ, который объединяет CRM с наукой о данных; «умный календарь» (smart calendar app) MinHash для «вспомогательной разведки» (assistive intelligence); PredictionIO для машинного обучения; MetaMind для «глубокого обучения» (deep learning) и только что купленную платформу управления данными (Data Management Platform, DMP) Krux.

Ван также отметил, что Salesforce − не единственная компания, которая громко заявляет о том, чего она еще закончила строить.

«Сегодня все хотят говорить о своих AI продуктах, − даже при том, что в некоторых случаях это пока только идеи. В то время, как AI продолжает перемещаться с уровня гипотез к техническому циклу, начался массовый беспорядок в том, где и как он может реально использоваться. Образно говоря, это переход от страхов перед Skynet к надеждам на AI того типа, который был показан в Star Trek», − сказал Ванг.

AI = $100B by 2025

Уже никто не воспринимает AI как причуду. Рынок AI достигнет к 2025 г. примерно $100 млрд. Несмотря на некоторый скепсис, Constellation Research все же оговорилась, что Einstein может сделать нечто такое, что мы пока даже не предполагаем.

«Пока неясны мощность, качество, точность и масштабируемость Salesforce AI по сравнению с IBM Watson, Microsoft Cognitive Services, Google AI platform и аналогичными системами. Но нам нравится, что Salesforce пока говорит об Einstein только как о «вспомогательном слое» (layer of assistance). Но компания проделала хорошую работу в отношении определения реальной выгоды от его применения, − вместо просто разговора о технологии», − отметили аналитики Constellation.

Salesforce действительно делает сейчас удивительные вещи. Рынок AI буквально забит сильными игроками, но это характерно для всех новых сегментов, − пока не наступил период консолидации.

Все, что происходит сейчас, очень интересно. Фактически AI переходит к своему практическому применению. Соревнование продлится еще несколько лет. Кто-то сойдет с дистанции, кто-то вырвется в лидеры, а кто-то предпочтет выжидательно «сесть на колесо». В 2017 г. должно проясниться, «кто есть кто».

В заключение следует заметить, что, хотя Einstein и был ключевой темой на Dreamforce ’16, ее программа этим далеко не исчерпывалась. Но это уже тема для отдельного разговора.

«Цифровое отставание» − это не приговор

Cогласно недавнему исследованию Harvard Business School, «цифровые лидеры» (Digital Leaders) объективно получают более высокую валовую прибыль и доход, чем «цифровые ленивцы» (Digital Laggards). Основная причина этого − существенная разница в заботе о своих данных и умении их использовать. Но при желании все можно исправить.

Консультантам традиционно нравится предупреждать CIO о том, что, если они не смогут понять и внедрить современные IT, их оставят позади более проворные конкуренты. Такие предсказания, − типа «небо падает», − в общем, берутся с потолка, потому что их попросту трудно обосновать.

Однако, профессор Harvard Business School (HBS) Марко Янсити (Marco Iansiti) и консалтинговая компания Keystone Strategy (которая частично финансируется Microsoft) полагают, что истинное положение дел несколько иное.

В своей работе «The Digital Business Divide: Analyzing the operating impact of digital transformation» исследователи взяли интервью у 344 старших бизнес-руководителей и технологических лидеров, задавая им 74 вопроса о технологиях, которые они развернули. Опрос проводился в «верхнем среднем» сегменте, − в организациях со средней численностью персонала 6 тыс. сотрудников и имеющих не менее $3,4 млрд. годового дохода, − в ритейле, производстве, финансовых услугах и продаже упакованных товаров (packaged goods)

Как оказалось, цифровые лидеры имеют среднюю валовую прибыль в течение последних трех лет на уровне 55%, по сравнению с 37% у отстающих. Лидеры также опережают отстающих по трехлетнему среднему доходу − 16% против 11%.

«Цифровое отставание» − это не приговор

Марко Янсити: «Мы не так часто обращаемся к менталитету японцев − кстати, первыми внедрившими методологию канбан, − хотя это стоило бы делать. Согласно их тысячелетней философии, цифровые технологии все более представляют собой ткацкие станки, создающие цифровую ткань общества»

Вот что Янсити говорит по этому поводу (в сокращении и без кавычек).

«Цифра» разрушает бизнес. Пожалуй, за все 15 лет, в течение которых я пишу о корпоративных цифровых технологиях, я вынужден впервые «разодрать свои одежды и посыпать голову пеплом».

Смартфоны, планшеты и другие новые устройства заменяют или дополняют ноутбуки для многих людей. Машины с датчиками и IP-адресами передают данные устройствам, которые «слушают» их и реагируют определенным образом. Чат-боты увеличивают количество заказов у сетевых продавцов, таких как Taco Bell и Dominos Pizza.

CIO теперь (в последние два года) называют это «цифровым преобразованием» (Digital Transformation, DT). DT − норма сегодняшнего дня, в том числе и для не-IT предприятий. Некоторые компании, − такие как General Electric, Ford и Burberry, − тратят миллиарды долларов, чтобы за счет технологии облегчить эксплуатационные и культурные изменения. Тот, кто не делает этого, становится отстающим.

Наше исследование показывает, что существует определенный «исполнительный промежуток» (performance gap) между цифровыми лидерами и отстающими в этой области компаниями. Это позволяет ввести понятие «цифрового неравенства».

Конечно, многие CIO могут оправдываться тем, что цифровые лидеры имеют существенно большие IT-бюджеты, чем их отстающие коллеги. Исследование показало, что это − не аргумент. У самых продвинутых компаний технологические бюджеты примерно одинаковы с отстающими. Первые в среднем тратят на IT 3,5% дохода, вторые − 3,2%. Как видим, разница совсем небольшая.

Различие состоит в том, как компании помещают свои данные, чтобы использовать их. Используя «платформы данных» (data platforms) лидеры реализуют стратегию получения исчерпывающих данных, − и тем самым дифференцируют себя от конкурентов.

Это означает, что у них с большей вероятностью будет доступ к непротиворечивому множеству текущих метрик, с которыми можно принимать лучшие решения и делать предсказания по поводу их бизнеса.

Цифровые лидеры в 2,5 раза более вероятно будут использовать данные в реальном времени и аналитику, чтобы обеспечить необходимое качество обслуживания клиентов, и также в 2,5 раза вероятнее будут использовать аналитику, чтобы выстроить свои действия для предельно возможного товарооборота.

Преобразование в цифровую форму резко изменяет саму природу и скорость принятия решений, − так же как технологии, сервисы и системы, которые обеспечивают эффективную операционную работу.

DT требуют стратегического пересмотра прежнего понимания бизнеса и используемых операционных моделей. В идеале бизнес-акцент переносится на платформенные стратегии. Это также требует соответствующих, развитых API, которые позволяют организациям объединять несовместимые приложения и совместно использовать данные.

Например, Walgreens открыла свои API, чтобы позволить сторонним разработчикам объединяться с мобильными приложениями аптечных ритейлеров. Аналогично Pitney Bowes теперь рассчитывает на открытые API для развития возможностей логистики.

Тем не менее, нужно сказать, что компании, которые имеют недостатки в управлении данными (data management), цифровых операционных моделях (digital operating models) и платформенных стратегиях (platform strategies), − и в целом отстают от цифровых лидеров, − не находятся в безнадежном положении.

Новые цифровые технологии, включая мобильные и облачные платформы, позволяют всем без исключения компаниям ускорить темпы их работы.

Аналитика уже практически переместилась от ее традиционной «back-of-the-house» функции, − с заднего двора, − в центр принятия бизнес-решений, включая функции самообслуживания. Это позволяет бизнес-аналитикам «проникать в суть» (insights), не обращаясь к службам и специалистам IT за помощью.

«Все не так невозможно или непреодолимо, как было раньше», − сказал в заключение Янсити о вероятности отстающих догнать своих конкурентов, − «Сегодня есть много хороших платформ, которые могут обеспечить необходимые цифровые изменения. Все дело в том, как их использовать».

OpenText − еще один шаг к лидерству в ECM

В последнее время управление контентом предприятия (Enterprise Content Management, ECM) является одним из наиболее быстро растущих направлений IT. Соответственно, в этот сегмент устремляется все больше компаний, борьба тут очень жесткая. И, похоже, в ней выигрывает канадская компания OpenText

OpenText − еще один шаг к лидерству в ECM

Кампус OpenText в Ватерлоо (Онтарио, Канада)

OpenText покупает подразделение контента Dell-EMC за $1,62 млрд.

Подразделение Enterprise Content Division (ECD) конгломерата Dell-EMC принесло около $600 млн. дохода в 2015 г. Теперь этот дивизион покупает OpenText, которая прежде всего хочет расширить свое глобальное присутствие и клиентскую базу в области сервисов управления контентом предприятия (Content Management Services, CMS) для крупных компаний.

12 сентября OpenText объявила  о достижении окончательного соглашения. Интрига заключается в дальнейшей судьбе Documentum, которая входит в состав дивизиона.

Приобретение, как ожидается, сделает более мощным и гибким предложения OpenText в области корпоративного информационного менеджмента (Enterprise Information Management, EIM), усиливая средства управления корпоративным контентом (Enterprise Content Management, ECM) и управления жизненным циклом информации (Information Life Cycle Management).

В числе предпочтительных отраслей называют прежде всего здравоохранение, науки о жизни, общественный сектор и в меньшей степени − финансовые услуги, энергетику и инженерию. OpenText и Dell EMC также объявили о намерении провести переговоры по стратегическому коммерческому партнерству.

OpenText и Documentum

EMC приобрела Documentum в декабре 2003 г. за $1,7 млрд. Платформа Documentum стала тогда частью ECD, одним из четырех подразделений разработки EMC.

Через 13 лет EMC перешла к Dell − эта сделка была официально завершена 7 сентября текущего года.. Пять дней спустя, 12 сентября, Documentum была продана почти за ту же цену ($1,6 млрд.) канадской OpenText, которая специализируется в основном на ECM, но также продает и много других IT продуктов и услуг.

Это соглашение − последнее в ряду приобретений, которые OpenText сделала за последние месяцы. В настоящее время она стремится стать поставщиком номер один решений класса EIM в мире. Их центральная часть − ECM и ILM.

OpenText − компания, которая сегодня оценивается в $1,9 млрд. Она имеет 8,6 тыс. сотрудников и более 100 тыс. клиентов. Ее также вполне можно назвать «коллекционером» новых информационных продуктов.

В апреле текущего года компания купила у HP Inc. за $170 млн. ПО для повышения качества обслуживания клиентов (Customer Experience Software, CES) и соответствующие сервисы. ПО включает платформу Digital Experience Management для Web Content Management, а также ПО Digital Asset Management и ПО Intelligent Workforce Optimization.

Далее в июне OpenText купила технологии Customer Communications Management у HP Enterprise, включая ПО Exstream, Output Management, TeleForm и LiquidOffice. В сумме они составляют решение для полной автоматизации процессов для поставки и обработки документов.

Dell и EMC/Documentum

Портфель предложений Documentum всегда был очень неплох, а глобальная экосистема партнеров хорошо построена и развита. С технологической точки зрения основные компоненты Documentum более совершенны по сравнению с продуктами большинства других ECM разработчиков. Однако Documentum может быть полноценно развернута только на крупных предприятиях из-за своей сложности. У нее нет никаких предложений для решений меньшего масштаба.

К сожалению, Documentum рассматривалась EMC скорее как «дойная корова», чем как объект инвестиций для развития. Новые продукты, такие как D2, InfoArchive, Project Horizon и вертикальные решения, воспринимались ею не более чем новые возможности сбыта.

Внимание Documentum было в приказном порядке обращено EMC в основном на собственный консалтинг дивизиона, что существенно повредило давно выстроенную и эффективную экосистему партнеров. Стремление к сокращению стоимости отрицательно сказалось на клиентской поддержке и сервисе, поскольку многие сервисы и разработки были перемещены в офшор.

Собственно, Dell и не покупала EMC из-за Documentum. Майкл Делл (Michael Dell) в одном из своих обращений написал, что Dell избавится от ПО и сервисов на общую сумму $10 млрд., чтобы расплатиться за покупку EMC. С самого начала аналитики предполагали, что ECD − часть этой распродажи.

Положение в сегменте ECM

Gartner ECM Magic Quadrant 2015 похож на пелетон велогонщиков незадолго до финиша − идет постоянная толчея и перестановки в группе лидеров. Однако немалую роль в графическом представлении положения «гонщиков» в квадранте играют и изменяющиеся год от года весовые коэффициенты Gartner для компонентов оценки, наиболее актуальных в данный момент

OpenText − еще один шаг к лидерству в ECM


Как и в прошлом году, Gartner считает, что «Bigger is Better». Лидеры − IBM, OpenText и EMC − показывают общие намерения включенных в квадрант компаний как можно быстрее двигаться вверх и направо

 
Приоткроем «кухню» Gartner. ECM Magic Quadrant впервые был построен еще в 1990-х гг. и развивался в течение долгого времени. Как видно, в интегральную оценку сейчас входит семь компонентов. В 2011-14 гг. произошел ряд заметных изменений весовых коэффициентов по следующим компонентам.

Поскольку решения ECM охватывают все больше типов и все большее количество корпоративных документов, средства управления ими становятся все важнее. Управление социальным контентом и дополнительные возможности также стали более важными. Все три компонента в сумме на 2014 г. составляли половину общей важности решения ECM, − вместо трети в 2011 г.

Характеристика даже лидеров квадранта выходит за рамки этой публикации. Отметим только, что IBM сейчас лучшая как в отношении полноты видения (Completeness of Vision), так и в отношении ее способности к выполнению (Ability to Execute). Тем не менее, предостережения для нее достаточно серьезны.

Gartner признает силу «полноты продуктовой линейки ECM», но предупреждает о «многих продуктовых линейках с накладывающимися способностями», и о том, что обширный продуктовый портфель вызывает проблемы у клиентов при выборе, покупке, внедрении и поддержке. Опрос клиентов также показал уменьшение удовлетворенности от покупки решений IBM, ее уровня обслуживания клиентов, внедрения и поддержки.

Второй важный симптом − у клиентов Microsoft наблюдается все меньше склонности клиентов к SharePoint. Они чаще внедряют это ПО для своих коллаборативных решений, но все меньше − для ECM.

Поэтому в целом Gartner считает весьма вероятным, что сектор решений ECM сейчас стоит перед консолидацией. Специализированные поставщики уже сейчас предлагают компоненты заказных решений ECM сразу от IBM (FileNet Content Manager), OpenText и EMC/Documentum. Их преимущества включают универсальность и потенциально меньшую сложность при внедрении. Неудобством является меньшее число альтернатив.

Все наиболее крупные поставщики испытывают затруднения в поддержке своей клиентской базы. Спорным также является распространенное сегодня мнение, что более крупный продавец с «one stop shopping» лучше, чем индивидуальный подход, особенно если у клиента мало интереса к другим компонентам набора ECM.

В целом наблюдается «коммодизация» ECM, и новые компании будут существенно лучше позиционированы, чем компании «старой школы», которые продолжают фокусироваться на ценах и моделях продаж.

Джон Ньютон: «Documentum в OpenText обречен»

Ньютон, который вместе со своим партнером Джоном Пауэллом (John Powell) основал в 2005 г. новую компанию-разработчика open source ECM решений Alfresco (сегодня − один из  «визионеров» по Gartner) и является ее СТО, откликнулся на злоключения Documentum в корпоративном блоге. Вот его некоторые ключевые пункты.

OpenText − еще один шаг к лидерству в ECM

Джон Ньютон (John Newton), сооснователь Documentum (1990) и нынешний руководитель Alfresco, опасается, что продуктовые линейки Documentum в OpenText в конечном счете прекратят свое существование

OpenText фактически купила только долю Documentum на рынке. Она не будет инвестировать в долгосрочной перспективе в развитие ее продуктов, а текущие клиенты Documentum почувствуют отрицательное воздействие этой политики на себе».

Я не думаю, что это − тот результат, на который любой сотрудник Documentum надеялся при покупке ее EMC в 2003 г. Это − действительно «большая таблетка» для OpenText, и она должна была залезть в довольно большие долги, чтобы ее проглотить. Общая доля на рынке этих двух компаний, по-видимому, окажется больше, чем у IBM, и OpenText продолжает продвигаться к лидерству в своем сегменте.

Однако за последнее десятилетие рост OpenText не был органическим. Он достигался в основном за счет приобретений меньших ECM компаний, продукты которых часто пересекались. В результате разработка некоторых из них была прекращена. То же самое происходило в области управления бизнес-процессами (Business Process Management, BPM).

В отличие от этого, Documentum развивался совершенно иным способом − приобретая дополняющие смежные технологии.

Даже после перехода к EMC у Documentum, казалось, была достаточная степень автономии в пределах гораздо большего бизнеса аппаратных средств. Все изменилось к худшему, когда этот бизнес взял на себя все управление компанией. Когда Dell купила EMC, не было никакого проекта для спасения Documentum. Поэтому она в итоге и попала на аукционную площадку, − слишком поздно, и результат выглядит предопределенным.

Скорее всего, это приведет к тому, что OpenText попытается вынудить клиентов перейти на свою платформу и перехватить их поддержку. Еще хуже то, что текущие клиенты Documentum получат взамен не самый оптимальный продукт для своих потребностей от OpenText, − когда они узнают, что решения OpenText работают по совсем другой модели и имеют не такой быстрый движок репозитория документов, как у Documentum,

Это − просто печальный результат для тех из нас, кто строил Documentum четверть века назад.

Марк Барренечиа: «Лучшие дни OpenText впереди»

OpenText − еще один шаг к лидерству в ECM

CEO and CTO OpenText Марк Барренечиа (Mark Barrenechea) − «Соглашение позволит OpenText помочь своим клиентам ускорить принятие полной цифровой деловой среды (Digital Business Environment)»

«Мы находимся в начале цифровой революции, в которой сходятся большие возможности соединения, автоматизации и вычислений», − сказал Барренечиа. − «Это приобретение еще более усиливает позиции OpenText как лидера в EIM, позволяя клиентам вступить в их цифровое будущее и быть преобразованными в бизнесы, основанные на информации (information-based businesses). Мы рады возможностям, которые приносят ECD и Documentum, и я приветствую наших новых клиентов, сотрудников и партнеров в OpenText».

OpenText − еще один шаг к лидерству в ECMИзменение стоимости акций OpenText за максимальный отслеживаемый период (в канадских долларах). Несмотря на неизбежные взлеты и падения курса акций по разным причинам, они отражают экспоненциальный рост на протяжении более 15 лет. Покупка Documentum только ускорила его

По результатам последних финансовых квартала и года Марк Барренечиа заявил следующее (в сокращении и без кавычек).

2016 финансовый год был исключительно важным для OpenText. Доходы выросли только на 3%, но за счет слияний и приобретений мы заложили основу на 2017 г., в котором планируем достигнуть двузначных чисел роста.

В течение четвертого финансового квартала 2016 г. мы объявили о четырех приобретениях, которые увеличат наш доход, − и OpenText ожидает примерно $300 млн. дополнительного дохода в 2017 г. В более долгосрочной перспективе OpenText продолжает поддерживать свою основную цель 2020 г. − достичь объема в 50% своего бизнеса в облаке.

Аналитики Уолл-стрит считают компанию достаточно хорошо позиционированной, чтобы она могла извлечь выгоду из облачных вычислений с помощью ее, лучшей на рынке, платформы управления информацией предприятия (Enterprise Information Management, EIM).

Общий итог примерно следующий

OpenText − еще один шаг к лидерству в ECM

Согласно прогнозу Radicati Group, к 2020 г. объем рынка ECM превысит $10 млрд. Согласно Барренчиа, примерно половину его составят облачные решения. Это означает появление нового поколения продуктов и существенное перераспределение рынка

Пока же на рынке систем управления информацией предприятия появился новый потенциальный лидер − OpenText. Ей удалось фактически устранить одну из лучших компаний в этой области, 25-летнюю Documentum. IBM, Microsoft и другие компании из группы лидеров каждая испытывают определенные недостатки в ECM или слабо пересекаются с областью деятельности OpenText.

Теперь дело только за последней. OpenText имеет большой опыт в поглощении компаний. Другое дело, что «прожевать» нужно такой кусок, как Documentum.

HPE продолжает «затачивать» компанию

Hewlet Packard Enterprise недавно объявила о планах относительно слияния ее неосновных активов ПО с британской Micro Focus. Наряду с ее очень развитым портфелем, соглашение создаст одну из самых больших в мире компаний-разработчиков, которая занимается исключительно корпоративным ПО.

После сделки компания сохранит название Micro Focus. К передаваемым активам относятся направления Application Delivery Management, Big Data, Enterprise Security, Information Management, а также Governance и IT Operations Management.

С точки зрения продуктов список включает ALH, AppPulse, IDOL, Vertica, HPE Haven, Fortify, ArcSight, Atalla, Voltage Security, Digital Safe, Data Protector, Service Manager, Service Anywhere, Data Center Automation и Cloud Orchestration.

Hewlett Packard Enterprise

HPE продолжает «затачивать» компанию

В последний год усилия Мег Уитмен (Meg Whitman), президента и CEO HPE, позволили компании «пойти в рост», – хотя соглашение с Micro Focus пока не прибавило компании очков

HPE станет ведущим поставщиком промышленных гибридных IT. Они будут основываться на безопасной, определяемой ПО инфраструктуре (Software-Defined Infrastructure, SDI) следующего поколения.

Такая инфраструктура будет управлять информационными центрами клиентов сегодня, соединит их в мультиоблачной окружающей среде (multi-cloud environments) завтра и, как ожидается, будет актуальной в течение десятилетий.

Сделка оценивается приблизительно в $8,8 млрд. HPE получит 50,1% новой объединенной компании (этот пакет акций в Micro Focus оценивается приблизительно в $6,3 млрд.)

и оплату наличными в размере $2,5 млрд.

Micro Focus

Micro Focus также объявила 7 сентября о намерении слиться с HPE Software Business Segment.

HPE продолжает «затачивать» компанию

В последний год положение Micro Focus было устойчиво, а соглашение с HPE рынок принял вполне позитивно

Micro Focus (Newbury, England), является одной из крупнейших британских технологических компаний. Она была основана еще в 1976 г. В течение последних двух лет она произвела ряд приобретений, включая покупку Attachmate Group за $1,2 млрд. и Serena Software за $540 млн. Соглашение о Attachmate расширило предложения Micro Focus в таких областях, как облачные вычисления, безопасность, управление рабочей нагрузкой (Workload Management) и организация сети.

Предложенное слияние компаний примиряет двух хорошо позиционированных продавцов корпоративного ПО, портфели которых хорошо дополняют друг друга. Это также устраняет определенные пересечения и позволит производить инновации и на традиционных, и на появляющихся сегментах IT рынка.

HPE продолжает «затачивать» компанию

Объединенную компанию возглавит Кевин Луземор (Kevin Loosemore), занимающий сейчас пост исполнительного председателя (Executive Chairman) Micro Focus. Ранее он был Motorola VP and General Manager EMEA и CEO IBM UK, а в данной сделке руководил M&A стратегией (слияний и покупок)

«Это соглашение отмечает еще одну существенную веху для Micro Focus и полностью соответствует нашей долгосрочной бизнес-стратегии, – быть самым дисциплинированным глобальным поставщиком инфраструктурного ПО. Предложенное слияние совместимо также с нашими недавними приобретениями», – сказал Кевин Луземор. – «Комбинация Micro Focus с HPE Software даст клиентам больший выбор, поскольку они стремятся максимизировать ценность существующих IT-активов, улучшая бизнес-логику и данные, наряду с технологиями следующего поколения, чтобы вводить инновации новыми способами и с самым низким риском».

После объявления о соглашении акции Micro Focus в Лондоне выросли примерно на 17%.

Позиционирование HPE

С приблизительно $28 млрд. годового дохода у сокращенной HPE останутся значительный масштаб, разнообразный портфель продуктов мирового класса и глобальное присутствие.

Ожидается, что компания будет лидером отрасли в поставке безопасных гибридных IT-решений, одновременно расширяя свой портфель SDI серверов, систем хранения, сетей и конвергентной инфраструктуры.

Недавно созданные ею бизнесы – Software-Defined и Cloud, будут полагаться на ключевые активы ПО, – такие, как OneView HPE, платформа Helion Cloud и инфраструктура HPE Synergy.

На основе этого портфеля также работает HPE Technology Services. Подразделение включает около 22 тыс. профессионалов и будет приносить приблизительно 25% дохода компании.

«Сервисы и ПО остаются ключевыми инструментами реализации стратегии продвижения HPE, – подчеркнула Уитмен. – Компания сократится вдвое в области ПО, но увеличит свою мощь и улучшит дифференциацию в области инфраструктурных решений для облачной окружающей среды».

Создание глобального лидера ПО

Комбинация активов ПО HPE и Micro Focus, как ожидают, создаст бизнес с годовым доходом приблизительно $4,5 млрд. У компании будет высокая конкурентоспособность на рынке, – где сегодня насчитывается почти 4 тыс. продавцов во всем мире, – и мощные R&D ресурсы.

Micro Focus ожидает повысить прибыль (относительно активов ПО HPE) приблизительно на 20% к концу третьего полного финансового года после заключения сделки, также вкладывая капитал в ключевые области роста – большие данные и безопасность.

Сделка, как ожидается, будет завершена во второй половине 2017 бюджетного года HPE. Один из высших руководителей HPE войдет в совет директоров объединенной компании. Кроме того, HPE назначит 50% незаинтересованных членов совета директоров в совет объединенной компании.

Мег Уитмен о действиях и планах HPE

В данном разделе приведены основные положения письма Мег Уитмен от 7 сентября сотрудникам компании и акционерам (в сокращении и без кавычек).

HPE продолжает «затачивать» компанию

Мег Уитмен: «Это был большой год для HPE. Когда мы начинали HPE, мы представили свое видение того, как станем ведущим поставщиком в индустриальных гибридных IT, основываясь на безопасной SDI следующего поколения»

Чтобы достигнуть этого видения, мы перестраивали портфель в соответствии с нашей стратегией. Только за последние несколько месяцев мы объявили о новых продуктах в системах хранения, конвергентной инфраструктуре, облаке и IoT.

Мы также объявили о планах приобрести Silicon Graphics International (SGI), укрепляя наше лидерство в высокопроизводительных вычислениях (High-Performance Computing, HPC), аналитике больших данных и управлении данными. Теперь мы выходим на рынок с новыми стратегическими партнерами, включая GE Digital, Docker и Mesosphere.

Мы также идентифицировали области бизнеса, которые не соответствуют нашей новой стратегии. За прошлый год мы предприняли много смелых шагов, чтобы сделать портфель более сфокусированным, – включая продажу TippingPoint, соглашение о H3C в Китае и слияние нашего бизнеса Enterprise Services с Computer Sciences Corporation (CSC). Теперь к ним добавилось соглашение с Micro Focus.

При этом HPE не выходит из области ПО. Программное обеспечение – все еще ключевой инструмент реализации нашей стратегии, но мы нуждаемся в соответствующих активах, чтобы победить на целевых рынках.

Например, бизнес Software-Defined and Cloud основывается на таких гибридных IT-решениях, как Synergy, первая компонуемая индустриальная инфраструктура, и других гиперконвергентных системах (hyper-converged systems). Начиная с запуска OneView в 2013 г., мы продали почти 500 тыс. лицензий и имеем растущую партнерскую экосистему, включая Docker, Chef, Turbonomic и SaltStack.

Я уверена, что мы делаем правильный выбор. Как только сделки с CSC и Micro Focus будут завершены, HPE получит более быстрый рост, более высокую прибыль и будет хорошо позиционирована для будущего. В то время как есть еще много работы, мы уже видим, что наша стратегия приносит плоды.

Мы недавно выполнили работы для новых клиентов, – таких, как Home Depot, Best Buy, Dropbox и аэропорт Рио-де-Жанейро, и продолжаем вводить лучшие в классе решения. И рынок признает то, что мы делаем.

К сказанному Уитмен можно добавить некоторую дополнительную информацию, которой она поделилась на следующий день в интервью с CNBC, озаглавленному «Мег Уитмен: Hewlett Packard Enterprise становится меньшей, но это является выигрышной стратегией». Она сказала, что технологии сегодня перемещаются со «скоростью молнии», и победят те компании, которые окажутся более «ловкими, быстрыми и сосредоточенными».

Уитмен также отметила, что она ожидает $1,5 млрд. в наличных деньгах от соглашения с CSC и $2,5 млрд. от соглашения с Micro Focus, – «Теперь у нас есть фонды для того, чтобы сделать необходимые и очень сфокусированные на стратегии HPE приобретения».

Уитмен также определила три основные области бизнеса HPE – «Традиционные центры данных испытывают давление, но на них все еще тратится 85% денег заказчиков. Мы должны присутствовать в этом сегменте. Но есть и быстро растущий сегмент центров данных, определяемых ПО (Software-Defined Data Center). HPE будет также заниматься вычислениями на краю сети, к которым относится IoT.

HPE и SUSE

Micro Focus и HPE также назвали частью сделки намерение о коммерческом партнерстве с SUSE.

HPE продолжает «затачивать» компанию

Нильс Брокман (Nils Brauckmann) CEO SUSE: «У SUSE и HPE есть долгая история успешного стратегического партнерства. Теперь мы вместе сосредоточимся на таких областях, таких как облачные вычисления, SDN и SD платформы приложений. Комбинация open source опыта SUSE и возможностей OpenStack с Helion и Stackato от HPE может создать лучшие в классе корпоративные решения для наших общих клиентов

Можно ожидать, что ПО SUSE будет тесно объединено с серверами HPE и их стеком ПО. SUSE уже – сильный конкурент в мире корпоративной Linux, особенно в Европе. Сделка только упрочит ее положение и даст новый импульс к развитию и увеличению числа внедрений.

HPE станет ведущим open source техническим игроком (помимо Oracle), который будет иметь собственный дистрибутив Linux, объединенный со всем ее стеком ПО.

SUSE воспринимается как «крупная драгоценность в короне коммерческих дистрибутивов Linux». Она появилась еще в 1992 г., и это был первый «distro», который вывел Linux на корпоративный уровень. Пока Red Hat не начала сосредотачиваться на аналогичных решениях в начале 21-го столетия, SUSE, как полагали, имела лучший Linux дистрибутив для коммерческого развертывания.

В настоящее время SUSE является третьей в табели о рангах корпоративных Linux ОС после Red Hat (которая лидирует на рынке Linux-серверов), и Ubuntu от Canonical (наиболее используемый дистрибутив в облаке).

Включение SUSE в планы HPE может также оказать влияние на судьбу другого дистрибутива SUSE, который появился в ноябре 2015 г., когда сообщество openSUSE (спонсируемое в значительной степени SUSE) выпустило openSUSE Leap.

В отличие от практики постоянных обновлений openSUSE, Leap рекламировался как готовое и стабильное индустриальное решение, с более медленным графиком выпуска и с более консервативным выбором ПО. Последняя бета-версия openSUSE Leap была выпущена около недели назад, а выход очередной стабильной версии намечен на 16 ноября.

openSUSE, как полагают, предназначена для разработчиков и администраторов. Она включает много общедоступных инструментов, имеет устойчивый и надежный рабочий стол, использует то же самое ядро, что и SUSE. Это – ценное дополнение для корпоративных решений HPE.

Заключение

Ресурс USA Today прокомментировал соглашение следующим образом – «HPE отделяет от себя еще одну часть, продолжая «затачивать» компанию. Однако Уитмен сказала, что «очень вряд ли» HPE будет и в дальнейшем откалывать части компании».

Ресурс The Street одобрил действия CEO HPE – «Начиная с отделения бизнесов персональных компьютеров и печати HP, Уитмен нажала на все правильные кнопки, ища возможности роста, включая M&A».

Ресурс Bloomberg заметил, что некоторые активы будут возвращены в их родную страну – «Micro Focus получит, в частности, проблемное приобретение НР – Autonomy, которая была основана в Великобритании. Соглашение было заключено еще при предшественнике Уитмен, Лео Апотекере (Leo Apotheker) в 2011 г.». Эта многомиллиардная сделка не принесла HP практически ничего. Одно из IT-изданий даже прокомментировало последние события заголовком «Autonomy возвращается домой».

Впрочем, достаточно и скептиков. Высказано и такое мнение – «это сделает HPE намного более привлекательной в отношении возможной продажи». Пока ожидается, что общий доход HPE вырастет всего на 3% за ближайший год. При этом в ПО, согласно прогнозу, доход за это время уменьшится приблизительно на 12%.

AWS Cloud Services – кто они?

«Амазон Web-сервисы» уже много лет на слуху. Но попробуйте назвать хоть несколько из них. Не получается? Исправим положение. Вот наиболее востребованные сегодня облачные IT-сервисы от Amazon, – и несколько ее идей для инициативных малых бизнесов.

AWS Cloud Services – кто они?

Облачный провайдер 2nd Watch недавно обнародовал результаты анализа 100 тыс. случаев использования предоставляемых им сервисов в публичном облаке, чтобы определить из них 30 самых популярных и наиболее часто используемых клиентами.

В общем, не удивительно, что два основных продукта AWS, – вычисления (compute) и хранение (storage), – опередили другие сервисы, показав 100%-ный результат.

AWS Cloud Services – кто они?

Первое место занял Amazon Simple Storage Service (S3), крупномасштабный и масштабируемый сервис объектного хранения (massively scalable object storage service). Однако 100% клиентов используют также AWS Data Transfer. В общем, это логично – если у вас есть данные в облаке, то вы должны получать их оттуда и отсылать туда в некоторый момент времени.

Почти столько же (99%) клиентов пользуются Amazon Elastic Compute Cloud (EC2), сервисом, который предоставляет клиенту виртуальную машину по запросу (on-demand virtual machine service). Здесь верно и обратное – если вы хотите получить такую машину, то, скорее всего, станете клиентом AWS.

Но некоторые другие результаты, по мнению исследователей, являются достаточно неожиданными и удивительными даже для них.

Четвертым наиболее используемым сервисом, с 89%, оказался Amazon Simple Notification Service (SNS). Это – платформа для внутрикорпоративной и мобильной передачи сообщений. Многие используют также лучшие практики публичного облака (public cloud best practices) с помощью специального сервиса AWS Cloud Trail (73%), который отслеживает и регистрирует деятельность клиента в аккаунте AWS.

Вместе с тем, у некоторых сервисов (которые, по всем расчетам, должны были бы стать популярными) удивительно низкое использование. Так, Amazon Virtual Private Network (Amazon VPN) используют менее половины клиентов, хотя он предоставляет «очевидно» полезные им логически изолированные виртуальные машины.

Берем в кавычки «очевидно». Это следует воспринимать следующим образом – только практика (согласно классикам) становится критерием истины. Каким бы полезным ни казался облачный сервис, обоснованно судить о его полезности можно только после пробного применения в определенной ситуации.

Менее 20% клиентов использует новые внутренние приложения Amazon под названием Workspaces and Workdocs, которые обеспечивают виртуальный рабочий стол и разделяемый ресурс хранения (storage sharing services).

Только 11% нашли смысл в сервисе AWS Storage Gateway, который реализует мост между локальной окружающей IT-средой и публичным облаком. Основная причина – стремление компаний работать все же скорее с локальными системами и данными, – по мере необходимости подтягиваемыми из облака или отправляемыми туда.

Аналогично, только 10% клиентов использовали Amazon Kinesis, движок обработки событий компании (event-processing engine). Тут дело в другом – далеко не все предприятия, особенно SME, освоили алгоритмы своей работы, управляемые событиями, и, как оказывается, далеко не все нуждаются в них.

Увеличив иллюстрацию Most popular AWS products (выше), вы сможете увидеть степень использования других сервисов и, при желании, более подробно ознакомиться с ними на сайте AWS.

AWS Cloud Services – кто они?

Фотографий, на которых CEO Amazon Джефф Безос (Jeff Bezos) улыбается, гораздо больше, чем тех, на которых он серьезен. Почему бы ему не улыбаться? Дела Amazon идут прекрасно

Двухмиллиардная компания из брошюры за 95 центов

Спустя пару месяцев после того, как Mitel объявила, что приобретет Polycom за $1,96 млрд., объединяя два коммуникационных бизнеса, Siris Capital Group предложила чуть больше - $2 млрд (по $12,50 за акцию).

«Вот интересное завихрение в одной из больших историй приобретения предприятий в 2016 г.», − написал ресурс TechCrunch, − Siris покупает Polycom за $2 млрд. наличными деньгами, а слияние Polycom с Mitel за $1,96B отменено.

 Polycom − оставить нельзя уничтожить

Это − несколько неожиданный поворот событий, поскольку Mitel и Polycom вели переговоры в течение 10 месяцев прежде, чем объявить о соглашении в апреле.

Mitel известна прежде всего своими IP решениями для телефонии, включая системы PBX, в то время как Polycom − давний лидер в услугах конференц-связи. В этом сегменте конкуренция в последнее время очень обострилась. Cisco купила Acano за $700 млн., IBM − Ustream и Clearleap, Atlassian − BlueJimp.

Конечно, дополнительные $40 млн. и выплата в наличных деньгах не являются решающим аргументом продажи. Главное в том, что соглашение будет поддерживать Polycom, одного из гигантов в видео и голосовой конференц-связи, как независимую компанию, − и независимо от того, что будет происходить в сегменте в дальнейшем.

Комментарий Дэна Молони (Dan Moloney), Siris Executive Partner в официальном заявлении:

«Polycom имеет 25-летнюю историю, ее продукты удовлетворяют коллаборативные аудио- и видео- запросы самых требовательных предприятий. Polycom является глобально признанным брендом, синонимичным с инновациями и наивысшим качеством.

Мы рады возможности быть партнером Polycom и его руководящего состава, поскольку компания соответствует инвестиционному вниманию Siris к телекоммуникационным фирмам для решения ответственных задач.

Промышленность переходит к гибридной, сочетающей on-premise и облачные технологии среды Unified Communications. Мы полагаем, что, как независимая частная компания, Polycom будет позиционирована наилучшим образом, чтобы оставаться лучшим в своем классе поставщиком коммуникационных решений».

Polycom такой сценарий развития событий, разумеется, устраивает больше. Под руководством Mitel ее неизбежно ждали перестановки в руководстве, возможные изменения в ассортименте и неизбежные в таких случаях сокращения персонала. Изменилась бы структура офисов Polycom во всем мире и ее партнерская сеть. Этого удалось избежать, и это − хорошие новости для всех пользователей ее продукции.

Но сегодня хотелось бы обратиться к истории Polycom, которая, как и многие компании 1980-90 гг. была фактически создана «на коленке»

Как я основал компанию с книгой за 95 центов от RadioShack

Джефф Родмен (Jeffrey Rodman) − соучредитель и главный технический евангелист Polycom, типичный гик и пианист. Он занимается, как он сам говорит, «естественными коммуникациями на неестественных расстояниях». Ниже приведен (в сокращении и от первого лица) его рассказ «о лучшей инвестиции, которую он когда-либо делал, и о том, почему маленькие взгляды являются большой идеей». Этой инвестицией была небольшая книжка за 95 центов, которую он купил в одном из магазинов RadioShack.

Company started «with» the book, not «because of» the book.
 Джеффри Родмен (Jeffrey Rodman)

 Polycom − оставить нельзя уничтожить

Джеффри Родмен с легендарной книгой в руках

Итак, это был март 1991 г. Я и соучредитель Polycom Брайан Хинмен (Brian Hinman), находились тогда в поездке, чтобы купить нужные компании компоненты.

Брайан и я знали друг друга в течение многих лет. Мы начали сотрудничать в 1984 г., когда была запущена PictureTel, пионер в создании гиперэффективных методов сжатия видео, которые до сих пор являются одной из важнейших составляющих интернет-технологий.

Именно тогда возникла идея, которая привела к созданию двухмиллиардной компании. Несколько лет спустя на ее основе мы решили сформировать Polycom. Как мы понимали, новая компания должна была создавать вещи, которые позволят людям общаться не только по видео, но и любым другим способом, по их желанию.

Как у всех стартапов, у нас тогда было много идей. Видеокоммуникации, текст, «контент» и графическая коммуникация были некоторыми из них, но мы решили начать с аудио.

 

 Polycom − оставить нельзя уничтожить

The Polycom process (1991). Пресса, − да и читатели, − любят истории о том, как «на салфетке» создавались основы большой глобальной компании. Достаточно вспомнить, что именно так в свое время был определен размер дисковода 5,25 дюйма − «примерно с эту салфетку»

Первый рабочий макет Polycom был беспроводной микрофонной системы. Но нам стало ясно, что мы нуждались в чем-то, что позволит общаться более широкой аудитории. Мы решили, что открытая аудиосистема, − что-то вроде «супермикрофона» с громкоговорителем, − будет лучшим вариантом.

Создание компактного и мощного громкоговорителя, воспроизводящего звук без искажений, представлялось наиболее важной частью работы. Но проектирование такого спикера было большой проблемой. Он должен был давать звук исключительного качества в очень тесном пространстве. Такого еще никто никогда не делал. В результате мы пошли в наше излюбленное место под названием RadioShack, поскольку нуждались в прорыве при создании нужного громкоговорителя.

 

 Polycom − оставить нельзя уничтожить

Фотография 1980-х гг. Магазин RadioShack − мекка американских радиолюбителей того времени

Сегодня магазины RadioShack почти забыты как «вдохновенное излюбленное место» (inspirational stomping ground), но с конца 1970-х и вплоть до начала 1990-х это был один из творческих эпицентров, душа Силиконовой Долины. Они поддерживали поколения «жестянщиков» (tinkerers) и предпринимателей, которые начинали с малого.

«Big things come from small packages» − «большие вещи достаются из маленьких пакетов». Да, это - клише, но оно хорошо описывает ситуацию, когда предприимчивые люди создают большие возможности из незначительных ресурсов.

Стартапы редко имеют много наличных денег, − как и Polycom тогда. Если стартовых денег много, легко упустить то, почему мелочи имеют такое значение в бизнесе и в жизни. «Люди типа RadioShack» (RadioShack-type people) могли заставить вещи работать, разобрать их и создать еще что-то новое. Брайан и я были «людьми RadioShack».

Некоторые преследовали другие интересы. Кто-то стал преподавателем, а кто-то, − например, Воз (Steve Wozniak) из Apple, или соучредитель Pixar Альви Рей Смит (Alvy Ray Smith), − сумел преобразовать свой творческий гений в коммерческий успех.

Вот пример маленькой вещи, на вид несоответствующего шага, на пути к Apple: Стив Возняк и Стив Джобс, фактически балуясь, построили их собственную «синюю коробку» (blue box). Это было самодельное электронное устройство, которое искажало тембр голоса и использовалось друзьями для телефонных розыгрышей. 

 Polycom − оставить нельзя уничтожить

Blue Box в Powerhouse Museum (Филиал Museum of Applied Arts & Sciences в Сиднее). Кстати, сайты этих музеев настоятельно рекомендуются к просмотру фриками, гиками и нердами

Эти шутки, вскоре получившие нарицательное название «blue boxing», стали хитом после появления статьи «Secrets of the Little Blue Box» в журнале Esquire в октябре 1971 г.

Однако то устройство было сделано не на аналоговом транзисторном генераторе. В основе Blue Box находился TRS-80, один из первых доступных персональных компьютеров, − и одно из первых компьютерных устройств RadioShack. В тот печальный день, когда RadioShack объявила о своем банкротстве (2015), журнал Wired написал − «Без RadioShack не было бы Blue Box. Без Blue Box не было бы Apple».

Но вернемся к Polycom. Для нас это был праздник и источник воодушевления − ходить в RadioShack. Однажды я нашел там ту небольшую красную книжку с прозаическим названием «Building Speaker Enclosures». Я полагаю, что 95 центов, которые я заплатил за нее, были неплохой начальной ставкой в нашей игре.

До этого мы думали, что спикеры должны быть крупными, чтобы получить хорошую звукопередачу и низкие искажения. Но мы нуждались в высокоэффективном спикере, компактном, но в то же самое время изолированным от микрофонов, которые находились бы всего в нескольких дюймах от него. Решение дала именно эта книга. Она объясняла понятие «акустической приостановки» (acoustic suspension), и мы поняли, что этот подход решит проблемы нашего воображаемого детища.

 Polycom − оставить нельзя уничтожить

То, благодаря чему появилась Polycom − Глава 2: «Как построить систему акустической приостановки»

Грубо говоря, нужно было всего лишь разделить акустическую окружающую среду в пределах небольшого пространства. Эта изоляция была прорывом в работе продукта. Мы построили нашу первую физическую модель за выходные, фактически, используя то, что лежало у нас под ногами.

В первые годы наши жизни вращались вокруг эскизов, телефонных звонков, паяльников и программ для компьютера. Да, именно программ. Ключ был в алгоритмах, которые позволили подавить эхо и предотвратили обратную связь, позволяя обеим сторонам телефонного звонка одновременно говорить в запутанной акустической картине.

Затем мы обратились в фирму промышленного дизайна James Bleck Associates, с которой работали еще в PictureTel. Они быстро придумали для нас дюжину эскизов концепта, и, в конце концов, один из них стал культовой SoundStation.

 Polycom − оставить нельзя уничтожить

Один из наиболее футуристичных ранних эскизов Polycom SoundStation

Стив Джобс по этому поводу однажды хорошо сказал − «Требуется большая и тяжелая работа, чтобы сделать что-то простым, действительно понять основные проблемы и придумать изящные решения».

В 1992 г. Polycom, наконец, представила свой первый продукт миру. Система аудиоконференций SoundStation родилась из смешения идей из нашей книги, талантов многих людей и метода проб и ошибок. 

 Polycom − оставить нельзя уничтожить


Первая «боевая» Polycom SoundStation 1992 года

К концу 1992 г. мы заработали наши первые $1,4 млн. дохода и вырастили компанию от двух до 50 сотрудников. Позже мы продолжали развивать вещи, которые позволяют людям сотрудничать всеми способами, которыми они хотели. Добавились графика и контент, а затем − видео и сеть.

Все это было достигнуто маленькими шагами, − или непосредственно нами, или, в нескольких случаях, с другими компаниями (ViaVideo и др.), которые сделали необходимые маленькие шаги сами и принесли спелый фрукт к столу.

К 1998 г. мы достигли дохода в $100 млн. Два года спустя мы уже получили эти $100 млн. за квартал. В 2008 г. мы пересекли рубеж в $1 млрд. Сегодня более пяти млн. человек в более 400 тыс. компаний и учреждений во всем мире бросают с Polycom вызов расстоянию с безопасным видео, голосом и содержанием.

И вот в июле 2016 г. Siris Capital Group объявила о намерении приобрести Polycom за $2 млрд. Неплохой возврат на инвестиции в 95 центов.

 

 Polycom − оставить нельзя уничтожить

Согласно локальному сайту компании, наиболее популярными моделями сегодня (если говорить только о SoundStation, истории которых посвящен этот материал) являются модели Polycom SoundStation IP 5000, 6000 и 7000 (на фото)

Вместо заключения − RadioShack

Можно только порадоваться за Polycom, которая остается ведущей компанией в области конференц-связи. Но заключение все-таки будет посвящено RadioShack.

Исторически RadioShack, в том виде, в каком его в течение десятилетий любили «самоделкины» многих стран, выполнил свою роль. Но что пришло ему на смену?

 

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT